СЕЙЧАС +19°С

Честное государственное, долговые пропасти и пустые сёла - обзор недели

Всё будет хорошо. Плохо только то, что государство в очередной раз продемонстрировало рискованность попыток работать с ним на принципах «честного слова».

Артём Стромилов: В какую пропасть катится Забайкалье?

На этой неделе из открытых источников - сайта госзакупок - стало известно, что Забайкальский край, а точнее региональный минфин готов залезть в новые долги и открыть шесть кредитных линий в коммерческих банках на общую сумму примерно в 1,8 миллиарда рублей под 12% годовых на три года. То, что какой-либо российский регион берёт подобные кредиты для нужд своего бюджета - не ново и не является чем-то экстраординарным, но в нашем случае это категорически не увязывается с тем, что говорит и обещает министр финансов Андрей Кефер.

Нестыковок множество, и понять их невозможно. Во-первых, в мае Кефер заявил, что Забайкалье первым в России получило миллиард рублей на замену части коммерческих кредитов гораздо более дешёвыми - бюджетными. Просто так гораздо выгоднее - отдавать долг государству за смешной процент, чем банку - за вполне реальный. Это и средств бюджету должно сэкономить. Во-вторых, в июле министр финансов края вдруг заявил, что июньская зарплата забайкальских бюджетников задерживается в виду того, что региону просто необходимо было погасить долг перед Федеральным казначейством, чтобы не подмочить кредитную историю и продолжить брать «дешёвые» госзаймы, а не коммерческие под 12% годовых. Министр уверил депутатов заксобрания, что эта работа сделана, кредитная история не подмочена, а зарплаты начнут вот-вот выплачивать. Ну и, в-третьих, на последней парламентской сессии 16 июля краевые депутаты поддержали закон, увеличивающий дефицит бюджета Забайкалья почти на полмиллиарда рублей - до 7 миллиардов. И опять, министр Кефер, объясняя народным избранникам за счёт чего появятся источники покрытия складывающегося дефицита, заявил, что это будут кредиты: 360 миллионов рублей - бюджетные и только 40 миллионов - коммерческие.

А теперь как можно объяснить, что регион, который всячески открещивается от дорогих коммерческих кредитов, якобы делает всё, чтобы от них сначала избавиться и не брать, получая внушительные деньги от государства на перекредитование и жертвуя зарплатами бюджетников, уже 16 июля с помощью краевого департамента госзакупок объявляет аукцион на коммерческие кредитные линии, которые будут стоить Забайкалью более чем 600 миллионов рублей? Как я понимаю, более полумиллиарда рублей, которые получат за свои услуги банки, из края просто исчезнут в течение трёх лет и от этого становится страшно. Причин тут, на мой взгляд, несколько, но, по всей видимости, ключевая - затраты на проведение международного фестиваля «Студвесна стран Шанхайской организации сотрудничества». Видимо, край не очень-то грамотно рассчитал гигантские расходы - почти 1,2 миллиарда рублей, а главное, способы их покрытия, и теперь в спешном порядке латает дыры, увеличивая дефицит, залезая в кредиты, забирая деньги бюджетников, перераспределяя средства и так далее. Это лишь мои догадки, а пояснений от министра финансов Андрея Кефера пока что получить не удалось. Поэтому прошу считать данную публикацию официальной просьбой к главе краевого минфина дать ИА «Чита.Ру» интервью, в котором разъяснить резкие повороты региональной финансовой политики.

Екатерина Шайтанова: Новиченко вместо Сидорова

Сразу несколько источников в правительстве края на этой неделе назвали ИА «Чита.Ру» фамилию руководителя департамента имущества и земельных отношений Сергея Новиченко в качестве будущего вице-премьера - министра экономического развития края. Алексея Сидорова, работавшего в Забайкалье с октября 2013 года и живущего в гостинице, губернатор Забайкалья Константин Ильковский 10 июля от должности освободил. Всё это время Сидоров носил приставку "и.о.", что вкупе с гостиницей, легкомысленными кудрями и заявлениями о целесообразности вложений средств бюджета в подозрительные сайты как бы намекало на некоторую политическую недолговечность.

Комментария Ильковского, впрочем, как и комментария Новиченко, «Чита.Ру» на момент публикации получить не удалось. Сам Сидоров заявил агентству, что впереди у него ещё уйма планов.

Родом из Белоруссии, а приехавший из Москвы, Сидоров представлял собой ту часть команды Ильковского, с которой со своими дровами в лес не ходит, и был отправлен в отставку первым. Все остальные, притащенные властью из других регионов, соратников Ильковского, работают. Вероятнее всего, Сидоров всё же был чужой среди несвоих - пытался курировать работу по программе развития Дальнего Востока и Забайкалья. Но Забайкалье из неё исчезло на федеральном уровне. И, скорее всего, у него, Сидорова, кончились возможности управлять процессом.

Назначение Новиченко же, если оно состоится, будет уже привычной практикой Ильковского - затыканием дыр. Мы уже проходили историю с назначением министра образования. Тогда от кадровой безысходности Ильковский взял на эту должность директора колледжа. Сейчас ситуация, несмотря на внешнее благополучие кадрового решения, так же грустна: людей, готовых возглавить ключевые посты, у Ильковского почти не осталось, и одеяло ответственности правительства тянется то на голову, то на бока, то на близкие, но не свои коленки.

Татьяна Пояркина: Пустая жизнь

Одиннадцать сёл Забайкальского края за последние четыре года опустели. Из них уехали все без исключения жители.

Сестра недавно вернулась из села Ишага Нерчинско-Заводского района. Ездила к родственникам мужа на две летние недели. Рассказывает, что село выживает — практически при смерти. В этом году в местную школу записался один первоклассник. Сотовой связи нет. Единственный старый таксофон все две недели её каникул не работал. В него в начале лета попала молния и всё. Люди, выживающие за счёт хозяйства и огорода, на последнем издыхании. Другие — пьют.

Пустые сёла. Пустая жизнь. Пустая власть.

Андрей Козлов: Государственное слово

Гендиректор компании «Энергожилстрой», председатель комитета по местному самоуправлению заксобрания Забайкальского края Виктор Лопатин в ходе парламентской сессии 16 июля заявил, что регион задолжал ему около 400 миллионов рублей за строящиеся в регионе объекты, в том числе более 300 миллионов за общежитие для фестиваля «Студвесна стран ШОС», и его компания находится на грани банкротства. Депутаты Александр Филонич и Андрей Никонов поддержали коллегу, подчеркнув, что край должен денег и им.

Сказанное Лопатиным и Филоничем в части публичных заявлений - событие далеко не недели. И если уж не года, то полугодия – точно. Если уж немногословный глава «Энергожилстроя» прилюдно говорит о проблемах стоимостью 400 миллионов рублей, значит что-то действительно пошло не так. А когда его в этом поддерживает Филонич, который несколько недель назад предлагал журналисту «Чита.Ру» расслабиться и получать удовольствие, то понятно, что заказчики всего этого великолепия в одностороннем порядке перешли некие некогда незыблемые границы (надо будет – перешагнут и другие).

Я полагаю, что регион и с Лопатиным, и с Филоничем рано или поздно расплатится – сложно представить, чтобы две крупнейшие строительные компании региона оставили с носом. Расплатятся и с региональными бюджетниками, которым впервые, по-моему, с момента прихода к власти Владимира Путина задержали заработную плату и которые в этой связи бросились писать презираемые на всех уровнях анонимные комментарии в интернете – другие и другого нельзя. Забудется неприятный осадок, появившийся через неделю после шикарного международного фестиваля, встряхнувшего город в самом хорошем смысле этого слова.

Всё будет хорошо. Плохо только то, что государство в очередной раз продемонстрировало рискованность попыток работать с ним на принципах «честного слова».

Валентин Булавко: Ждём беженцев с/из Украины?

Приехали. На читинском ипподроме развернули и испытали пункт временного размещения пострадавших в чрезвычайных ситуациях. В нём забайкальские власти планируют разместить беженцев из восточных областей Украины, которые, по всей видимости, всё-таки прибудут в Читу.

На ипподроме 16 июля собралось немало журналистов, все они ждали Геннадия Чупина. Зампредседателя правительства края мог подтвердить информацию о том, что в лагере уже скоро планируют разместить людей, покинувших украинский восток. Чупин не появился, но догадки о причине учений подтвердил замначальника департамента ГО и ЧС Забайкальского края Михаил Стуков, сразу назвавший их подготовкой к возможному приезду гостей с Донбасса и Луганщины.

Пункт временного размещения проверяли на фоне заявлений краевого минсоцзащиты, собирающегося организовывать жизнь вынужденных переселенцев, и всё того же Геннадия Чупина, призвавшего забайкальцев помочь с размещением беженцев. «Ждём-с!» - как бы говорили краевые власти между строк.

И вроде бы понятно – люди со всей России должны посильно помогать притесняемым собратьям: проводить антиукраинские митинги, искать «пятую колонну», посылать гуманитарную помощь на «Гуранах». Но мне не ясно, зачем отправлять 180 человек – а именно столько вмещает лагерь – жить в палатках за 6 000 километров от дома.

Мария Шестакова: Дети без права на родителей

Краевое минсоцзащиты обнародовало на неделе спорную статистику. За 6 месяцев 2014 года иностранцы не усыновили ни одного ребёнка в Забайкальском крае. Для сравнения - в 2012 году американцы усыновили 12 детей из нашего региона - это 10% от общего числа усыновлённых.

Не жалуют приёмных родителей из США в России после принятия «Закона Димы Яковлева», названного так в память о ребёнке, погибшем по вине приёмных родителей в Америке, закон приняли в 2013 году в ответ на «акт Магнитского».

Грустные последствия, хотя все знали, что так оно и будет. Не буду рассуждать об ответственности, возможно, непомерной, которую взяли на себя власти, когда сознательно лишили многие сотни детей в стране возможности обрести семью, пусть даже в ней родители говорили бы на другом языке. Всё уже было сказано ещё тогда во время принятия. Сегодняшняя правда такова, что не может наше государство обеспечить детям-сиротам, в том числе детям-инвалидам, полноценную «компенсацию» того, чего они были лишены. Нельзя заставить российских граждан брать детей под свою опеку и усыновлять их в большем количестве, чем есть. Увеличение возможных выплат, упрощение процедуры – слишком великий соблазн для тех, кто будет брать детей из практических соображений. А у нас историй печальных с усыновлением российских детей куда больше, чем в Америке.

И жаль, что задумались об усыновленных детях, погибших в США лишь после принятия списка. Не верю, что невозможно было обсудить с американской стороной возможные способы контроля над состоявшимися усыновителями под угрозой всё того же запрета усыновления. Найти другие способы. Запретить гораздо проще, чем решить проблему, у которой, возможно, решения вовсе нет. Страшно, что никто не застрахован, потому ввязываться в проигрышную битву не хочется. Ведь тогда придётся подписаться, разделить вину за каждого погибшего малыша: американцы плохие – не доглядели, россияне плохие – видели, кому отдавали. Всегда проще сделать вид, что виноват кто-то другой, что ответственность была на одной стороне.

Но перестаёт ли маленький человек, после того как примет другое гражданство, быть россиянином?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter