СЕЙЧАС -17°С
Все новости
Все новости

Смертная казнь за взятку в 0,5 млн руб. - опыт Китая в борьбе с коррупцией

Главная беда чиновников в Китае – взятки и любовницы. И чем выше занимаемый пост – тем больше соблазнов.

В 2009 году, в самый разгар мирового финансового экономического кризиса, известный российский китаевед Алексей Маслов, отвечая на вопрос: «Почему меры, предпринимаемые китайским правительством, по преодолению кризиса гораздо эффективнее, чем усилия российского правительства?», сказал: «Потому, что китайская бюрократия на четыре тысячи лет старше».

Известный французский синолог Сириль Жавари считает, что среди всех зародившихся на евразийском континенте цивилизаций только китайская всегда находилась на одной и той же территории. Речь идёт о цивилизации оседлых крестьян, которые выращивают рис на одной территории с тех пор, как человек изобрёл земледелие. Таким образом, в отличие от всех цивилизаций, Китай не был сформирован в результате завоеваний или миграций. Всё это – чрезвычайно важный элемент для восприятия китайцев, так как это ставит под вопрос понятие истоков. Когда народ мигрирует или страна подвергается аннексии, это создает мощный временной маркер начала, чего не существует в случае Китая.

Китайская культура сформировала единственную в своем роде систему письма, которая работает на основе представления идей и ситуаций, а не звуков, как это обстоит во всех других графических системах евразийского континента. Это, в свою очередь, служит основой для уникального постоянства, ярчайшим примеров которого служит тот факт, что китайцы не меняли политическую систему на протяжении 3 тысяч лет. Вплоть до сегодняшнего дня. Страной неизменно правит одна партия: сейчас это коммунисты, тогда как раньше страной руководили те, кто прошли имперские экзамены (и занимали все государственные посты от сторожа до премьер-министра).

Система государственных экзаменов (кэцзюй), которая с перерывами просуществовала 1 300 лет: с 605 (династия Суй) до 1905 года (закат династии Цин). Наличие такой системы обеспечивало преемственность в государственном управлении и во многом обусловило долгое процветание централизованной империи.

Отзвук этой системы находят и в государствах, весьма далеко отстоящих от бывшей Срединной империи: до сих пор достаточно спорным остаётся вопрос о том, в какой мере она повлияла на утверждение формы экзаменов на получение учёных степеней в Европе и на связь этих степеней с «табелью о рангах».

«Высокий пост – значит большая учёность», гласит китайская поговорка, для китайцев звучащая вовсе не иронически. В этом – вся суть китайской политики, где власть предстаёт воплощением или, точнее, действует от имени незыблемого и притом морального по природе вселенского порядка.

Столь восхитившая Вольтера система меритократии давала любому китайцу возможность принимать в них участие столько раз, сколько ему заблагорассудится. В результате Китай намного опережал весь остальной мир вплоть до эпохи Возрождения. Разумеется, сыну госслужащего было куда проще добиться успеха на экзаменах, однако были нередки случаи, когда жители какой-нибудь деревни сообща платили за обучение самого способного ребенка. Такая система неизменно предлагала лучшие мозги на службу стране.

И в древности, и в настоящее время одним из необходимых условий для продвижения чиновника наверх было получение им учёной степени. Сейчас к этому добавилось знание общеупотребительного (государственного) варианта китайского языка – путунхуа и иностранного, в первую очередь, английского языка. Так, например, бывший секретарь комитета КПК города Маньчжурии У Хаофэн защитил в Московском государственном университете кандидатскую диссертацию по мерзлотоведению на русском языке.

Посол Советского Союза в Китае в 1986–1990 годах Олег Трояновский так характеризовал китайских руководителей, с которыми он вёл переговоры: «На основе личного опыта я считаю, что китайское руководство по профессионализму на уровне, а в ряде случаев и выше руководителей любой другой страны».

Сейчас в Китае похожая система действует, когда кто-то хочет представить свою кандидатуру в компартии. Сначала в отношении кандидата ведётся проверка. Опрашивают всех, с кем общается человек, его родственников, одноклассников, друзей, учителей. В Коммунистической партии Китая в настоящий момент насчитывается 82 миллиона членов, то есть примерно 5% населения (примерно столько же приходилось на госслужащих в имперскую эпоху). Именно поэтому идеи западной демократии так плохо прижились в Китае. Для китайцев длительность – это синоним эффективности. Они не понимают, зачем им нужно менять систему, раз она работает так хорошо столь долгое время.

Однако суровая реальность, необходимость реагировать на вызовы и угрозы сегодняшнего дня побуждает руководство правящей компартии менять стиль управления и нормы поведения бюрократии. Врагом номер один для партии и государства была признана коррупция.

Профессор Института экономики Академии общественных наук КНР Цзо Дапэй, ссылается на несколько идеализированный иностранный опыт борьбы с коррупцией: «Я хочу ударить в набат во имя китайского народа: его имущество и будущее в опасности! В Китае не только появилось много «предпринимателей» наподобие российского Ходорковского, к нам идут опасные люди, похожие на итальянского премьера Берлускони! Они хотят не только разграбить общенародное богатство, но и заполучить политическую власть, что станет угрозой для любой современной демократии. Мы стоим не только перед реальным капитализмом, но и перед самым коррумпированным чёрным капитализмом, где чиновники состоят в сговоре с бизнесом, а обладающие властью и богатством владеют всем. Нам нужны не только китайский Путин и серьёзная борьба с обогатившимися на разграблении народа, нам надо по-настоящему рассчитаться с теми, кто грабит народное имущество, с коррумпированными чиновниками, которые проталкивают капитализм для власти знати…»

Прагматичные китайцы вполне допускают, что кроме денежного содержания, выплачиваемого государством, у государственных служащих могут быть и дополнительные «источники» получения денежных средств. Главное – не переходить некую красную линию. Существует неписаный «кодекс» поведения китайских чиновников. Например, в разряд табу попадают педофилия (известен случай, когда одного чиновника городского уровня приговорили к смертной казни за содержание 10-летней любовницы), содержание любовниц за государственный счёт (например, мэр-коммунист из провинции Хубэй был расстрелян за то, что содержал свыше 100 своих любовниц за счёт городской казны), растраты в особо крупных размерах, получение взяток не в соответствии с занимаемой должностью и так далее.

Главная беда чиновников в Китае – взятки и любовницы. И чем выше занимаемый пост – тем больше соблазнов. Несмотря на все многолетние усилия по созданию, казалось бы, прочной цепочки, соединяющей безупречную репутацию у сослуживцев, стремительный карьерный рост, финансовое процветание, семейное спокойствие и красавицу-любовницу, самым слабым звеном, естественно, оказывается последнее. А, как известно, рвётся там, где тонко.

В 2006 году китайская Фемида не пощадила бывшего вице-адмирала ВМС КНР Ван Шоуе. За своё пожизненное заключение, а именно во столько оценил закрытый военный суд совершённые преступления, он должен сказать отдельное спасибо своей молодой любовнице. Девушка по неизвестным никому причинам пришла однажды куда надо и доложила о своих связях с высоким покровителем, а также не стала скрывать и известные ей факты незаконного обогащения своего любовника. Следствием было установлено, что на посту заместителя главкома ВМС Шоуе незаконно присвоил около 20 миллионов долларов, которые предназначались на развитие военного флота, а также вознаграждения - 15 миллионов долларов - от подрядчиков, получавших выгодные контракты.

Бывший министр железных дорог КНР Лю Чжицзюнь снят со своего поста из-за получения взяток в 3 миллиарда юаней (476 миллионов долларов). Финансовые достижения так вскружили ему голову, что 58-летний ловелас одновременно содержал свыше десяти любовниц, среди которых известные в стране актрисы. Кроме этого, бывший министр успевал и поддерживать бизнес другой своей любовницы, попутно зарабатывая огромные прибыли на откатах. Дело гражданина Лю ещё в стадии расследования, но приговор, очевидно, будет суровым, особенно учитывая, что народ, уставший от безнаказанности чиновников, уже давно требует крови. По китайскому законодательству для вынесения смертного приговора достаточно ущерба в 100 тысяч юаней (чуть более 500 тысяч рублей).

Новый руководитель Китая Си Цзиньпин потребовал, чтобы служащие, партийные кадры и армейские офицеры соблюдали режим экономии. Проведение банкетов, вручение визитёрам взяток под видом подарков запрещены. В результате в Китае упали доходы дорогих отелей, ресторанов, магазинов.

За те несколько месяцев, что он находится у власти, Си Цзиньпин ввёл для огромной армии чиновников и военных новый кодекс поведения, граничащий с аскезой. Он заявил, что мздоимство и расточительство могут привести Коммунистическую партию к краху. Раньше партийно-государственные кадры устраивали по разным поводам пышные приемы с возлияниями за счёт казны.

Приезжим высокопоставленным гостям вручались подарки в сумке от фирмы Луи Виттон. По существу, это было формой взятки. Теперь против подобных «излишеств» развёрнута борьба.

Во время сессии парламента депутатам из числа высших армейских чинов было предписано делить друг с другом номера в гостиницах, привозить с собой туалетные принадлежности и ездить на заседания на машинах, выделенных для нескольких человек. Новый режим пагубно отразился на отелях и универмагах: клиентов стало меньше.

Но такой курс наталкивается на колоссальное сопротивление. Многие функционеры заявляют, что им нечего декларировать. А на самом деле переписали активы на детей, жён или переправили их за границу.

Становится известно, что чиновники быстро перестроились в свете новых указаний и научились их обходить. Два функционера из провинции Фуцзянь рассказали газете «Наньхуа Цзаобао», что банкеты, причем ещё более пышные, чем раньше, теперь устраиваются «в подполье». Поскольку застолья в ресторанах запрещены, правительственные департаменты так переделали ведомственные столовые, что они выглядят не хуже пятизвёздных ресторанов. На работу туда взяты лучшие повара.

Чиновник объяснил, что если хочешь продвинуть проект, без шикарного банкета не обойтись: «Призыв к скромности слишком суров. Это сделано в типичном коммунистическом стиле. Неожиданно начинается движение, когда от всех членов партии требуют учиться у революционных предшественников духу бескорыстия и благородства. Но разве можно это сделать в сегодняшнем Китае? Мы вынуждены скрываться от посторонних глаз. И пока нас не поймают за руку журналисты или обычные граждане, руководство нас не будет наказывать».

Цель властей – провести административную реформу, которая лишила бы чиновников возможности диктовать условия бизнесу. Только тогда удастся одолеть коррупцию и сохранить стабильность в стране.

При том, что сегодня чиновники не стесняются красть вагонами, мелкую коррупцию в Китае задавили. Практически невозможно представить китайского дорожного полицейского, обирающего водителей, врача больницы, трясущего деньги с пациента, капитана в военкомате, «отмазывающего» от службы в армии. Никто не хочет загреметь на 10 лет в тюрьму за сто долларов, коэффициент страха работает безотказно.

По прогнозам экспертов, к 2020 году для эффективного управления быстрорастущей экономикой Китаю понадобится в 15 раз больше управленцев, чем сейчас. Качество новой управленческой элиты можно будет увидеть уже в самое ближайшее время.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter