СЕЙЧАС +22°С

Владимир Никитеев: «В Забайкалье воров в законе нет»

... данный центр не интересуют осуждённые вообще, а интересуют осуждённые в частности: те, кто платит деньги за некие услуги. Моё отношение к центру следующее: Черкасов упорно бросается на те амбразуры, которые уже двадцать лет не стреляют.

Начальник краевого УФСИН Владимир Никитеев в рубрике «Гость портала» «Чита.Ру» рассказал, что он думает о пожаре в ИК-10, деятельности Забайкальского правозащитного центра и творчестве Сергея Довлатова.

- Почему именно эта сфера деятельности наиболее вас заинтересовала?

- В детстве мне хотелось быть сыщиком. Получив юридическое образование, поступил на службу в оперативный отдел исправительного учреждения. Прежде всего привлекала борьба за справедливость. Это та сфера деятельности, где реально можно повлиять на результат своего труда, на исправление осужденных. Что я и сотрудники УФСИН пытаемся сделать. Это не формальная работа, очень живая и очень хлопотная. Поэтому исправление наших осуждённых – это, конечно, мечта и сверхзадача.

- В настоящее время проходит реформа МВД, ожидается ли реформа в системе исполнения наказания? На Ваш взгляд нужна ли реформа УИС?

- Реформирование уголовно-исполнительной системы осуществляется в соответствии с Концепцией развития УИС до 2020 года, утверждённой Правительством Российской Федерации 14 октября 2010 года. Реформа, безусловно, нужна. Когда-то надо начинать. На реализацию реформы понадобятся немалые денежные вложения, потребуются квалифицированные кадры. Замысел реформы прекрасный. Если мы все сделаем, как задумывали, то и результат (исправленный осуждённый) будет лучший. Количество исправившихся осуждённых будет гораздо выше. В этом вся цель реформы. Поэтому – реформа нужна, однозначно!

- Не секрет, что дедовщина в вооружённых силах в какой-то мере помогает офицерам контролировать солдат руками старослужащих. Можно ли говорить о том, что тюремная иерархия тоже нацелена на это?

- Вопрос очень интересный. Как офицеры в армии пытаются контролировать ситуацию, так порой и сотрудники уголовно-исполнительной системы рычагами тюремной иерархии пытаются контролировать ситуацию в колониях. Это совершенно недопустимо. Мы с этим боремся, изживаем это явление различными способами. Концепция развития уголовно-исполнительной системы, в том числе, направлена на то, чтобы осуждёнными руководили только сотрудники. Тюремное содержание осуждённых также нацелено на это: чем меньше осуждённых будет содержаться вместе, тем труднее будет удержать тюремную иерархию. Сегодня мы изжили это явление, практически, но элементы тюремной иерархии ещё действуют. В отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Забайкальского края можно сказать смело, что субкультурой тюремной иерархии они не пользуются.

- Сколько составляет средняя зарплата сотрудника УФСИН?

- Средняя заработная плата сотрудника уголовно-исполнительной системы Забайкальского края составляет двадцать три тысячи рублей.

- Существует ли статистика в вашей деятельности? Ведётся ли подсчёт, скажем, воров в законе? Можно узнать сколько их в Забайкалье?

- В Забайкалье воров в законе нет. Статистика такая ведётся.

- Забайкалье называют краем ссыльно-каторжных. На мой взгляд, это не совсем верно. Скажите, сколько человек в настоящее время находятся в учреждениях ФСИН на территории края?

- В учреждениях уголовно-исполнительной системы Забайкалья в настоящее время содержится порядка девяти с половиной тысяч человек. Здесь всё дело в менталитете. Из нашего региона для отбывания наказания отправляется больше осуждённых, нежели направляется к нам. Ссыльно-каторжный менталитет, безусловно, влияет на Забайкалье, как целая идеология. В начале XX века cсылка на поселение в наш край имела название «в отдалённейшие места Сибири». Направлялись в Сибирь за целый ряд преступлений: отвлечение от веры, оскорбление святыни, оказание неуважения к верховной власти, бунт, измену, сопротивление властям, подстрекательство к нападению и др. Но это уже история.

- Какое отношение у вас сложилось к деятельности Виталия Черкасова и возглавляемого им Забайкальского правозащитного центра. Есть ли в их работе какие-то плюсы для вас. Или всё-таки они вам мешают?

- Правозащитный центр – это очень громко сказано. В самом названии (автономная некоммерческая организация правовых, информационных и экспертных услуг «Забайкальский правозащитный центр») уже заметна коммерциализация. Если принципиально, то здесь речь идёт не о защите прав осуждённых и поиске истины (что на самом деле произошло с тем или иным осуждённым), а о зарабатывании денег. Так как данный центр не интересуют осуждённые вообще, а интересуют осуждённые в частности: те, кто платит деньги за некие услуги. Моё отношение к центру следующее: Черкасов упорно бросается на те амбразуры, которые уже двадцать лет не стреляют. Если бы это было двадцать лет назад, то было бы понятно, что Черкасов такой отважный человек, который не боится тоталитарной системы, не боится КГБ. Были в России такие правозащитники, как Анатолий Марченко, Лариса Богораз. Это, действительно, известные, отважные люди! А есть некто Черкасов, который таким образом зарабатывает деньги и себе имидж. Красной нитью в деятельности центра прослеживается тема преследования непосредственно самого Черкасова правоохранительными органами. Гражданин Черкасов пытается представить себя гонимой жертвой. Я думаю, что у Виталия Черкасова есть голубая мечта: попросить некоего политического убежища в какой-нибудь приятной Англии и жить там на пособие. Вот весь замысел созданного им центра. Конструктивно работать мы пытались. Не получилось ни разу. Потому что истина не интересует Черкасова никоим образом. Плюсов по сути нет, так как он отнимает очень много времени на надуманные проблемы, отвлекая нас от решения реальных дел.

- Читали ли вы «Зону» Довлатова. Много ли там того, о чём вы могли бы сказать — «да, это правда». Интересуетесь ли вы подобной литературой?

- Да, я читал повесть Сергея Довлатова «Зона». Подобное произведение мне интересно, прежде всего, как специалисту. Всё, что описывается в произведении – правда периода 60-х годов прошлого столетия. Сергей Довлатов - талантливейший писатель. Его повесть «Зона» - «взгляд с той стороны», скажем так. Всегда пишут изнутри. Здесь иной подход. Автор проходил службу во внутренних войсках в должности конвоира, затем в должности начальника караула. Поэтому то, о чём он пишет, - знает не понаслышке. Советую всем прочитать. К слову сказать, в 1992 году по повести «Зона» был снят фильм «Комедия строгого режима».

- Слышал из надёжных источников, что вы много делаете для наведения порядка в исправительных учреждениях Забайкалья! Естественно, что этому сопротивляется всякая воровская нечисть, будоража общественное мнение. В связи с этим вопрос: «Что, на ваш взгляд, необходимо сделать для того, чтобы »блатной мир« в России был уничтожен?». И ещё один вопрос: «Как вы относитесь к введению смертной казни в России?»

- Как гражданин, к введению смертной казни в России я отношусь положительно. Как представитель уголовно-исполнительной системы – отрицательно. Пожизненное заключение ничем не легче, чем смертная казнь. Как человек я эмоционально понимаю, что не должен жить тот убийца, который надругался над малолетней девчонкой, изнасиловал и убил её – это, безусловно. «Блатной мир» - это менталитет, система ценностей, это целая идеология. Если брать «блатной мир» как таковой, то его сейчас нет, так как, все его основные носители давно коммерциолизировались и обогатились. Все воровские традиции модернизированы под коммерциализацию. Здесь, по большому счету, речь должна идти об уничтожении преступности. Для этого необходимо, чтобы у всех людей была работа. Грубо говоря, чтобы люди не демаргинализировались, не превращались в люмпенов безработных. В этом случае питательной среды для «блатного мира», в принципе, не будет. Это очень принципиальный вопрос, так как даже в таких очень благополучных странах, как Англия, проявился преступный мир таким образом. Бездельники, живущие на пособие налогоплательщиков, которые разучились работать и не хотят работать, являются питательной почвой для преступного мира. Одной из составляющих в вопросе уничтожения преступности является честность властей, их профессионализм, некоррумпированность. Сколько существует человечество, столько и существует преступность. Другое дело – организованная или нет. При условии, когда у каждого человека будет работа, и он будет зарабатывать на жизнь трудом – организованной преступности не будет. В противном случае – всегда найдётся тот, кто может построить «пехоту» в своих интересах.

- О пожаре в Краснокаменской колонии было много сказано и написано. Как вы оцениваете свою работу, как начальника управления. и работу своих подчинённых в той экстремальной ситуации?

- В рамках чрезвычайных обстоятельств в момент пожара в краснокаменской колонии сотрудники УИС края сработали очень неплохо. Достаточно сказать, что не было пострадавших и раненых ни среди сотрудников, ни среди спецконтингента. Эвакуация части осуждённых из ФКУ ИК-10 (это почти 500 человек) прошла очень организовано и быстро. Все были устроены в надлежащие условия в других забайкальских колониях. Все организационные вопросы были решены в течение двух дней. Я считаю, что в данной экстремальной ситуации сотрудники УФСИН сработали на твердую «четвёрку».

- Говорят, что вы верите в Бога. Это правда? После просмотра фильма«Территория пыток» в это трудно поверить?

- Богу – богово, а кесарю – кесарево. Верю ли я в Бога? Все верят. Я думаю, что я верю. Если бы мне удалось, действительно, уверовать, то я бы, наверное, жил гораздо проще. Ибо люди воцерковленные совершенно спокойны. Потому что, как говорил Никита Михалков: «Свобода – это абсолютное доверие Богу». Если бы такое произошло, я бы был абсолютно спокоен, во всём видя промысел Божий. Пока не удаётся… Мои отношения с Богом? Пытаюсь их строить. Пытаюсь максимально воцерковиться. Тем, кому трудно поверить в это после просмотра постановочных фильмов – на любителя: если Вы верите, что это правда, то оценивайте так.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter