Все новости
Все новости

Как в ЗабГУ две кафедры бились — в обзоре краевых СМИ

«...Говорят, что секретарь приемной комиссии юрфака кричал в фойе на студентов-журналистов, которые патрулировали коридоры во время работы приемной комиссии...»

Объединение ЗабГГПУ и ЧитГУ в один большой университет до сих пор откликается большими и малыми проблемками и проблемищами. Описать эти проблемы под силу молодым журналистам и специалистам по связям с общественностью, подготовкой которых в новом вузе занимаются сразу две кафедры.

Объединить бы этим кафедрам усилия и начать готовить специалистов вдвое эффективнее, но как бы не так. Благородное сотрудничество уступило место жестокой конкуренции, наблюдая за которой, становится страшновато за рассудок работников вуза. Ирина Халецкая в газете «Эфффект» описала подробности этой «добросовестной внутренней конкуренции». «Студенты юрфака стояли на улице, хватали за руку абитуриентов и вели в аудиторию №17. Чтобы их ничего не смущало, были убраны все наглядные материалы соседней кафедры –листовки, объявления, буклеты. Говорят, что секретарь приемной комиссии юрфака кричал в фойе на студентов-журналистов, которые патрулировали коридоры во время работы приемной комиссии».

На сайте университета о кафедре размещен немного странный текст: «Выпускникам присваивается квалификация «Специалист по связям с общественностью». Специфика данной специальности заключается в подготовке специалистов, ориентированных на профессиональную деятельность в международном информационном пространстве. Кафедра осуществляет обучение студентов по циклам общих профессиональных дисциплин и дисциплин специализации, таким как «Теория и практика связей с общественностью», «Теория и практика массовой информации», «Основы теории коммуникации», «Современная пресс-служба» и так далее».

Тем не менее, если посмотреть на работу кафедр, то они существенно отличаются друг от друга. Что касается кадрового состава, то сегодня на кафедре журфака работает 19 специалистов. Из них два доктора наук, четыре кандидата наук, а также преподаватели- практики, в том числе и руководители СМИ.

Кроме того, на кафедре журналистики имеется медиакластер – это радиостудия,телестудия, три печатных издания и профессиональный сайт «Журфак», где студенты могут оттачивать свои профессиональные навыки.

Такой «кузницы» у второй кафедры нет. А все профильные дисциплины, по данным сайта, читает один преподаватель.

Ловушка для абитуриента

Возникает вопрос, как две практически одинаковые кафедры уживаются в одном университете? Ответ на этот вопрос предоставила семья, наблюдавшая за поступлением своего ребенка.

«Набор шел в одном корпусе на Чкалова. Кафедра журналистики и связей с общественностью работала в аудитории №16, параллельная кафедра – в аудитории №17. Студенты юрфака стояли на улице, хватали за руку абитуриентов и вели в аудиторию №17. Чтобы их ничего не смущало, были убраны все наглядные материалы соседней кафедры –листовки, объявления, буклеты. Говорят, что секретарь приемной комиссии юрфака кричал в фойе . На студентов-журналистов, которые патрулировали коридоры во время работы приемной комиссии», – рассказали родители абитуриента.

По словам собеседников «Эффекта», тех абитуриентов, которые уже четко решили, что желают учиться по профилю «Реклама и СО в коммерческой сфере», продолжали уводить в 17-ю аудиторию.

«Студенты юрфака дезинформировали абитуриентов, утверждая, что им вручат три диплома, что странно для подготовки по одному направлению. Среди таких студентов-консультантов не было тех, кто обучается по направлению «Реклама и связи с общественностью»», – добавили родители абитуриента.

Поинтересовавшись у студентов, обучающихся на кафедре журналистики и СО, мы узнали, что довольно большое количество желающих получить образование переводится с «политеновского» юрфака на «педовский» филфак.

«В среднем в группах нашей кафедры обучаются 15 человек, есть группы, в которых по 25 студентов. С той кафедры за время учебы на наше направление перевелось более 25 человек, было бы больше, если бы ребятам с той стороны не запретили перевод, они не могли закрыть сессию – обязательное условие перевода», – рассказал один из студентов- журналистов.

По информации обучающихся на второй кафедре, среднее количество студентов в группах 3-5 курсов – 5 человек. Второй курс и вовсе отсутствует, поскольку в прошлом году набор не состоялся.

Подтвердить информацию у сотрудников кафедр и специалистов приемных комиссий корреспонденту «Эффекта» не удалось. В первом случае – по причине отпуска преподавателей, во втором – из-за явного нежелания общаться.

Обе кафедры важны, обе кафедры нужны

В свою очередь декан юридического факультета Андрей Макаров опроверг информацию о какой-либо войне на кафедрах, отметив, что это «добросовестная внутренняя конкуренция».

«Я слышал, что были претензии по поводу работы приемных комиссий, но заявлений хватает для работы всех направлений в прежнем режиме. Вероятно, проблема была в том, что дети не совсем понимают специфику кафедр. У нас связи с общественностью в государственном и муниципальном управлении, а там – в коммерческой сфере. Возможно, что и специалисты приемных комиссий звали на свое направление, как они и должны были делать. О ругани не может быть и речи», – сообщил Макаров.

По его мнению, специализации у направлений разные и они не пересекаются. Также декан добавил, что сокращения какой-то из двух специальностей пока не предвидится, однако такой вариант не исключен в связи с сокращением числа абитуриентов.

«Только 12 направлений в этом году не будут работать, поскольку не добрали нужного количества студентов. Мы сначала и с кафедрой журналистики спорили, где работать, но решили, что каждый будет заниматься своим делом. Хотя, возможно и когда-нибудь одна из кафедр закроет свое направление», – рассказал он.

Тем временем вероятность, что одна из специальностей может закрыться, действительно есть. Как рассказывают преподаватели вуза, необходимо 15 человек, чтобы курс начал свою работу в новом учебном году. Обе кафедры, имеющие свои достижения, нужны и важны.

«На кафедрах есть и сотрудники федерального уровня, и техническая база. Между прочим, наша кафедра занимает II место по России.’Это достижение не только направления, а Забайкалья в целом. У нас проводится всероссийский фестиваль «Перспектива». На кафедре журналистики есть свои не менее важные достижения. Проблема не в количестве направлений, пусть их будет больше – это выбор для абитуриентов. Проблема в отсутствии оных, зачастую вчерашние школьники хотят вообще уехать из Забайкалья в поисках перспектив трудоустройства. Это более важная проблема, но ее решение, увы, не в наших силах», – сказал Макаров.

«Эффект» намеревается осветить этот вопрос с точки зрения сотрудников кафедр, а также поднять вопрос сосуществования других специальностей.


Ирина Халецкая, «Эффект» № 31

Одной из главных тем уходящего месяца стало заметное и болезненное для всех повышение цен на бензин. Газета «АиФ-Забайкалье» по горячим собрала несколько комментариев специалистов, которые утверждают, что снизить цены на бензин в Забайкалье не только нужно, но и действительно можно. Самые высокие цены, по словам руководителя автомобильного клуба любителей внедорожников «Диверсант» Семёна Шифрина, всегда наблюдаются там, где нет конкуренции среди АЗС. «Нужно заявлять властям о своём недовольстве ценами на бензин. Потому что если подорожает бензин, то вслед за ним подорожает все: продукты, промтовары, услуги», - говорит Шифрин забайкакльцам уже далеко не первый год.

– Почему такой разброс в цене? – спрашивает Владимир Иванов. – Например, в Могоче стоимость автомобильного топлива марки АИ-92 стоит 34 рубля за литр, а в Нерчинске или у нас, в Балее, 38 рублей.

На этот счёт у Семёна Шифрина – своё мнение:

– Потому что конкуренции нет. Я много езжу по стране и вижу совсем другие примеры. Нужно заявлять властям о своём недовольстве ценами на бензин. Потому что если подорожает бензин, то вслед за ним подорожает все: продукты, промтовары, услуги.


Ольга Орлова, Константин Чиров, «АиФ-Забайкалье» № 31

Архитектор Виктор Кулеш со страниц «Вечорки» бьёт тревогу по ситуации со знаменитой церковью в Калинино. Предыстория такова: неподалёку от Нерчинска в аварийном состоянии в любой момент готово развалиться «самое древнее капитальное строение от Байкала до Тихого океана». Отремонтировать церковь к 2012 году обещал Гениатулин, затем эстафету обещаний подхватил Ильковский, но время идёт, план реконструкции давно готов, даже собрано более 11 миллионов рублей, а церковь до сих пор находится в плачевном состоянии. В последнее время архитектор приходит к мысли о том, что нынешней власти будет удобнее и лучше, если здание окончательно рухнет. Потому что построить новый храм Успения Пресвятой Богородицы с нуля будет дешевле. «Для нас это уникальный памятник во всех смыслах. В этом храме отбывал наказание митрополит Ростовский Григорий Дашков, который претендовал на звание Патриарха, возвысившийся при Петре, а при Анне Иоанновне попавший в опалу. Он здесь четыре года провел в крошечной каморке в заточении. Существует легенда, что на погосте храма сам Хабаров захоронен. И это хорошо, когда храм обрастает своими легендами, он становится интересен туристу», - комментирует Кулеш недопустимость постройки новодела.

Напомним, одним из инициаторов восстановления церкви был первый губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин. В далеком уже 2010 году он даже пообещал, что ее восстановят в 2012 году – в год ее 300-летия. Прошло четыре года. В крае новый губернатор, а теперь еще и новый епископ, вот только с церковью в Калинино все по-старому, она продолжает разрушаться и зарастать быльем. Складывается такое ощущение, что до нее никому нет дела. Но «Вечорка» нашла человека, для которого все происходящее сегодня с церковью Успения отзывается болью в сердце.

Знакомьтесь: Виктор Кулеш!

Виктор Иванович Кулеш – человек в Забайкалье известный. Он заслуженный архитектор Российской Федерации, и во многом благодаря его трудам формировался образ Читы. Многие здания, украшающие собой улицы краевого центра, построены по проектам Кулеша. Стоит назвать Кукольный театр, Казанский кафедральный собор, Художественный музей, Краевую филармонию, многие другие административные и жилые здания. Также Кулеш – соавтор проекта площади им. Ленина. Является Виктор Иванович и соавтором герба и флага Читинской области.

Но не это главное. Для нас важно, что Виктору Ивановичу небезразлична судьба храма в селе Калинино. Ведь именно при его непосредственном участии институт Читагражданпроект провел объемные инженерно-геологические изыскания и разработал проект восстановления церкви.

– Читагражданпроект дважды, в 2008 и 2010 годах, приступал к обследованию церкви, – говорит Виктор Иванович. – Мы прекрасно понимали, что имеем дело с серьезным историческим памятником нашего края, это самое древнее капитальное строение от Байкала до Тихого океана. Понимаем исключительность этого объекта. Достаточно сказать, что в ходе опроса населения церковь в селе Калинино была признана главной достопримечательностью Забайкальского края. Выяснилось, что людей трогает судьба этого храма, люди о нем знают, читают. Так что не все так плохо в понимании ценностей, которыми мы обладаем.

Плохо то, что,сегодня церковь не включена ни в один из,реестров, где учитываются памятники культуры. Нет её ни в краевом списке, ни в федеральном, хотя разговоры о необходимости сохранить этот памятник русского зодчества идут уже на протяжении 50 лет. Сегодняшние реалии таковы, что разрушающееся здание церкви является бесхозным имуществом, оно никому не принадлежит. Фактически любой может его сегодня разобрать на кирпичи и пустить их на строительство стайки или гаража.

К 2012 году церковь восстановить не удалось, а в 2013 году к власти в регионе пришли другие люди. После того как команда Ильковского объявила о возрождении города Нерчинска, затеплилась надежда, что обратят внимание и на церковь в Калинино. Все-таки село находится в непосредственной близости от Нерчинска, и церковь Успения могла бы стать важной составляющей частью будущего туристического кластера.

Воз и ныне там

Но, по определению Виктора Ивановича, до реальных дел так и не дошло, продолжились словоговорения.

30 мая этого года под председательством Константина Ильковско- го состоялось заседание Попечительского совета.

– На нем губернатор сказал такие слова, – вспоминает Виктор Иванович Кулеш. – «Я бы не хотел, чтобы обо мне осталась память такого рода, что при Ильковском Успенский собор разрушился окончательно». Вот он так сказал. Немного высокопарно. Но у меня теперь возникает такое ощущение, не прогноз ли это с отрицательным знаком, что как раз при нем и будет закончено существование этого здания?

Основания так думать у Виктора Ивановича есть. Здание продолжает разрушаться, но работы по его восстановлению так никто и не начинает.

Какое-то количество лет назад местные жители вырезали из стен притвора железные стяжки. После этого стены церкви начали расходиться. С каждым годом все сильнее. Если этот процесс не остановить сегодня, то через два-три года стены церкви рухнут и восстанавливать будет нечего.

– То заседание Попечительского совета, по моей оценке, было направлено не на то, как сделать ремонт, а как его не делать, – говорит Виктор Кулеш. – На заседании было сказано, что денег не хватает, но храм разрушался, и разговор пошел о том, чтобы хоть что-то сделать. Отец Владислав из Краснокаменска сказал, что даже если мы начинаем с недостаточным количеством денег, и деньги, которые собрали, пойдут в дело, То народ увидит, что процесс идет, придут люди, понесут деньги, найдутся меценаты.

На сегодняшний день на восстановление храма собрано 11,5 млн. рублей. Этих средств, конечно, недостаточно, только на восстановление самого здания церкви требуется 28 млн. Чтобы восстановить весь комплекс зданий с каменной оградой – 48 млн.

Сегодня главный вопрос состоит не в,денежной цифири, а в разумном и своевременном использовании тех средств, которые уже собраны и находятся на счетах Читинской и Краснокаменской епархии. По разумению и архитектора Виктора Кулеша, и журналистов «Вечорки» они не должны лежать мертвым грузом, они должны работать. Есть проект восстановления, есть проверенные на практике методики укрепления фундамента здания – их предложили специалисты Забайкальского института железнодорожного транспорта, но по-прежнему ничего не делается, и названные сроки восстановления церкви к концу 2015 года вызывают большие сомнения. Может быть, это происходит из-за того, что среди людей, ответственных за принятие решения о начале работ, среди которых и глава Попечительского совета губернатор Забайкальского края Константин Ильковский, возобладала другая точка зрения?

Легче построить новый храм

Если резюмировать все сказанное сторонниками этой точки зрения, то на выходе мы получим мысль о том, что старый храм в Калинино восстанавливать нецелесообразно, легче построить новый. В свою пользу они приводят следующие аргументы: сегодняшняя степень разрушения храма достигла критической точки, первоначально храм был построен на «неправильном» месте, грунты под ним плывут, и после проведенной реконструкции и даже после укрепления фундамента храм продолжит «плыть».

– Этот храм не стоит тех затрат, которые предусматриваются при его восстановлении. Легче построить новый, – говорят оппоненты Виктора Кулеша.

Негласно эту точку зрения поддерживают и чиновники. Им, безусловно, проще дождаться саморазрушения уникального храма и начать строить новый. Даже при беглом взгляде на все происходящее становится понятно – дело идет именно к такому результату.

– С каждым годом состояние церкви в селе Калинино ухудшается. Пара-тройка лет – и восстанавливать нечего будет. Впечатление такое, что большинству, кто участвует в словоговорениях о церкви, это как раз и нужно, – с горечью в голосе говорит Виктор Кулеш.

Уникальный храм

Церковь в селе Калинино ценна не только как объект культа, как объект русской культуры, это, в первую очередь, неотъемлемая часть нашей истории, такой богатой и, увы, незаслуженно забытой.

Строительство храма велось с 1706 по 1712 годы. В это время в России Петр Первый запретил любое каменное строительство на всей территории Империи, за исключением Санкт-Петербурга. Весь камень и квалифицированные каменщики отправлялись в новую столицу государства. Потомки русских первопроходцев, жившие в Забайкалье, отправили Царю челобитную и потребовали разрешения на строительство монастыря. Царь не смог отказать и разрешил строительство храма. Получается, что храм в Калинино – едва ли не единственное каменное здание, выросшее в годы петровского запрета.

Фасад храма Успения Пресвятой Богородицы также уникален. Такого нет ни на одном храме. Оформление наличников окон различно. Виктор Иванович предполагает, что над ними трудились две бригады отделочников. Одни делали одну часть, а вторые – другую.

– У каждой был свой вариант наличников, – рассказывает Виктор Кулеш. – Это единственная церковь в России, в которой было принято такое решение. Нигде больше такого нет. Для нас это уникальный памятник во всех смыслах. В этом храме отбывал наказание митрополит Ростовский Григорий Дашков, который претендовал на звание Патриарха, возвысившийся при Петре, а при Анне Иоанновне попавший в опалу. Он здесь четыре года провел в крошечной каморке в заточении. Существует легенда, что на погосте храма сам Хабаров захоронен. И это хорошо, когда храм обрастает своими легендами, он становится интересен туристу.

Если же на этом месте появится церковь-новодел, то ничего этого не будет, легенды и сказы исчезнут, исчезнет и неповторимая аура места, которую создает вокруг себя храм Успения Пресвятой Богородицы.

Мы пахали!

Но храм в Калинино – не единственный, который требует нашего участия.

– Стоят пустые, разбитые храмы в Бянкино, Зюльзино, Горобце – это все свидетельства нашей разрухи в головах, душах,, экономике. Восстановите храм – будет ориентир, будет уверенность. В душе человека наступит некое равновесие. Нельзя так жить, чтобы идеологическая ниша была не занята, она неизбежно будет занята чем-то другим, – сокрушается Виктор Кулеш.

Стоят разрушенные и поруганные храмы, смотрят на нас пустыми глазницами окон и вопрошают: «Когда вы обернетесь к нам, вернетесь к Вере?»

– Я говорил студентам, что когда мы начнем восстанавливать храм, мы пригласим вас очищать кирпичи. Каждый будет знать, что здесь в храме лежат его кирпичи, те, что он очищал, восстанавливал. Я считаю, что здесь на таком уровне, на уровне человека развивается патриотизм, а не на словах «давай, копай, кидай дальше, вперед, мы русские, какой восторг». Не так это. Вот ты хоть два кирпича сделай, положи их в стены храма, – говорит Виктор Иванович.

Но не все так плохо. Восстанавливается, например, храм в селе Танга в Улетовском районе.

– Эта церковь – живой пример как спасать церковь, – говорит Кулеш. – Восстанавливали, строили, но закончились деньги. Приехал Виктор Шкулев, посмотрел, увидел, что много сделали. Сказал: «Ещё дам» и дал. Он увидел, что есть результат, что деньги не уходят, а идут в дело.

Другой положительный пример – храм в Чернышевском районе в селе Курлыч.

– Храм исключительно красивый, – рассказывает Виктор Иванович. – Он не имеет никаких дефектов. Акустика великолепная. Сейчас его оштукатурили по старинным рецептам, купола поставили, привезли колокола. Федор Анатольевич Нечкин взялся за его восстановление. Он умер. Ему было 44 года. К счастью, его семья решила продолжить его дело. Сам Нечкин успел очень многое сделать для восстановления церкви в Курлыче! Вот отношения человека к делу... – Виктор Иванович замолкает и после небольшой паузы приводит такой пример:

– Однажды меня останавливает один из работников администрации нашей краевой и хвастает мне, что МЫ, то есть они, в Курлыче восстанавливают такой храм, но ни словом ни копейкой они не помогали. А всё туда же... мы пахали... – возмущается Виктор Кулеш.

На мой взгляд, этот эпизод ярко иллюстрирует то, как работают: наши власти. Речь а данном от случае идет не только о правительстве Ильковского, команда прежнего губернатора действовала точно так же, не доводя до конца начатото дела, бросив его на полпути, затем артистично приписывала себе чужие заслуги. Очень не хочется, чтобы и в случае с храмом в селе Калинино получилось так же.


Олег Тополев, «Вечорка» № 31

Пройдёт много лет и наши потомки будут интересоваться, как жили читинцы в 2010-х годах, какими они были, какие проблемы их волновали? И не дай бог им открыть «Читинское обозрение» от 30 июля 2014 года на третьей странице. Здесь пресс-секретарь мэра Читы Оксана Сидоренко когда-то описала административную комиссию тех лет. Начинается эта короткая статья о смертных грехах читинцев очень лирично: «Каких только людей не встретишь на заседаниях административной комиссии. Уже по внешнему виду, по манере держаться чаще всего можно определить, какую статью административного законодательства Забайкальского края нарушил человек».

Эту же статью закона Забайкальского края нарушила и Инна М., продававшая овощи в неустановленном месте. Членам комиссии она предоставила разрешение на торговлю, выписанное на одну из читинских фирм. О том же, какое отношение имеет к этой фирме сама гражданка, непонятно, поскольку она не смогла предоставить никаких документов. Вот так, без наличия санитарных книжек у продавцов, в местах, далеких от идеальных, нередко товарами сомнительного качества идёт торговля на улицах краевого центра. И что удивительно: вопреки здравому смыслу многие наши земляки покупают эту продукцию.

По-прежнему много среди наших земляков нарушителей статьи № 27 закона «Об административных правонарушениях», которая запрещает проезд по газонам. Но редко кто из автомобилистов, заехавших на «поверхность земельного участка», покрытого «травянистой или древесно-кустарниковой растительностью естественного происхождения, либо предназначенного для озеленения», способен признать свою вину. В их числе и Валерий Ч. Он пытался сослаться на моральную нечистоплотность жильцов дома, которые выложили фото с его автомобилем на сайт ГИБДД, а сами тем временем спокойно проезжают по этой территории. Александр П. попенял на отсутствие свободных мест на ближайших парковках к магазину, куда он спешил, почему и оставил свой автомобиль среди деревьев. «Только газона там не было», – заявил водитель. И только Владимир Ш. признался, что нарушил закон. Осознал свою вину и Ринчин Н., распивавший пиво рядом с детским садом и школой в 11 часов утра.

Такие дела рассматривались на очередном заседании городской административной комиссии. Хочется верить, что серьезный разговор, состоявшийся на заседании, не пройдёт даром для нарушителей.

Убив агрессивное животное, нужно доставить его на исследование в ветеринарную лабораторию, чтобы подтвердить диагноз. А домашним животным необходимо делать прививки от бешенства.

Помимо этого страшного заболевания в нашем крае были выявлены в последние дни июля и случаи ботулизма, когда от употребления в пищу вяленого мяса дикого животного пострадало несколько человек в Тунгокоченском районе, одна девушка погибла.

Избежать беды поможет строгое соблюдение правил при готовке в домашних условиях рыбы и мяса для длительного хранения. Любовь Дубина предупреждает, что микроб ботулизма развивается в анаэробных, то есть, лишённых кислорода, условиях. Важно соблюдать меры предосторожности и при заготовке даров леса и огорода на зиму, тщательно промывать овощи от земли, поскольку обычное кипячение не способно уничтожить возбудителей ботулизма.


Оксана Сидоренко, пресс-секретарь мэра г.Читы, «Читинское обозрение» № 31
  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter