СЕЙЧАС +16°С

Купите Торгово-промышленную палату — в обзоре краевых СМИ

«Вечорка» располагает информацией, что Невзоров предлагает выкупить у него Торгово-промышленную палату за 50 миллионов рублей.

«Вечорку» мы любим и читаем, это честно. Иногда цитируем, тоже честно, с упоминанием откуда и чего взяли. Поэтому немного смутились, найдя кусок своего текста в обзорной статье о кандидатах в гордуму из последнего номера газеты.

Речь идёт о небольшом отрывке из статьи Андрея Козлова Борьба за места в гордуме Читы:

У неё в соперниках самовыдвиженец Валентина Дымченко. Она широко известна с 2013 года, когда в рамках предвыборной кампании нынешнего губернатора Константина Ильковского позиционировала себя, как представитель всего интернет-сообщества края, чем изрядно это сообщество рассмешила. Но с тех пор ситуация изменилась – Дымченко провела несколько встреч губернатора с блогерами, покаталась с ними по Забайкальскому краю и заслужила симпатии некоторых из них. Она участвует в общественной деятельности — возглавляет благотворительный фонд «Ты можешь помочь», превращает засохшие деревья в скульптуры, помогает в создании мультфильмов про забайкальских динозавров и контактирует с экспедициями федерального уровня. Плюс к этому Дымченко считается человеком Ильковского, хотя на прямую поддержку губернатора предводительница блогеров рассчитывать вряд ли может.

Читая «Вечорку», мы слегка грустим:

Поделиться

При этом нельзя не сказать о том, что за полмесяца до выборов, «Вечорка» — пожалуй, единственная читинская газета, которая делает анализ предвыборной расстановки сил.

Впрочем, читая всё ту же «Вечорку», не только грустим, но и с большим интересом узнаём об интригах вокруг Торгово-промышленной палаты Забайкальского края. Журналистам газеты стало известно, что в правлении Палаты оказался человек из Краснодарского края по имени Сергей Невзоров, по инициативе которого ряды старых членов палаты начали редеть из-за «утери связи с Палатой». «Вечорка» располагает информацией, что Невзоров занимается банальным вымогательством и предлагает выкупить у него Торгово-промышленную палату за 50 миллионов рублей.

Кроме этого, Торгово-промышленная палата занимается международной и внешнеэкономической деятельностью в части организации выставок и обмена передовыми технологиями.

Помогает Палата налаживать взаимодействие между российскими и зарубежными предпринимателям. . Так, в 2002 году одним из учредителей Торгово-промышленной палаты Забайкальского края стал Комитет по управлению имуществом города Читы. Список членов ТПП ЗК состоит из 50 компаний, организаций и предпринимателей, многие из которых широко известны как в крае, так и за его пределами. Это ООО «Славел», ООО «Райс», ООО «Омега», ООО «Атлантис», ИП Салапина, ООО «Советник», ООО «Хамаль», Страховое общество «ВСК», РОО «Федерация тайского бокса», Федерация греко-римской борьбы, ОАО «Читаэнергосбыт» и многие другие.

Но в октябре 2013 года из числа членов краевой Палаты с формулировкой «за утерю связи с Палатой» были исключены более 20 предприятий, в списке неугодных оказались «ЗабГУ», «Союз предпринимателей края» и другие организации. Что же происходит в Торгово-промышленной палате Забайкальского края?

Этот вопрос мы поставили перед собой и вот что выяснили. Долгое время руководителем ТПП ЗК был С.А. Малышев. 25 сентября 2013 года он покинул пост, а на эту должность был избран Потехин Виталий Петрович. Но уже в августе 2014 года он написал заявление об уходе. С чем или к кем столкнулся Виталий Петрович? Кто вынудил его принять такое решение спустя всего лишь год работы? Кто номинально руководит структурой ТПП ЗК и чьи «хотюнчики» по умолчанию выполняют Члены ТПП ЗК сегодня?

Почему администрация Читы как учредитель не обращает никакого внимания на происходящее в Торгово-промышленной плате?

Многие, с кем нам удалось поговорить на эту тему, в один голос назвали причину этой «вирусной инфекции», поразившей руководящий орган краевой Палаты: воду мутить начал ещё в сентябре 2013 года приехавший из Краснодарского края на выборы президента Торгово-промышленной палаты Забайкальского края человек по фамилии Невзоров. По информации «Вечорки», этот очень вспыльчивый и крайне неоднозначный в своих поступках человек в 90-е годы по кличке Невзор состоял в бригаде Скока, про которого даже «братки» из тех беспредельных лет не могут ничего хорошего сказать.

Каким-то образом ему удалось залезть в кресло вице- президента, затем узурпировать власть в правлении Палаты. На 29 августа 2014 года Сергей Невзоров инициирует внеочередную конференцию в связи с вынужденным (так считают знающие ситуацию в ТПП) уходом с должности президента Виталия Потехина и продвигает на освобождающийся пост свою «карманную» кандидатуру. Таким образом этот крайне неоднозначный человек, при молчании членов Палаты края и при фактическом попустительстве мэрии Читы, хочет стать во главе структуры, представляющей интересы предпринимательского сообщества в структурах государственной власти Читы и Забайкальского края.

Конечно, ТПП должна влиять в рамках Устава на создание благоприятной среды для развития предпринимательства в крае. Для этого, естественно, необходимо иметь в руководстве Палаты вменяемую команду с опытом работы не только в предпринимательстве, но и в сфере экономики, которая будет взаимодействовать на всех уровнях власти в интересах предпринимательства края, а не исключать предпринимателей с особым мнением из списка членов ТПП ЗК «за утерю связи с Палатой».

Считаем необходимым обратить внимание бизнес-сообщества на личность вице-президента Сергея Невзорова и на происходящее в Торгово-промышленной палате Забайкальского края, а также не допустить превращения структуры краевой Палаты в закрытый клуб для «избранных» под руководством очень сомнительных личностей с криминальным прошлым, не имеющим к предпринимательству абсолютно никакого отношения.

По данным «Вечорки», с момента своего возникновения Торгово-промышленная палата Российской Федерации служила прикрытием Для Службы внешней разведки РФ. Неудивительно, что во главе Всероссийской палаты, на протяжении длительного времени стоял первый глава СВР РФ Евгений Примаков. Отделения ТПП за рубежом работали именно в тесном сотрудничестве с российской разведкой. Теперь же получается, что одно из региональных отделений Палаты уходит в руки проходимцев?

P.S. По нашей информации, г-н Невзоров уже сегодня предлагает бизнесменам выкупить у него Торгово-промышленную палату Забайкальского края за 50 миллионов рублей.


Редакция, «Вечорка» № 35

«Забайкальский рабочий» напоминает о том, что проводится конкурс на разработку лучшей единой эмблемы для продукции, произведённой в Забайкальском крае и публикует небольшое интервью с замминистра сельского хозяйства и продовольствия Денисом Рысевым. Некоторые фразы замминистра достойны быть «отлитыми в граните». Например: «Во-первых, наша продукция экологически чистая, поскольку у нас чистая земля, вода, воздух, а из-за не очень хорошего финансового состояния сельхозтоваропроизводителями вносится недостаточное количество средств химической защиты растений и так далее». Или вот ещё: «Мы специально объявили конкурс, а не стали привлекать какую-то профессиональную организацию и платить, наверное, немалые деньги за разработку бренда, потому что понимаем: гениальное – просто. Например, знак компании «Ford» или производителя электроники «Apple», — рассуждает замминистра.

– Вы совершенно правы, что нет какой-то целенаправленной работы по этому направлению, и понятно, что идея разработки бренда забайкальской продукции совсем не новая, но в первую очередь такой работой занимаются сами производители продуктов питания. Понятно, что бренд продукции, скажем, «Маккавеевского пищекомбината» достаточно известен, все понимают, что это, по сути, бренд продукции Забайкальского края. Точно также можно сказать про других крупных производителей региона. В то же время нет единого логотипа, торгового знака всей продукции, производимой в нашем регионе. Поэтому эта идея, давно обсуждаемая, была принята нашим министерством как одна из задач, и мы взялись целенаправленно за эту работу.

Чтобы потребитель сразу понимал, какая продукция произведена у нас, необходим какой-то яркий отличительный знак, который подтвердит все связанные с территорией преимущества. Во-первых, наша продукция экологически чистая, поскольку у нас чистая земля, вода, воздух, а из-за не очень хорошего финансового состояния сельхозтоваропроизводителями вносится недостаточное количество средств химической защиты растений и так далее. Во-вторых, наша продукция более качественная, поскольку не содержит консервантов, нет необходимости обеспечивать сроки хранения, исчисляемые несколькими месяцами. В-третьих, все в условиях рыночной экономики стали немного экономистами, и понимают, что производимая в регионе продукция создает дополнительные рабочие места и обеспечивает поступления в бюджет. Поэтому есть веские причины покупать именно нашу продукцию. Чтобы её продвижение шло более эффективно, продукцию можно выделить, в том числе, за счет регионального логотипа.

– Действие этого логотипа вы предполагаете на внутреннем рынке региона, или?..

– Я думаю, что пока нужно ориентироваться на внутренний рынок, потому что доля нашей продукции все-таки меньше, чем завозимой из других регионов. Понятно, что хлеб практически весь наш, молоко и некоторые виды молочной продукции – тоже, а по многим другим товарам мы видим, что продукция не местная. Поэтому, перед тем, как запускать наш бренд в другие регионы, нам необходимо, создав его в крае, проверить, насколько это живая и работающая идея.

– Кто может принять участие в конкурсе?

– Мы специально объявили конкурс, а не стали привлекать какую-то профессиональную организацию и платить, наверное, немалые деньги за разработку бренда, потому что понимаем: гениальное – просто. Например, знак компании «Ford» или производителя электроники «Apple». Мы решили дать возможность нашим людям создать тот логотип, который может оказаться вполне себе профессиональным. Надо ж понимать, что логотип и бренд – это разные вещи: сначала надо создать логотип – то есть графическое изображение, а потом с продвижением этого изображения, за счет широкого охвата аудитории формируется бренд – то есть, набор ожиданий потребителей о качествах продукции с логотипом.

Мы приглашаем к участию в конкурсе абсолютно всех желающих. Рассчитываем, в первую очередь, на молодых людей, которые умеют использовать средства компьютерной графики. Требования самые простые – уметь нарисовать логотип и представить его нам на рассмотрение.

– Какую награду получит победитель?

– Пока точно непонятно, что это будет, но я думаю, что молодых людей, дизайнеров заинтересует тоже что-то современное, например, айпэд или айпад.

– Где предполагается размещать этот логотип?

– Одно из требований, которое предъявляется – это “масштабируемость” логотипа: он должен быть узнаваем в небольшом исполнении и нормально читаемым в большом формате, чтобы производитель мог поместить его на любую свою продукцию. Теоретически ведь в крае можно производить даже жевательную резинку.

Размещать мы этот «знак» собираемся везде, во-первых, на самой продукции. Вот, например, овощи. Мы знаем, что производители из других регионов пытаются выдать под видом наших овощей свою продукцию. Было бы неплохо защищать наши овощи! Вот, например, на мароканских мандаринах есть наклеенные стикеры. А у нас…

– На картошке?..

– Да, например, на картошке. На огурцах, на помидорах. Второе – это упаковки, например, пакет молока. И все будут понимать, что, к примеру, молоко «Молочный остров» произведено в Забайкальском крае. Я, например, не сразу догадался, что это местное молоко. Третье – это размещение логотипа на каких-то рекламных материалах производителя…

– А если предприниматель скажет: «В моей концепции этот знак не смотрится! И этикетка моя запатентована уже!».. Это же затраты?

– Такое может быть, конечно, я даже допускаю мысль, что крупные производители с раскрученными брендами первое время не будут размещать этот логотип, пока он не станет серьезным знаком качества. А те предприятия, которые только выходят на рынок, и, может быть, даже логотипа из экономии не заказывали, смогут размещать наш «знак». Конечно, всем нельзя угодить, но мы будем стараться, чтоб выбранный вариант устроил большинство, именно поэтому в жюри войдут эксперты – представители рекламных фирм, дизайнеры, маркетологи. Есть договоренность, что конкурсную комиссию возглавит первый заместитель председателя правительства Алексей Шеметов.

– Ещё на слуху разные инициативы прежнего правительства края – как, например, идея об алкогольной региональной марке или «желтые цены», равно как и снижение торговой надбавки именно на продукты питания, произведенные в Забайкалье и ценники в колере забайкальского флага… Как вы относитесь к этим нереализованным идеям Ваших предшественников?

– Ну, идеи, мне кажется, были вполне здравые. По крайней мере, когда мы прорабатывали идею этого конкурса, мы консультировались с различными экспертами, в том числе, с представителями торговых сетей. Они эту идею поддерживают и готовы выделить отдельные полки или оборудовать зоны с размещением крупно логотипа, чтобы было понятно, что здесь размещена продукция Забайкальского края.

Почему эти идеи не получили развития или со временем сошли на нет, я не знаю, но уверен, если основные производители, при поддержке торговых сетей, начнут наш логотип раскручивать и превращать его в бренд, он заработает, и со временем все наши производители будут бороться за право размещать этот «знак« на своей продукции.

Пока мы готовы давать этот логотип буквально всем производителям, которые зарегистрированы на территории края, то есть уплачивают налоги именно в наш бюджет, и имеют производство на территории края. Ну а дальше требования могут быть ужесточены. Что такое «продукт Забайкальского края»? В идеале, это продукт, целиком сделанный из нашего сырья. Но если, к примеру, взять колбасную продукцию, понятно, что там присутствуют специи, часть из которых в крае не производится и не произрастает. То есть в дальнейшем какие-то дополнительные критерии будут введены, с учетом того, какой процент сырья произведен в Забайкальском крае, и каковы качественные характеристики продукта. Поэтому, если наш логотип будет достаточно раскручен, он приобретет свойство знака качества. Это – задача-максимум.

Справка «ЗР»

На сегодняшний день поступило порядка 40 заявок от 14 участников. Средний возраст конкурсантов – 25 лет.

Среди предложений – как известные символы Забайкалья – багульник, олени, сопки, так и совершенно новый, неожиданный взгляд.

Работы принимаются до 15 сентября на адрес: info@mcx.e-zab.ru или Амурская, 13, кабинет 409 (4 этаж).


Мария Вырупаева, «Забайкальский рабочий» № 164

Возможно кому-то уже примелькались материалы о печальной, горькой судьбе Читинского машиностроительного завода. Однако история одного из главных предприятий города — это серьёзный и важный урок для всех для Читы. Пример, по которому в будущем будут изучать ошибки руководства, приводящие к смерти промышленного гиганта. Газета «Эффект» на этой неделе публикует полное пессимизма, мрачных прогнозов и бессилия интервью с директором Читинского машзавода Виталием Пономарёвым. В очередной раз он подтвердил, что четверым(!) владельцам продать земли машзавода намного выгоднее, чем производить холодильники для кораблей. Намного выгоднее, чем думать о будущем предприятия, дававшего работу тысячам читинцев.

Сейчас мы заканчиваем испытание двух холодильных машин по заказу Санкт-Петербурга. Других заказов у нас нет. Иногда появляются люди, которые спрашивают про холодильные машины, но, тем не менее, ни один из них не созрел до заказчика. Либо нет денег, либо нужно согласовать, либо заказ нужен на 2017 год, а как нам дожить до того светлого дня, когда мы начнём что-то делать? Поэтому судьба наша печальна: мы закрываемся.

– А как раньше удавалось поддерживать работу завода?

– Наша продукция была востребована до тех пор, пока не произошел полнейший упадок во всех отраслях промышленности. В 1990-х и в начале 2000-х годов мы выживали во многом за счёт того, что три четверти продукции шло в Москву. Тогда, ещё будучи мэром Москвы, Лужков вёл большое дорожное строительство, для которого в больших количествах нужны были компрессоры. Забайкалье и другие регионы потребляли нашу технику только на 25%. Сейчас, к сожалению, Москва продукцию не берёт, соответственно, падает и наше производство.

Как перестроиться?

– Кому в основном поставлялось ваше оборудование?

– У нас всегда на заводе было два основных производства – холодильное оборудование и компрессоры. Холодильное оборудование почти всё шло на нужды ВМФ. Наши машины работают везде – на земле, на воде, под водой. Одна холодильная установка с 60-х годов работает в Мавзолее Ленина. Также они стоят на многих подводных лодках и кораблях. Даже в нашем Ледовом дворце одно время работали наши холодильные машины. Правда, потом руководство Читы решило сменить их на немецкие.

– Планировало ли краевое правительство поддержать завод?

– А как оно может поддержать? Если денег нам дать – мы их уже просили. Заказы найти, но это не так-то просто. Как оно может повлиять на судостроение, которому уже не нужно наше оборудование?

– А если поменять профиль..

– Поменять профиль тоже не так просто, ведь это другое оборудование, это другие люди, другие технологии. Это всё равно, что сегодня ты изготавливал «Жигули», а завтра будешь строить самолёты.

– Можно ли менять технологии постепенно?

– Можно, но кто будет этим заниматься? У нас есть собственники, которые владеют нашим предприятием. 75% акций в руках этих четырёх человек. Вот они могут повлиять на политику Машзавода. Но сейчас они, в основном, продают завод, на чём получают значительно больше денег, чем, если бы завод проработал ещё 20 лет и ничего бы не принес.

О нерентабельных комбайнах

– А если перейти на производство сельхозтехники?

– Мы уже не один раз брались за это. В 2010-2011 годах руководство нам предложило взяться за комбайны. Из Гомеля к нам на сборку поступило три машинокомлекта комбайнов. Мы их собрали, а потом с большим трудом продали. Они были современные, комфортабельные, высокопроизводительные, но, я бы сказал, они всё-таки не для наших полей. Ведь мы не житница России, как, например, Алтай. У нас малые площади посева, да и урожайность не та. Поэтому применение таких комбайнов было не выгодно забайкальским сельхозпроизводителям.

– Завод уже постепенно распродается?

– Да, к сожалению, это так. Сейчас у завода осталось всего четыре здания. В основном, покупает Москва. Недавно продали нашу котельную, которая отапливает в Чите большой жилой массив и детские дошкольные учреждения, всего 73 объекта. Но мы вынуждены были её продать, так как зимой у нас не будет средств, чтобы её содержать.

– Каким теперь образом планируется отапливать дома?

– Этим будет заниматься организация «Теплоэнергосервис». Её владельцы сегодня эксплуатируют объекты в Приморье и Якутии, у них, думаю, есть необходимый опыт и квалификация.

Раньше котельная и нам была необходима. За её счёт мы выжили в тяжелые 1990-2000-е годы. Она отапливала огромные цеха. Может быть, котельная не приносила нам прибыль, но зато у нас было своё тепло. В зимний период на закупку угля нужно было порядка 5-6 млн. рублей в месяц. Обычно, мы использовали 40 тыс. тонн угля за год, зимой ежесуточно сгорало четыре вагона. Сейчас завод работает тяжело, и у нас нет средств на дальнейшее его содержание. Уже в прошлом году котельная была буквально на грани остановки, периодически угля оставалось на 5-10 дней, а денег, чтобы купить его, не было.

О людях

– Решился ли вопрос выплат зарплат?

– К сожалению, на заводе время от времени возникают такие ситуации, когда накапливаются большие долги по заработной плате. Объясню, почему. Дело в том, что договора на изготовление сложных тяжёлых холодильных машин заключаются с циклом изготовления в один год. Когда заказчик производит 40%-й аванс, начинается работа, потом месяцев через шесть он производит второй 40%-й аванс, а последующие 20% – в момент готовности оборудования к отгрузке. А этот период – от 40% до следующих 40% – как его прожить? Если нет ежедневной работы и реализации продукции, как раньше, когда производство компрессорных станций давало нам ежедневный доход. Получается, аванс пришел за наш единственный заказ, мы его перечислили поставщикам, комплектующим материалам, и вот осталось, например, три млн. рублей. Мы их потратили за месяц и сидим без денег. Если не будет каждодневной работы и продукции, которую мы ежедневно сможем продавать за 5-10 млн. рублей, то мы умрём.

– Кто сейчас работает на заводе?

– Сейчас работают порядка 230 человек. Из них половина – пенсионеры. Есть и такие, которым уже за 70 и за 80 лет. Ещё на 1 января на заводе работали примерно 350 человек. Часть людей пришлось сократить, когда продали котельную. Потом продали базу по улице Малая, вновь уволили часть сотрудников. Потом пришлось сократить водителей самосвалов, которые стали не востребованными. Сейчас постепенно сокращается персонал из цехов, поскольку содержать завод не на что. В 1980-х годах, напомню, на заводе работало около 2800 человек.

– Почему пенсионеры держатся до последнего?

– Да потому, что даже небольшая прибавка к пенсии в 5-7 тыс. рублей есть хорошо, за этим и ходят. Тем более, что они работают на заводе почти всю свою жизнь, здесь они хотя бы общаются. Раньше средняя зарплата на заводе была порядка 16 тыс. рублей. Уменьшилась она из-за того, что в течение полугода работали по трёхдневной рабочей неделе. Но законодательство нас заставляет вновь с сентября переходить на пятидневку. Считаю этот переход неоправданным, потому что работы всё равно нет.

Я уверен в том, что Чита без Машзавода не сможет. Если он закроется, город потеряет очень многое. Тем более что, например, ремонтное оборудование, производимое нами для ТГК-14, мы больше делать не будем, а это большие потери, так как где им ещё его взять? Вероятно, что это приведет к росту тарифов энергетиков.

Вначале были парашюты

В1939 году, по решению Наркомата авиационной промышленности, в Чите началось строительство парашютной фабрики. Из Киева был эвакуирован авиационный завод. В 1941 году было построено три корпуса завода. Первая продукция – авиазапчасти – была выпущена в 1942 году. Производство компрессоров началось в 1949 году. 23 ноября 1957 года Читинский электромеханический завод был переименован в Читинский машиностроительный завод. В 1953-1980 годах выпускались компрессорные станции. В 1958 году освоено строительство промышленных холодильных установок. Читинская холодильная установка работает в Мавзолее Ленина Продукция на экспорт поставлялась в 58 стран мира. Воздушные компрессорные станции применялись на строительстве Асуанской плотины в Египте, Пхелайского металлургического комбината в Индии, Иркутской ГЭС, Братской ГЭС, Красноярской ГЭС, Саяно- Шушенской ГЭС, Норильского ГОКа, БАМа.


Анастасия Дрёмова, «Эффект» № 35

Когда крупные предприятия в городе закрываются и работать по специальности не особенно удаётся, люди ищут другие источники денег. Один из излюбленных в наше время способов заработка, не требующего ничего выдающегося — это работа в такси. Листая тот же «Эффект», можно почитать некоторые впечатления бывшего читинского ночного таксиста Юрия Ситникова, получившего опыт работы в той самой службе такси, операторы которой сидят за тысячи километров от Читы.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter