Все новости
Все новости

Арбидол – чудо-таблетка от COVID или фуфломицин? Кто наживается на пандемии

Он входит в рекомендации Минздрава по лечению COVID-19, но мнения о его эффективности разнятся.

Медики всего мира бьются над созданием лекарства от коронавируса, блуждающего по планете уже больше 2 лет, всё время с начала пандемии. Пока больших успехов в этом нелёгком деле не наблюдается. Однако в России есть лекарство, которое рекомендовано Минздравом в качестве препарата не только для лечения лёгкой формы коронавируса, но и для профилактики заболевания, хотя лекарство не жалуют многие медики и у него нет очевидной эффективности – это арбидол.

Внимание! Лекарственные препараты должен подбирать и назначать врач. В каждом случае лечение назначается индивидуально. Не занимайтесь самолечением!

Ковид и арбидол

Про слабую эффективность арбидола при гриппе и ОРВИ я слышала много, поэтому не использовала его при лечении, тем более профилактике, цена его мне тоже всегда не нравилась. Дорого и неэффективно – это комбо всегда останавливало меня от покупки препарата.

Поэтому я была неприятно удивлена, когда заболела ковидом, и мне выписали эти чудо-таблетки. Они же присутствовали в рецептах, выписанных моим ковидным друзьям и знакомым.

Врачи безмолвно отдают эти рецепты лёгким пациентам, у них, по сути, нет выбора – препарат одобрен Минздравом, включён в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов как противомикробный и противовирусный препарат системного действия, применяемый при COVID-19, и внесён в 13-ю версию временных методических рекомендаций «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» от 14 октября и от 17 ноября 2021 года в качестве препарата для лечения в амбулаторных условиях, а также – внимание – для профилактики заболевания наряду с интерфероном.

Для лечения нужно от 20 до 28 капсул по 200 мг, средняя цена упаковки из 10 капсул – 550 рублей, таким образом, только на арбидол при лёгком течении ковида придётся потратить примерно от 1100 до 1650 рублей, а вот для профилактики здоровому человеку нужно шесть капсул, которые не продадут отдельно, значит, придётся покупать упаковку за 550 рублей, контактному же с ковидным больным надо от 10 до 14 капсул, то есть выкупить нужно 1–2 упаковки препарата.

Таким образом, Минздрав России пошёл вразрез с мировым врачебным сообществом, которое не принимает арбидол в качестве лекарства от COVID.

Мир не принимает арбидол

Ещё в марте 2020 года, когда у арбидола в инструкции по применению появилась пометка, что он является лекарством от коронавируса, официальный представитель Всемирной организации здравоохранения Тарик Язаревич, комментируя эту пометку, заявил РИА Новости, что нет доказательств эффективности какого-либо из лекарств против COVID-19.

Кстати, эта самая пометка и реклама, говорившая об эффективности арбидола при ковиде, вызвала немалый ажиотаж у впечатлительных, верящих в чудесное исцеление жителей России и принесла сотни миллионов производителям препарата, хотя Федеральная антимонопольная служба и признала эту рекламу незаконной. Производителей даже оштрафовали на 200 тысяч рублей.

В документе Всемирной организации здравоохранения, посвящённом лечению COVID-19, упоминаются умифеновир (он же арбидол), но указано, что эти исследования разнородные и пока не было продемонстрировано снижения риска тяжёлого течения коронавируса, потребности в кислороде, а также снижения риска смертельных исходов для всех групп пациентов.

Китай тоже отказался признавать эффективность арбидола против ковида. В самом начале пандемии – в феврале 2020 года – Национальная комиссия по здравоохранению Китая выбрала несколько препаратов, которые потенциально смогли бы уничтожить коронавирус. В их числе оказался и арбидол.

Спустя 2 месяца врачи из Центра инфекционных болезней 8-й народной больницы Гуанчжоу решили проверить их безопасность и эффективность. Во время исследования 35 пациентов с лёгкими или умеренно выраженными симптомами COVID-19 получали арбидол. По словам учёных, этот препарат не повлиял на снижение температуры, не облегчил кашель, а также не улучшил результаты компьютерной томографии лёгких. К тому же пациенты, принимавшие лекарства, жаловались на тошноту, диарею и потерю аппетита.

«Мы выяснили, что арбидол в качестве монотерапии не приносит пациентам пользы, а его приём сопровождается побочными эффектами. Хотя выборка и небольшая, мы уверены, что полученные нами результаты необходимо иметь в виду, принимая решение об их назначении при COVID-19», — говорится в исследовании, опубликованном в медицинском журнале Med.

А как относятся к арбидолу врачи в России?

Российские врачи, не заинтересованные в продвижении неэффективного лекарства, тоже относятся к препарату недоверчиво и не рекомендуют его своим пациентам.

"Арбидол"

"Арбидол"

Поделиться

Главный фармаколог Петербурга Александр Хаджидис подверг эффективность арбидола сомнению.

Александр Хаджидис — кандидат медицинских наук, президент Ассоциации клинических фармакологов Санкт-Петербурга, доцент кафедры фармакологии с курсом доказательной медицины и фармакоэкономики СПбГПМУ.

- Надо уточнить, что у арбидола проводились клинические исследования, в том числе на солидных клинических базах (НИИ гриппа), однако их недостаточно, чтобы утверждать, что арбидол имеет убедительную базу эффективности и безопасности с высокой степенью достоверности, — отметил Хаджидис.

Терапевт Варвара Веретюк уверена, что дело в том, что пока отсутствуют противовирусные препараты, которые бы в крупных исследованиях показали достаточно высокую эффективность при лечении коронавирусной инфекции.

Варвара Веретюк — терапевт центра семейной медицины «Здравица», стаж работы — 14 лет.

— В ряде исследований умифеновир (он же арбидол) сравнивался с «Калетрой» и гидроксихлорохином, где не показал преимуществ по сравнению с этими препаратами. В итоге последние были убраны из клинических рекомендаций, но умифеновир остался. Видимо, с этим и связано недовольство профессионального сообщества: хотелось бы получить результаты хорошо организованного клинического исследования на достаточно большой выборке пациентов и с плацебо-контролем, а не в сравнении с другим противовирусным препаратом, — комментирует Варвара Веретюк.

Терапевт Елена Обут тоже считает, что арбидол входит во временные методические рекомендации по COVID-19 и поэтому может быть назначен врачом, но доказательная база его клинического применения недостаточна.

Елена Обут – заведующая отделением терапии новосибирской клиники, терапевт.

Она обращает внимание, что в рекомендации международных организаций, в частности, ВОЗ, по лечению гриппа он также не включён, а в России включён.

Доктор доказательной медицины из Израиля Борис Бриль назвал арбидол «препаратом мракобесия»

Борис Бриль – израильский врач, работал в отделении анестезиологии, реанимации и лечения боли многопрофильного медкомплекса имени Моше Ихилова-Сораски Медикал Центр, официальный врач международных и внутренних турниров по ММА в Израиле, турниров по грепплингу в Израиле.

- Против вирусов сейчас нет лекарств. Если я в Израиле начну рекомендовать фероны, меня посадят в тюрьму. В России врачи выписывают, а люди скупают. Некоторые говорят: «Я пил арбидол и выздоровел», но если бы вы его не пили, вы бы тоже выздоровели. Люди вообще имеют свойство выздоравливать. Сами по себе, — отметил Бриль.

Профессор Антон Ершов говорит, что применение арбидола всегда противоречило логике.

Антон Ершов — доктор медицинских наук, профессор кафедры патофизиологии Первого МГМУ имени И.М. Сеченова.

- С одной стороны, мы пытаемся успокоить иммунитет человека и не дать ему свалиться в цитокиновый шторм, с другой — вводим ему продукт, который властями был официально признан иммуностимулятором, то есть имеющим стимулирующий эффект. Но ведь это как-то странно. Всё равно что подгонять загнанную лошадь. С иммунной системой надо разбираться до и после заболевания, но ни в коем случае не в момент болезни. Максимум, что мы можем сделать, в момент заболевания — это подавить воспаление, воздействовать на вирус, бактерии, если есть таковые, — заявляет профессор Ершов.

Какова же история чудо-препарата, которому не доверяют врачи?

Арбидол — одно из торговых названий умифеновира, зарегистрированного в качестве медицинского препарата.

Умифеновир был разработан в московском Всесоюзном научно-исследовательском химико-фармацевтическом институте им. Серго Орджоникидзе (ныне ОАО «ЦХЛС-ВНИХФИ») и в обнинском НИИ медицинской радиологии АМН СССР (ныне Медицинский радиологический научный центр РАМН).

В 1974 году создатели препарата получили авторское свидетельство, в котором химическое соединение было ими названо «арбидол». В авторском свидетельстве указаны шесть авторов препарата: Алексей Николаевич Гринёв, Фёдор Александрович Трофимов, Нина Гавриловна Цышкова, Григорий Николаевич Першин, Надежда Сергеевна Богданова, Ирина Сергеевна Николаева.

На официальном сайте лекарства можно найти подробную историю создания. В 1965–1970 годах провели химический синтез и скрининг с получением молекулы арбидола, в 70-е годы вплоть до 1978 года проводили доклинические исследования.

С 80-х годов XX века начались клинические исследования препарата, которые всё ещё продолжаются. Сначала он проходил клинические исследования эффективности и безопасности у взрослых, потом у детей, затем крупномасштабные фармако-эпидемиологические исследования и многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.

В 2006 году американская компания GoodEarthMedicine обращалась в FDA за разрешением на использование арбидола (умифеновира) на территории США в экстренных случаях в связи с эпидемией птичьего гриппа H5N1. Вплоть до 2020 года препарат не получил разрешение FDA.

Кому выгодно лечить вирусы арбидолом?

Промышленное производство арбидола запустили на объединении «Мосхимфармпрепараты» в 1992 году. Спустя 9 лет патент на изготовление выкупила компания «Мастерлек», которую в 2006 году приобрёл «Фармстандарт».

Лекарство от "Фармстандарт"

Лекарство от "Фармстандарт"

Поделиться

Интересно, что акции «Фармстандарта» приобрела распоряжающаяся финансовыми активами Романа Абрамовича компания «Профит-Хаус», которая купила пять заводов России, некогда принадлежавших американской корпорации ICN Pharmaceutical. Возглавлял «Профит-Хаус» тогда Виктор Харитонин.

Во время эпидемии свиного гриппа 2009–2010 годов Татьяна Голикова, руководившая тогда Минздравсоцразвития, и Геннадий Онищенко, в то время главный санитарный врач России, настоятельно рекомендовали использовать препарат арбидол при лечении гриппа. Тогда уровень продаж этого противовирусного средства возрос на 102%.

Преемником «Фармстандарта» в процессе реорганизации в конце 2013 года стал «Отисифарм». Таким образом, товарный знак принадлежит компании «Отисифарм» с чистой прибылью 17,7 миллиарда рублей на конец 2020 года, производит арбидол ОАО «Фармстандарт-Лексредства», заработавшее 3,4 миллиарда рублей, а владельцем, по сути, является председатель совета директоров ПАО «Фармстандарт» Виктор Харитонин, чьи доходы уже измеряются в миллиардах долларов.

Харитонин входит в рейтинг Forbes «200 богатейших бизнесменов России — 2021», у него 45-е место, состояние оценивается в 3,4 миллиарда долларов. Издание отмечает, что состояние Харитонина увеличилось благодаря росту оценки стоимости «Фармстандарта»: «Такой динамике способствовала благоприятная ситуация на рынке для фармацевтических компаний, акции которых резко выросли на фоне объявления ВОЗ пандемии коронавируса».

Помимо арбидола, в активах Харитонина ещё и легендарная вакцина «Спутник-V» — «Гам-Ковид-Вак», которую выпускает ОАО «Фармстандарт-УфаВИТА» (Уфимский витаминный завод).

Поделиться

Соучредителями одной из компаний Харитонина — научно-исследовательского центра «Научтехстрой плюс» являются Андрей Дементьев и Андрей Реус. Им принадлежит по 12,5% этой компании, следует из данных ЕГРЮЛ. Также они участники акционерного общества «Эс Джи Биотех» с 6,9% акций у каждого наравне с Харитониным, который владеет 17,1% акций.

Реус и Дементьев в начале 2000-х годов работали в правительстве у тогдашнего вице-премьера Виктора Христенко, а впоследствии были его замами в Министерстве промышленности и энергетики России (позже Минпромэнерго было преобразовано в Минпромторг). Минпромторг курирует в том числе и фармацевтическую индустрию. Правда, ни Реус (ушедший из министерства в 2007 году), ни Дементьев (ушёл в мае 2012 года) за эту отрасль, судя по публичной информации, не отвечали.

Общее место работы — не единственное, что связывает Дементьева и Реуса с Христенко. Все трое родом из Челябинской области. Все трое, а также супруга Христенко Татьяна Голикова (министр здравоохранения и социального развития в 2007–2012 годах, ныне заместитель председателя правительства РФ) — учредители Благотворительного фонда «Фонд возрождения Старицкого Свято-Успенского монастыря».

***

С уверенностью сказать, что арбидол неэффективен и только выгоден своим производителям и тем, кто его продвигает, я не могу так же, как и утверждать, что он помогает при лёгком течении коронавирусной инфекции. Минздраву виднее, раз препарат присутствует в рекомендациях при лечении ковида. Но то, что пандемия может способствовать продвижению различных лекарств, остаётся на совести выгодополучателей, которые зарабатывают миллиарды на человеческой трагедии.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter