СЕЙЧАС +19°С

Александр Большаков: Забайкалью нужен инновационный подход

Реального инструмента решения вопросов избирателей пока не почувствовал. Где смог, попытался помочь, сумел решить некоторые вопросы в Тунгиро-Олёкминском районе, частично в Могочинском районе, но это только частично...

Один из депутатов-новичков второго созыва Законодательного собрания Забайкальского края — Александр Большаков — представляет в региональном парламенте сразу три района: Каларский, Тунгиро-Олёкминский и Могочинский, а также организацию, в которой уже 14 лет занимает должность главного инженера — Забайкальскую железную дорогу. Говорит, что для него важны инновации, важна работа и главное — результат.

Потенциал магистрали плюс потенциал региона

Почему вы решили стать депутатом, это были просто амбиции или вы шли в заксобрание с определённой целью? Не боялись проиграть на выборах?

- У меня всегда было ощущение нереализованного потенциала, который есть в Забайкальском крае, через, прежде всего, железную дорогу. Я его чувствовал и видел. Поэтому именно попытка реализовать этот потенциал, который, к сожалению, не был востребован, за счёт конструктивного взаимодействия с регионом - была основной причиной становиться депутатом.

Проиграть на выборах не боялся, потому что у меня других амбициозных целей личных никаких нет, я всё, что нужно, в этой жизни достиг. Повторюсь, моя цель — попытка реализовать серьёзный потенциал магистрали с потенциалом субъекта, а статус депутата это позволяет.

Поделиться

Какие направления работы вы определили для себя в статусе депутата?

- Прежде всего, как только я стал депутатом, попал не в тот комитет, который я хотел. Поэтому я подошёл к Наталье Николаевне (председателю краевого заксобрания Наталье Ждановой — А.С.) и настоял, чтобы меня включили в комитет по развитию производительных сил, инфраструктуры и инновационного, подчёркиваю, развития. Это была принципиальная позиция, потому что именно в этом комитете как раз и должны быть реализованы цели, которые я себе поставил. То есть попытаться, чтобы инновационные продукты, которые сегодня явно присутствуют в Забайкальском крае, получили реальную поддержку. Председатель комитета Анатолий Романов меня поддержал, и мы начали работать вместе.

Какие законопроекты, которые уже обрели статус закона за время деятельности второго созыва, вам запомнились больше всего?

- Очень запомнился и вызвал немало обсуждений законопроект, который не имеет отношения к инновациям и касается социально-экономического блока, о формировании фонда капитального ремонта зданий. Прекрасно понимаю, как воспринимает население это нововведение, поэтому законопроект рождался очень сложно.

Как вы считаете, закон получился успешным?

- То, что написали законопроект, что он прошёл — это понятно, а вот когда в обратной связи мы увидим, что он заработал, увидим даже не по настроению людей, а по внешнему облику зданий и строений, тогда и можно будет говорить о результатах. Сейчас мы только включили механизм исполнения, а затем будем видеть как он получается, насколько эффективен. Потребуется прежде всего, считаю, независимая экспертная оценка через людей — насколько верно их деньги работают, насколько правильно выбрана тактика и стратегия.

Также могу отметить, что по инициативе Анатолия Романова и моей было проведено несколько заседаний вместе с представителями правительства именно по инновационному развитию. Я настаивал на изменении некоторых базовых моментов, которые касаются инновационного подхода. Мы один из тех субъектов, который не имеет того, с чего этот подход начинается У нас нет мониторинга инновационного развития, у нас нет потенциальных точек развития, которые мы бы видели, что здесь зреет то, что в перспективе будет полезным. Вроде есть закон, вроде прописаны какие-то льготы, но он неработающий, он просто для того, что он есть. Вот у нас была попытка изменить эту тенденцию, конечно, чувствовалось некоторое сопротивление, но, думаю, мы всё-таки толчок дали.

Чего боятся инвесторы?

Помогает ли вам ваша основная работа на посту главного инженера ЗабЖД в депутатской деятельности?

- В большей степени у меня есть опыт железнодорожный, хотя и инженерный, считаю, тоже достаточно неплохой. В моей структуре главного инженера есть центр научно-технической информации, который в двух регионах — Забайкалье и Амурской области — насчитывает более 100 специалистов. Таких центров в России 20 и все они имеют между собой замкнутые информационные потоки. Работа в таком потоке информации даёт возможность хорошего сравнения. Есть специальные люди, которые занимаются подбором хороших идей, мыслей, решений, действий. Они выбирают всё, что называется ноу-хау, ищут бизнес-идеи, анализируют их и решают насколько они могут быть адаптированы в том или ином регионе. Это могут быть элементы систем качества (европейские стандарты), системы бережливого производства, которые в Забайкалье пока слабо развиты. Это очень помогает, есть с чем сравнить, есть что проанализировать, есть что понять.

Поделиться

Как железнодорожник вы не понаслышке знаете о проблемах пригородных перевозок. Край задолжал Забайкальской пригородной пассажирской компании (ЗППК) уже пару миллиардов, ЗППК в свою очередь грозит отменой электричек и уже начала постепенно это делать. Действительно ли проблема стоит так остро и есть ли пути её решения?

- Проблема действительно очень серьёзная, здесь, полагаю, должна быть принципиальная позиция правительства Забайкальского края и лично Константина Ильковского. Потому что на тощем бюджете у нас всегда будут тощие перевозки. Железнодорожникам провести оптимизацию — большой проблемы нет. Сегодня, грубо говоря, у нас 20 электричек, завтра будет пять. Доход и расход должны быть вещами сопоставимыми. Но горожане привыкли пользоваться этим видом транспорта, он на самом деле удобен, и всё-таки более безопасен, чем автомобили. Я сторонник того, что нужно проводить настойчивую работу с центральными структурами власти и доказать, что нужны более серьёзные дотации для поддержания пригородных перевозок. Просто согласиться и пойти на оптимизацию — эта мера на данном этапе ненужная. Забайкалье тот регион, в котором железнодорожное обеспечение не должно ухудшаться, потому что альтернативы ж/д транспорту, в случае слабого развития автомобильных дорог, нет.

Видите ли вы возможность со стороны депутатского корпуса влиять на развитие железнодорожной магистрали в Забайкалье?

- Это очень важный вопрос. Что видит сегодня субъект в железной дороге — источник поступления налогооблагаемой базы, ведь более 40% всех налогов в крае даёт ЗабЖД. Что видит дорога в регионе — это прежде всего льготы по налогам, чтобы в свою очередь ввести сюда инвесторов. Это непростой путь и пролегает он через взаимные уступки. Регион должен понимать транспортников и наоборот. Вот этого пока недостаточно.

Предположим, сегодня на развитие станции Карымская, а это ещё и населённый пункт, требуется порядка 40 миллиардов рублей. Как только власти края узнали, что планируется такое развитие, сразу начались требования, например, по ветхому жилью - всё снести и перестроить. Потенциальные инвесторы, желавшие участвовать в развитии Карымской, увидели все обязательства, которые они должны сделать в социальном плане, и поняли, что они выше возможности покупаемости. Они говорят нет, мы будем строить другие объекты, мы уходим. Мы теряем инвесторов от своих чрезмерных аппетитов, не хватает гибкости в этом плане, поэтому я сторонник поиска золотой середины, когда один уступает другому.

Должна быть убедительная форма промежуточных конструктивных встреч с участием инвесторов, железнодорожников, администрации региона, на которых надо понять и вот сейчас дать немного льготу по налогу, немного упростить обязательства и, скажем, не заниматься этим ветхим жильём, а построить инфраструктуру, а вокруг неё уже вырастет жильё неветхое, потому что туда будут переселяться новые рабочие.

Поделиться

- В мае вы принимали участие в выездном заседании комитета по вопросу сохранения и развития Ивано-Арахлейского заказника. Но это же не ваша профильная тема, почему она вам интересна?

- В силу того, что я местный, родился здесь, мне эти озёра близки — каждое из них по своему. Даже не ожидал, что в сферу деятельности нашего комитета входят и такие темы. Они для меня интересны, потому что, подчёркиваю, я на этих озёрах вырос. С удовольствием принял участие в выездном заседании, послушал, не всё понимаю в этом вопросе, не профессионал, но очень страстный любитель.

Наказы избирателей - ахиллесова пята

- Насколько, на ваш взгляд, эффективен действующий созыв Законодательного собрания?

- Пока рано об этом говорить, прошло всего около года с начала работы созыва. Всегда работу оцениваю по достигнутым результатам. С точки зрения написания законов, создания, осмысления, юридической основы — здесь безупречно, а вот как они работают — чуть позднее, с выводами не тороплюсь.

- Удаётся ли исполнять те наказы избирателей, которые наверняка поступали вам перед выборами?

- Вот это самое слабое место, как ахиллесова пята. Наказов избирателей много, остаться равнодушным невозможно и выполнить пока не получается. Так, для меня было новостью, что в селе Чалдонка (Могочинский район — А.С.) дорога требует большого ремонта, её практически нет. На вопрос, на чьём она балансе, выясняется, что ни на чьём. И обратиться не к кому, потому что никто не отвечает за её состояние. Когда люди просят, и знаешь, что ты беспомощен, а просто говорить красивые фразы не могу, прятаться тоже не могу, а значит ситуация такой вот безысходности. Поэтому насколько позволяли мои ресурсы и статус главного инженера, мы частично зашли там своей техникой и начали пытаться дорогу всё-таки хотя бы спланировать так, чтобы она была похожа на дорогу.

Таких ситуаций немало, как отреагировать — не знаю пока, написать просто письма во все инстанции и считать, что работа сделана — это не мои принципы. Реального инструмента решения вопросов избирателей я пока не почувствовал. Где смог, попытался помочь, сумел во всяком случае решить некоторые локальные вопросы в Тунгиро-Олёкминском районе, частично в Могочинском районе, но это только частично — удовлетворённости пока от этой работы нет.

Легко ли совмещать работу на основной должности и депутатство?

- Совершенно нелегко. Порой я даже думаю, однако зря я это сделал. Скажу честно, чувствую, что нужно быть в Могоче, но просто не получается. Даже не предполагал, что по основной работе так усилится нагрузка, и, порой, депутатская деятельность остаётся по остаточному принципу. Это конечно плохо. Наверное, надо было перед тем как идти в заксобрание, либо менять работу, или просто депутатские функции передавать тому, кто на самом деле располагает временем.

Какие у вас ближайшие планы по законотворчеству?

- Одна из важных тем, которая меня сильно интересует, касается железнодорожной ветки Нарын-Лугокан. Она как бы построена, но хозяин не находится. Железнодорожникам это не надо, потому что ветка не доказала свою экономическую состоятельность. Субъект не может, как мне кажется, до конца понять какие там будут втекать грузы, потому что от объёма грузопотоков, будет зависеть кто будет хозяином. Буду здесь одним из инициаторов, чтобы поставить в этом вопросе окончательное понимание и найти решение.

Кроме того, по моей просьбе в сентябре пройдёт выездное заседание правительства и комитета в Могоче, приглашу представителей Тунгиро-Олёкминского района. Также нужно поработать по Каларскому району. Через него проходит БАМ и туда сегодня выделяются колоссальные средства. Надо успеть зафиксировать те социальные позиции, которые должны обязательно войти в титул развития района. Я знаю, как это делается, это по моему опыту работы.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter