Город Всё о коронавирусе обзор Врачи-антиваксеры и прочие слабоумие и отвага - в разборе недели «Чита.Ру»

Врачи-антиваксеры и прочие слабоумие и отвага - в разборе недели «Чита.Ру»

... а также фееричное сражение людей с самокатами на центральной площади Читы.

Очередь на вакцинацию в Забайкалье впервые за долгое время больше, чем есть вакцины; на Горького расстреляна машина с парой внутри - якобы они громко слушали музыку; в горбольнице несколько суток подряд умирает 12 человек — это только те, у кого положительные тесты; в Сретенске губернатор края Александр Осипов как будто бы спасает мостовую. Что ещё происходило в регионе на прошедшей неделе и что это значит — в редакционном разборе.

Андрей Козлов: Слабоумие и отвага

Режиссёр Владимир Меньшов скончался в начале недели в Москве от последствий коронавируса.

Ушёл из жизни знаменитый фотограф, путешественник, прекрасный человек Сергей Козлов, которого знали все, кто когда-либо поднимался на склоны хребта Кодар в Каларском районе.

Не стало на неделе профессора Забайкальского госуниверситета, завкафедрой экономики и бухгалтерского учёта Валерия Гонина.

От коронавируса в Питере скончалась известный в Забайкальском крае журналист, редактор, преподаватель журфака Оксана Жданова.

Президент России посмертно наградил орденом Пирогова за большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией врача скорой помощи, заведующую Агинской окружной больницей Ирину Дугарову.

Список этот можно продолжать почти бесконечно. Каждую неделю в Забайкальском крае от коронавируса умирают десятки людей, в месяц – теперь уже сотни. Есть среди жертв пандемии известные люди, есть не очень известные. Про кого-то мы знаем, что он умер от коронавируса – если родственники сочли возможным сделать эту информацию публичной. Кто-то уходит без этих акцентов.

Третья волна пандемии сильно отличается от двух предыдущих запредельной смертностью – в Забайкальском крае, в России, в мире. В нашем регионе количество ежедневно регистрируемых смертей на этой неделе перешагнуло планку в 10 человек, и это только те смерти, которые напрямую связаны именно с коронавирусом и попадают в официальную статистику.

Десять смертей в день – это больше 300 жертв в месяц. Мне кажется, это катастрофично, в том числе на контрасте со второй волной. Но точно так же мне кажется, что мы не испугались. Почти никто не испугался. И боятся только те врачи, которые ежедневно звонят родственникам погибших, чтобы сообщить об их смерти.

Это субъективное ощущение, конечно, но я совсем не вижу испуганных людей. В апреле 2020 года видел. Видел сложной осенью 2020 года. А сейчас – не вижу.

И именно от этого мне особенно страшно.

«Редколлегия» про так называемый мягкий локдаун. А ещё про отсутствие головы у борьбы с ковидом в Забайкалье

Екатерина Шайтанова: «Ещё неизвестно, как на вас прививка подействует»

В обычном пункте вакцинации в обычном торговом центре в обычном районе Санкт-Петербурга сидела обычная медицинский работник в обычной спущенной с носа маске и совершенно буднично совершала преступление - рассказывала пришедшим вакцинироваться людям, что если бы её не заставило руководство, она бы ни за что не привилась. У меня в животе был противный холодок - смесь страха и брезгливости, как бывает, когда видишь, как голубь клюёт голубю голову или если кошку размазало по дороге, или птица залетела в окно на даче и бьётся в кровь о стекло.

Я знаю антипрививочника-нарколога, антипрививочника-психиатра, антипрививочника-лора и антипрививочника-кардиолога в московской больнице, рассказывающего, что вакцину создали намеренно, чтобы избавиться от населения 65+. Ещё - антипрививочника, работающего в красной зоне, более того - в реанимации, и антипрививочника, отпахавшего две волны в моностационаре. А также - антипрививочника - руководителя медицинской клиники и антипрививочника - экс-министра здравоохранения региона. У вас нет холодка в животе?

Я знаю людей, которые перед тем, как поставить первый компонент вакцины, проконсультировались с экс-ректором медакадемии Анатолием Говориным - и слава богу, он нормальный. А если бы нет? А сколькие консультировались с людьми из двух предыдущих абзацев?

Феномен появления в стране врачей-антипрививочников, стопорящих и без того не самую успешную вакцинационную кампанию, вероятно, будет изучаться отдельно. Пока мы видим отдельные выступления экспертов на этот счёт. Как здесь, здесь и здесь.

У происходящего есть психологический аспект - врачей не убедили, спустили сверху установку «вакцина хорошая», этический - традиционно восприняли врачей как персонал, тогда как все опросы показывают, что это очень уважаемая профессия, пользующаяся авторитетом в обществе. Наверное, ещё какие-то.

Но основным я, к сожалению, вижу такое же мракобесие, только в белом халате - низкие компетенции, отсутствие привычки регулярно читать научную медицинскую литературу, как следствие - непонимание методов работы современной науки, и недоверие к ней.

Часть врачей старшего поколения училось в годы, когда система постдипломного образования в России была разрушена и их знания всё ещё находятся на уровне 70-х, тогда вакцины объективно были опаснее. Часть врачей молодого поколения - такие же жертвы ЕГЭ, как юристы или эффективные менеджеры, пишут с грубыми орфографическими ошибками, не умеют гуглить даже на русском и зачастую не имеют углублённых знаний о вакцинации в целом - чем отличаются разные типы вакцин, что такое гуморальный иммунитет, и так далее.

Мне хочется думать, что все они исключения из общей массы, но, видимо, слишком много исключений.

Ситуацию усугубляет тот факт, что во всей нещадно оптимизируемой государственной медицине, а в богом забытом Забайкальском крае особенно, идёт отрицательный отбор - сильнейшие идут в частную медицину или уезжают.

Всё это играет с нами злую шутку о том, что ещё несколько лет - и в торговых центрах будет проводиться не только вакцинация, но и все виды амбулаторных хирургических операций.

Дарья Кливенкова: Стëртая история Забайкалья

Губернатор нашего края на этой неделе пафосно заявил, что мы должны беречь культурное и историческое наследие. Подтолкнула его к этой глубокой мысли реконструкция центральной площади в Сретенске, во время которой рабочие начали уничтожать 100-летнюю мостовую. Когда информация о варварстве появилась в соцсетях и наших новостях, позвали экспертов для оценки возможности ещё хоть что-то сохранить. И даже губернатор высказался и поручил то же самое.

Показательный случай - сейчас как будто всем не всё равно, но ничего бы не началось без внимания общественности и без поста в Facebook (запрещённая в России экстремистская организация) директора Нерчинского краеведческого музея Александра Литвинцева. К сожалению, гласность происходящего и поручение губернатора - это только слова. Может оказаться, что на сохранение мостовой потребуются нереальные для региона деньги. Или участие специалистов, которых нет в крае.

Это предположения, но такие опасения не беспочвенны. В Забайкалье, когда дело касается истории и архитектурных памятников, слова часто расходятся с делом. Можно долго перечислять, но взять хотя бы сгоревший почти дотла дом Шиллинга в Чите, на реконструкцию которого власти Забайкалья четыре года не могут найти деньги. Церковь в Калинино, судьба которой теперь в руках благотворителей «Мангазеи». Или даже актовый зал в здании филологического факультета ЗабГУ, разрушение которого закрыто фальшстеной от лишних глаз.

Несохранение культурного и исторического наследия - такой тренд Забайкалья я вижу. Да что и говорить, часто кажется, что властям глубоко плевать на то, что происходит с людьми сейчас, что уж говорить о прошлом.

Наше забайкальское прошлое интересно только нам. Никому в Москве или ещё где-то не будет грустно, если всё это сотрëт время. Поэтому бороться должны отсюда - правительство, да и сам губернатор.

Дело только в том, что сохранение истории - это следующий этап развития общества, когда учтены все потребности настоящего. Все сыты, одеты, счастливы и готовы сосредоточиться на духовном и внутреннем. И это совсем не про Забайкалье - край обещаний и слов.

«Редколлегия» про наливайки и про то, почему их сокращение бессмысленно. И беспощадно

Егор Захаров: Сражение с электромельницами

Мэрия Читы недавно поддалась общему порыву нелюбви к электросамокатам и объявила им войну. Ну не то чтобы войну и не то не то чтобы всем самокатам, а так. Устроили в общем чиновники небольшой победоносный поход в сторону площади Ленина, где, как выяснилось, почти месяц работает пункт проката этих самых электросамокатов.

Площадь Ленина в Чите 9 июля в 12.53.

Дальнейшие действия мэрии заводят в лабиринт своей нелогичностью. Пункт проката на площади нельзя, особенно если он незаконный. Но сразу его убирать не надо, можно поработать до 8 июля. Хотя и нельзя, и незаконно. Да и опасно. Но до 8 июля можно. А другим пунктам, которые в городе работают, вообще можно. Хотя они не факт, что законные.

Утром 8 июля пресс-служба горадминистрации отчиталась: ветряная мельница электросамокаты повержены и никогда их нечестивые колёса не коснутся нашей священной площади. Однако самокаты этого, очевидно, не знали и к обеду вновь, как ни в чём не бывало, прикатили на площадь. Оперативно прокомментировать воскрешение пресс-служба не смогла.

Меня изумляют даже не провалы в логике и не заявления о том, чего нет. Гораздо интереснее тут именно борьба с мнимой угрозой. Шельмование предпринимателя, открывшего пункт проката, не спасает от тех, чьё второе имя опасность. И неважно, чем они управляют — автомобилем, мотоциклом, самокатом или плюшкой на горнолыжном склоне. Если такие деятели на собственных самокатах будут появляться на площадях, мэрия, вероятно, будет всем составом бегать за ними, расставив руки.

Редакция «Чита.Ру»

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
5
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«В чем концессия, брат?» Колонка о ЖКХ в Забайкалье
Анонимное мнение
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Рекомендуем
Объявления