20idei
СЕЙЧАС -20°С
Все новости
Все новости

Хмурая Чита вдохновила писательницу из Барнаула создать первую книгу — мы узнали как

И спросили, какой у Читы архетип

Анастасия Логинова с тиражом своей первой книги для детей об архетипах «12 дверей» (6+)

Поделиться

Муж живущей в Москве уроженки Барнаула однажды сказал, что ему предлагают поехать в Забайкалье по работе и взять с собой семью. «Всюду жизнь!» — сказала жена, и они поехали. Это было в 2019-м, а к 2022 году Анастасия Логинова выпустила две книги, набор карточек и детскую настольную игру, еще одна книга готовится к изданию. За это она благодарит Читу. Иначе бы в голову не пришло стать писателем.

Анастасия Логинова родилась в Барнауле, закончила филфак Алтайского государственного университета, параллельно училась в финансово-экономическом институте. Выпустила фэнтези-книгу для детей и подростоков о теории архетипов «12 дверей» (6+), забавный справочник по теории архетипов «Жук-абьюзер, похороны гусеницы и татуировка на лбу» (6+), набор карточек-подсказок «12 разных» (6+) и детскую настольную игру «Волк идет!» (6+). В 2022 году к изданию готовится новая книга — «Исчезающий маяк» (6+).

«Какая-то я ненормальная»

Постоянное чувство неполноценности из-за того, что не можешь долго заниматься чем-то одним? Для писателя Анастасии Логиновой это очень знакомо

Постоянное чувство неполноценности из-за того, что не можешь долго заниматься чем-то одним? Для писателя Анастасии Логиновой это очень знакомо

Поделиться

— Вся моя жизнь напоминает синусоиду, где я постоянно перехожу между двумя полюсами. Я была журналистом, потом экономистом, потом пошла в декрет и начала искать себя. Было очень много таких метаний, и сколько я ни пробовала профессий, у меня никогда не было подозрений, что я стану писателем. Ни в планах, ни в мечтах. Единственное, что я про себя всегда знала — работа со словом мне дается очень легко. Сесть и написать для меня элементарно, как дышать.

С профессией это не связывала, журналисткой подрабатывала в студенчестве. А потом у меня началась новая любовь — себестоимость, расчет, амортизация, доходы-расходы. Всё время, пока я занималась детьми и поисками себя, у меня были какие-то другие варианты.

И тут в один прекрасный (или не очень прекрасный) момент моему мужу предлагают работу в Чите. Мы к тому времени около 15 лет жили в Москве. И он такой: «Где мы, а где Чита?»

— Муж у вас военный?

— Нет, он не военный, он айтишник. И там на каком-то ГОКе ему предложили работу. Это был конец 2018 года, переезд — в 2019-м. Он говорит: «Как же так, мы всей семьей соберемся?»

А я ему отвечаю: «Всюду жизнь!» (смеется). Что Москва, что Чита — понятно, городок поменьше. И муж говорит: «Ладно, тогда поедем». Старшей дочери было около 9 лет, маленькому — 4 года. Старшая дочь была на семейном обучении. Поэтому я думаю: «Нам какая разница, ни школы, ни сады не нужны. Подпоясался и поехал!»

У меня никакой формальной работы не было, только мои проекты. Одно время я планировала интернет-магазин, потом думала, что буду педагогом. Решила: приеду в Читу, всем расскажу, какая я классная, какие у меня есть методики, соберем группу семейного обучения. Это всё были прекрасные мечты...

...А когда приехали, жизнь меня столкнула с суровой реальностью


Отчего вся тема с книгами закрутилась? Шесть тысяч километров от наших родных-близких, шесть часов разницы в часовых поясах. Мы оказались в изоляции: социальной, коммуникативной. Наверное, это была моя наивность, что мы приедем и начнем со всеми дружить. Но попали в какой-то вакуум. Знакомых не было вообще, и как-то не очень стремились люди вокруг нас к small talk (легкая обыденная беседа. — Прим. ред.). Это так странно было. Когда во время жизни в Подмосковье мы приходили на кружки, сразу возникала огромная тусовка. Если здесь я отводила ребенка на кружки, то все сидели вот так в телефончиках все полтора часа.

— У нас люди хмурые, это так.

— Думаю, они открытые и доброжелательные, но с близкими. А к незнакомцам относятся настороженно. У нас за год, пока мы в Чите жили, появился всего один человек, с которым можно было поболтать неформально. У вас есть одна прекрасная студия керамики и ее хозяйка Татьяна Иванова. Мы с восторгом туда ходили лепить, дети такие шедевры выдавали. Татьяне я очень благодарна, что она нас поддерживала, для детей столько было вдохновения, для меня тоже.

Анастасия Логинова с детьми в читинской студии керамики

Анастасия Логинова с детьми в читинской студии керамики

Поделиться

А перед тем как мы поехали, я подписалась на блогера из Читы, Марину Аницкую. Она переводчик, писатель. Думала — сейчас всё узнаю про Читу. Марина за всё время, что я ее читаю, написала про свой город только раз: «У нас был такой ураган, смотрите, как катится гараж» (смеется).

— Мы тоже помним этот гараж!

— Больше ничего полезного про Читу я из ее блога не узнала. Тем не менее это оказалась судьбоносная история. Потому что, пока я там была такая потерянная, Марина открыла запись на курс «Книга моей мечты» (16+). Думаю — тут сижу, никого учить не могу, пойду. Хотя бы у меня будет книга, год прожит не зря. Так я познакомилась с Мариной, она меня пригласила, и вся история закрутилась.

— У вас в книгах прослеживается тема архетипов. Вы изучали психологию, интересовались ею?

— История, с которой начались мои искания, с этим тесно связана. В обществе не одобряется, когда человек так часто меняет направление. Я не изучаю психологию как науку, как формальный предмет, но какие-то вещи мне интересны, потому что приятно в себе покопаться. Был какой-то очередной опрос, и я спрашиваю у своей мамы: «А какие у меня сильные и слабые стороны?» Она говорит: «Твоя слабая сторона — что ты не можешь чем-то одним заниматься в жизни». Это показывает отношение общества к тому, когда человек начинает развороты делать. Такое и прямо говорится, и негласно считывается.

Всю жизнь меня преследовал комплекс неполноценности. Потому что я работаю-работаю в энергетике или экономике, 7 лет прошло, и я чувствую: всё, меня там тошнит, на офис смотреть не могу, я туда ни ногой. Начинаю искать что-то новое. Все мои бывшие однокурсники шагают по карьерной лестнице вверх, а я прыг — в самое начало, среди новичков, которые только после школы или вуза. Чувствуешь себя в уязвимой позиции. Казалось, что я какая-то не такая. Почему я не могу достичь чего-то и продолжать?

Так вот почему


— В 2016 году блогер Валентина Габышева, которую я читала, начала много писать про архетипы. Она пионер этой темы в русскоязычном пространстве. Я тоже начала читать, проходить курсы. И после того, как я познакомилась с этой темой, меня раз — и отпустило. Я увидела закономерность и поняла, почему это возникло. У меня есть два ведущих архетипа: Творец и Мудрец. Один за гуманитарные, а другой — за точные науки. И они всё время одеяло перетягивали на себя.

Каждый раз, когда какой-то архетип был напитан, ему посвящалось много времени и сил, второй оказывался обескровленным. И со временем меня метало в ту сторону, чтобы второго напитать. Эта простая мысль стала своеобразным отпущением грехов. Значит, я не ущербная, просто у меня такая природа.

— Чем архетипы полезны в жизни?

— Они помогают не только понять, но и найти оптимальный способ взаимодействия с проблемами, задачами. Мне стало со временем понятно, что педагогика, которую я для себя выбрала, может быть моей, но в очень ограниченном варианте. Я не могу быть учителем в школе, потому что меня долгие истории очень выматывают. И потому что я не умею действовать по учебнику. Изучив архетипы, я поняла, что для меня в педагогике самым интересным было придумывать урок. Такой, которого не было! А не опекать, передавать детям и контролировать, чтобы они взяли. Выучат они английский, не выучат, какая разница? Главное, что я классно придумала и мы все повеселились. Хорошо, что я это поняла.

Пишем полезную, но увлекательную книгу


Когда это озарение на меня снизошло, я подумала: блин, мне 38 лет. У меня дочь-подросток совершенно не понимает, что ей интересно, что нужно. Если она так же, как я, будет ковыряться, это займет очень много времени. Но все книги про архетипы достаточно наукообразные. Я прикладную читала всего одну — «Герой и бунтарь» (16+), и она наполовину посвящена маркетингу. Для детей это нечитабельно.

Когда я решила написать книгу, хотелось, чтобы она стала полезной, но еще и увлекательной, в ней нужна была история.

— Чтобы и ребенок, и взрослый мог прочитать?

— Есть жанр: нарративный нон-фикшен. Он упакован в такую обертку, что читаешь не останавливаясь. Считаю, что это лучший способ доносить до детей информацию. Возможно, и для кого-то из взрослых — кому важна эмоциональная составляющая. Поэтому архетипы и поэтому для детей.

Начиная с декрета, всё, что я делала, я делала для детей. Получилось, что с 2009 года всё, чем я занимаюсь, вдохновлялось моими детьми.

— Откуда берутся такие интересные названия ваших книг? Вроде «Жука-абьюзера».

— С первой книгой («12 дверей») у меня вообще промашка вышла. Я ее написала, иллюстратор проделал невероятную работу, это великолепный художник Сергей Зиновкин. Тираж ко мне пришел 31 декабря — новогодний подарочек. Только в тот момент я догадалась погуглить и узнала, что есть, во-первых, книга «12 дверей» (имеется в виду произведение Ольги Никоновой «Двенадцать дверей. Мистическая повесть» (16+). — Прим. ред.), во вторых, есть автор Анастасия Логинова! Для меня это был шок.

А про «Жука-абьюзера» долгая была история. Это путеводитель-справочник для взрослых. В первой книге более 400 страниц, и не все взрослые смогли осилить. Поэтому я сделала короткий справочник, структурированный. Там сжатая информация, и к каждому разделу прилагается история из жизни — цитата из книги, ситуация. Читаешь описание, а потом применение в жизни. Мне пришлось кучу блогов прочитать, у меня больше 30 соавторов, у которых я просила разрешения взять их кусочки текстов. «Жук-абьюзер», «похороны гусеницы», «татуировка на лбу» — это образы из таких фрагментов как раз. Их было много, читатели моего блога выбрали самые яркие.

— Про что следующая книга?

— Это продолжение приключений подростков из «12 дверей». Называется она «Исчезающий маяк» (6+), и в ней рассказывается о том, как достигать целей — вернее о том, что нам при этом мешает. Здесь наоборот первым пришло название, а дальше уже сама история.

«Ощущение, что живешь в картине»


— Вернемся к моменту, когда вы приехали к Читу. Что вам первым бросилось в глаза? Было ужасно?

— Я сама не москвичка, я из маленького Барнаула. Меня не испугать частным сектором. Про Читу я знала примерно ничего, только муж пожил заранее полмесяца. Он-то москвич и был в шоке. Первое мое самое прекрасное впечатление — я вышла на балкон и увидела эти сопки, которые были покрыты снегом, эти закаты и восходы, когда всё покрывается розовым цветом. Непередаваемое ощущение — жить с таким видом.

Первыми в Чите писателя Анастасию Логинову поразили покрытые снегом сопки

Первыми в Чите писателя Анастасию Логинову поразили покрытые снегом сопки

Поделиться

Мне в Чите нравится природа, нравится ваше бесконечно голубое небо, огромное, просто невероятное. Багульник, который на Алтае называют «маральником». Но если из Барнаула ехать до ближайшего багульника часа 4–5, то у вас он практически в черте города.

В Чите багульник под боком, в Барнауле до него надо ехать часов 5

В Чите багульник под боком, в Барнауле до него надо ехать часов 5

Поделиться

Единственное, конечно, близость к городу дает побочные эффекты — мусор. Но эти прогулки по холмам, то, как мы с детьми бруснику собирали, осень эта великолепная…. если бы только не зима! Цены бы не было. Жили мы в каком-то очень модном доме на улице Хабаровской, с консьержем и закрытым двором. И прямо под окнами у нас была такая двухэтажная деревянная халупа. Я думала: «Чита — столица контрастов».

Тот самый двор в модной читинской высотке и открывающийся вид на деревянную «халупу»

Тот самый двор в модной читинской высотке и открывающийся вид на деревянную «халупу»

Поделиться

Вид из окна для меня очень важен. Как будто ты на фоне чего-то прекрасного. У меня благодаря высокому этажу было ощущение, что живешь в картине. И в центре приятно было гулять, все эти мостики с ключиками, какие-то объекты интересные, кафешки. Плюс наш образ жизни — у нас не было обязательств ходить на работу и в школу, поэтому было отпускное ощущение.

Дети Анастасии Логиновой на улице Ленина в Чите

Дети Анастасии Логиновой на улице Ленина в Чите

Поделиться

— Как вам показались цены?

— Город маленький, но недешевый. Но это закономерно, почти краешек России. Больше всего меня огорчало, что зимой нет нормальных овощей, потому что я вегетарианец.

— Удалось куда-нибудь кроме центра Читы съездить?

— Мы очень любили ездить на Арахлей. Причем и весной, и осенью, в разные сезоны. Он нам прямо полюбился.

Архетипируем Читу


— Может быть, у всех читинцев есть что-то общее? Какой у нас архетип?

— Архетипы — это сгустки смыслов, которые формируют узнаваемый образ. Например, мы берем архетип Правителя и понимаем, что это про власть, контроль, системность, структурность. Сгустки смыслов можно к чему угодно приложить — к человеку, к интерьеру, даже к еде. Это было мое открытие, я про него писала в «Жуке-абьюзере»: хочешь себя почувствовать Любовником или Славным малым, ешь сутки вот такую еду. В том числе архетипы можно приложить к городам. С читинцами у меня не задалось знакомство, близко я никого не узнала. Но про город, наверное, можно подумать. Это точно не Простодушный. И совершенно явно не Славный малый — он душа компании. Это точно не про вас.

Если Москва — это Правитель, то Чита для меня — это Герой. Она про преодоление природы, сопротивления. Со стороны мне кажется, что это геройская история — жить на грани. Возможно, есть что-то от Искателя: вокруг природа, она манит к себе. И многие читинцы разъезжаются в поиске новой жизни. Но основной архетип в Чите для меня — Герой.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter