Все новости
Все новости

«Не надо думать, что все, кто мог, умерли»: врачи об отмене ковидных ограничений

Разбираемся, чего ждать от шестой волны коронавируса.

В течение всего марта заболеваемость ковидом в России снижалась, и 1 апреля оперштаб отчитался менее чем о 20 тысячах новых случаев (в начале марта показатель приближался к сотне). Однако эксперты уже начинают говорить о том, что пятая волна коронавируса не была последней.

Мировая статистика это подтверждает: крупнейшая с начала пандемии вспышка в Китае, подъёмы заболеваемости в США, Европе и Африке говорят, что окончательно прощаться с ковидом пока рано. Мы поговорили с врачами, чтобы разобраться, что происходит сейчас и чего ждать от вируса в ближайшем будущем.

Новый вариант вируса: что мы о нём знаем?

Пульмонолог Алексей Кривоногов говорит, что пока в России падает заболеваемость, в мире происходят иные перемены, которые нам говорят немножко о другом.

— В мире, пока наверняка не в России, мы имеем дело с другой линией омикрона, вариантом, который имеет видоизменённый вирусный геном, называется он научно «омикрон BA.2», а в популярной литературе — стелс, — говорит Кривоногов. — Он является более заразным, чем исходный вариант омикрона, он может распространяться в полтора раза быстрее, чем исходный штамм. Но увеличения числа госпитализаций и неблагоприятных исходов от него не замечено. Протекает он также по типу острого катарального синдрома или острого респираторного заболевания.

Алексей Кривоногов — пульмонолог, руководитель Центра диагностики и лечения последствий новой коронавирусной инфекции «Новой больницы» в Екатеринбурге.

За месяц заболеваемость ковидом снизилась в 4,5 раза

За месяц заболеваемость ковидом снизилась в 4,5 раза

Поделиться

Иммунолог Николай Крючков не вполне согласен с коллегой относительно распространённости стелс-омикрона в России — он полагает, что на сегодняшний день в столицах к нему относится большинство случаев. Но при этом он согласен, что вирус не стал более опасным — исследования не показывают, чтобы у новых вариантов вируса была большая патогенность.

— Конечно, различия могут быть, но чтобы их измерить с учётом всех факторов — такие исследования быстро не проведёшь, — считает Крючков.

Николай Крючков — иммунолог, генеральный директор ООО «Клиникал Экселанс Груп», доцент медицинского университета имени И. М. Сеченова.

Тем не менее, оптимистично считать, что вирус стал безопасен, не приходится. В самом начале распространения омикрона действительно было предположение, что это совсем лёгкий вариант, но, как показала практика, всё не так радужно.

— Оригинальный омикрон изначально протекал по типу ОРВИ, причём, по моему опыту, с симптоматикой ларингофарингита, то есть поражения горла и гортани, люди жаловались на боли в горле и затруднения при глотании, — говорит терапевт Иван Скороходов. — Зачастую этот вариант вируса не приводил к госпитализациям и развитию пневмонии. Исследование на животных показало, что омикрон по сравнению с дельтой в 70 раз быстрее размножается в верхних дыхательных путях и в 10 раз медленнее в лёгких. Это всех обнадёжило, что омикрон наконец-то превратится в сезонное ОРВИ.

Но он начал мутировать, и те штаммы омикрона, которые есть на сегодняшний день, BA.1 и BA.2, могут приводить к госпитализациям. Они по-прежнему опасны для пожилых людей и пациентов с факторами риска.

Иван Скороходов — практикующий терапевт, врач аллерголог-иммунолог, член Российской ассоциации аллергологов и иммунологов.

Чтобы оценить степень опасности, стоит посмотреть на статистику смертности — она тоже снижается, но не так быстро, как заболеваемость. Врачи говорят, что она связана с пациентами, заболевшими в сезон подъёма заболеваемости. Смертность будет снижаться, но она всегда отстаёт от заболеваемости на несколько недель.

Смертность снижается не так интенсивно, как заболеваемость

Смертность снижается не так интенсивно, как заболеваемость

Поделиться

Когда ждать новую волну?

Сейчас ВОЗ проводит мониторинг: с разных точек планеты собирают новые штаммы. Скороходов говорит, что в основном они мало чем отличаются и их мутации не влияют на основные категории.

— У ВОЗ есть три категории, по которым оценивается каждый штамм: заразность, умение обходить иммунный ответ и способность вызывать тяжёлое течение. В соответствии с этим они подразделяют штаммы на вызывающие интерес и вызывающие опасения. Первые — это вирусы, которые имеют большое количество мутаций, но ещё непонятно, во что это выльется, а вторые — которые имеют мутации, влияющие на три основные категории. Сейчас в этом списке дельта и омикрон. Я думаю, что если будет шестая волна, то это будет версия омикрона.

Кривоногов полагает, что если говорить о волне, то она должна будет захватить многие страны, увеличение заболеваемости есть лишь в некоторых странах. Говорить про Россию в этой волне пока рано, у нас снижение заболеваемости. Однако регионы России один за другим снимают ограничения по коронавирусу, а это может не пойти на пользу.

— Проблема в том, что снимать ограничения сейчас не очень правильно, мягко говоря. Не потому, что если отменить ношение масок, то тут же произойдёт всплеск. Дело не в этом, — считает иммунолог Николай Крючков. — На сегодняшний день я оцениваю количество людей, которые используют регулярно маски в закрытых помещениях, в 30–35%. Это было до отмены ограничений [в Москве]. Сейчас это может быть 5%.

Фактически этой отменой мы воздействуем на людей, которые не были против соблюдать противоэпидемические меры. Не победив ещё ковид, мы делаем социальной нормой неношение масок. Это значит, что люди, которые и сейчас не против надеть маску, заходят в общественный транспорт, видят, что всё без масок, появляется социальное давление, и они её не надевают.

Он говорит, что вкупе с отменой ограничений постоянно повторяющиеся сообщения о том, что омикрон легко переносится, приводят к нежеланию людей вакцинироваться и ревакцинироваться. Зачем, если болезнь стала такая лёгкая, что даже маски отменяют? Популяция будет терять иммунитет.

— Я так понимаю, приближённое к властям экспертное сообщество основывается на предположении, которое они фактически приняли за аксиому, что коронавирус — всё, — говорит Николай Крючков. — То есть будут небольшие всплески, патогенность будет только снижаться и так далее. Я бы сказал, что они выдали желаемое за действительное. Когда-то это действительно случится, но думаю, что на нормализацию ситуации нужны полтора-два года. Я думаю, что эти решения приняты на фоне других проблем.

Крючков полагает, что ближайший всплеск заболеваемости может начаться в конце апреля, хотя он и не будет таким высоким, как пятая волна. В мае он ожидает нормализацию и даже снижение летальности, лето будет благоприятным, эпидемия перейдёт в подострое состояние, инфекцию станет легче контролировать, а сезонные всплески станут более выраженными.

— Но дальше наступает осенний период, а там — неопределённость. Первое: у нас ухудшение социально-экономической ситуации, это очень сильно влияет. Второе: у нас очень сильно к этому времени снижается уровень коллективного иммунитета, потому что сейчас он снижается, а не растёт. Сейчас он официально на уровне 53%, будет меньше, в том числе в группах риска. Не надо думать, что все, кто мог, умерли. Значительная часть людей [из групп риска] умерла, но много людей, подверженных осложнениям с ковидом, осталось. Поэтому к осени не исключаем появление новых штаммов, не исключено, что появится более патогенная линия.

Он считает, что сейчас мы можем управлять заболеваемостью, в отличие от начала пандемии, однако вместо этого «входим в режим надежды на чудо», который приведёт к ухудшению ситуации.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter