СЕЙЧАС +10°С

Край Ильковского: долговая яма и ручные депутаты

«В общем, такое складывается ощущение, что шарахания какие-то происходят, и правительство во главе с губернатором просто нас ведут в долговую яму»...

16 апреля депутаты Законодательного собрания Забайкальского края увеличили дефицит бюджета региона сразу на 61% - до 6,5 миллиарда рублей - за счёт пока ещё не полученных денег. Кто-то из народных избранников воспринял это как катастрофу, кто-то — как новую возможность для развития, но большинство молча голосовало «за», не задавая лишних вопросов.

О корректировке бюджета во время апрельской сессии речи не шло, хотя предположить, что она случится, можно было. Хотя бы потому, что фестиваль «Студенческая весна стран Шанхайской организации сотрудничества» уже на носу, а средств на его организацию краевые власти до сих пор не выделяли. И вот 14 апреля — за два дня до пленарного заседания — губернатор вносит соответствующий законопроект, и заксобрание 16 апреля его рассматривает.

Неожиданный бюджет

Традиционно первая часть пленарного заседания была весьма монотонной, за исключением избрания Владимира Шадапова уполномоченным по правам ребёнка в Забайкальском крае. С 10.00 до 12.00 депутаты принимали законопроекты во втором чтении. Традиционно особых дискуссий по ним не возникало.

Когда в начале первого часа все вопросы первой части заседания были исчерпаны, председатель комитета по бюджетной и налоговой политике Владимир Хорохордин предложил рассмотреть в первом чтении законопроект о внесении изменений в бюджет. Депутаты большинством поддержали предложение краснокаменского единоросса, и к трибуне направился министр финансов региона Андрей Кефер - представлять изменения.

Выступление министра, длившееся чуть больше 10 минут, изобиловало массой специфических терминов и сложных официальных оборотов. Суть речи Кефера сводилась, в общем-то, к информации из пояснительной записки: предлагается увеличить расходы бюджета 2014 года на 61% или на 2,63 миллиарда рублей — до 47,47 миллиарда рублей, а доходы — всего на 122,6 миллиона рублей. Таким образом, дефицит бюджет региона увеличивается в 1,6 раз — до 6,56 миллиарда рублей и заскакивает за 15% от объёма собственных доходов, установленных Бюджетным кодексом РФ в качестве потолка для отрицательной разницы между доходами и расходами.

Для того, чтобы не нарушить Бюджетный кодекс, Ильковский предложил воспользоваться оговоркой, при которой позволительно перейти планку в 15%. Правительство края одновременно с увеличением дефицита изменило в законопроекте перечень источников его покрытия. В этот перечень вошли кредит от федерального бюджета в 1,2 миллиарда рублей, из которых 1 миллиард направлялся на погашение кредитов перед банками, и остатки на счетах федеральных целевых средств в 1,5 миллиарда рублей. Также из него исключили банковские кредиты в 258 миллионов рублей и уже обозначенный миллиард. Кроме этого, губернатор предложил намерено провести эмиссию гособлигаций Забайкальского края с купонным доходом на сумму в 1,5 миллиарда рублей. Эти непростые махинации с бюджетом не могли не вызвать вопросов у депутатов.

«Пытки» министра

Начал дискуссию с министром директор Дарасунского завода горного оборудования, коммунист Сергей Белоногов: «Вы говорите о 1,5 миллиарда остатков, которые остались на счетах с прошлого года. Это говорит о чём? О неэффективной работе краевого правительства, или у вас другое мнение?»

Кефер: «Остатки сложились по целому ряду причин. На наш взгляд, объективных, так как большая часть средств поступает из федерального бюджета в декабре. Другая часть остатков сложилась из-за конкурсных процедур, хотя, понятно, что это проблема заказчиков. Я считаю, что мы не должны серьёзно авансировать бизнес, а оплачивать работы только по их окончанию. Поэтому остатки — процесс неизбежный».

Белоногов: «И второй вопрос: вот НДФЛ, вы реально записываете такие цифры и неужели думаете их выполнить?»

Кефер: «Ну, данным законопроектом не предполагается увеличение доходов ни по НДФЛ, ни по налогу на прибыль. Мы проанализировали реальность наших поступлений и считаем, что, если даже по итогам года, мы где-то недоберём налог на прибыль, то перекроем его НДФЛ. Поэтому мы считаем, что наши проектировки по бюджету весьма реальны».

Следующим слово взял ещё один депутат от КПРФ Сергей Сутурин: «А можно поподробнее по выпуску ценных бумаг на 1,5 миллиарда рублей? Всё-таки реально ли их размещение? И когда мы получим средства от их выпуска, как вы говорите, только в четвёртом квартале? Как и кем эти ценные бумаги будут востребованы? Это первый вопрос. А второй, вот почему-то вы говорите: «Ожидаемое привлечение бюджетного кредита». Здесь чуть конкретнее, состоялось ли соглашение? Будет ли привлечён бюджетный кредит, и в какие сроки?»

Кефер: «По ценным бумагам проинформирую вас, я называл сроки — предположительно, четвёртый квартал. Эти сроки обусловлены тем, что сама процедура длительная. Для того, чтобы выпустить ценные бумаги, нужно, во-первых, сегодня принять закон, зарегистрироваться в Минфине и выполнить ряд процедур, в том числе рейтингование региона. Тем не менее, говоря о возможном увеличении средств за счёт выпуска ценных бумаг, необходимо отметить, что, в принципе, эта процедура уже отработана. Более того, соответствующие интересанты, по большому счёту, определены, хотя, конечно, нам нужно будет проводить конкурсные процедуры. Это и организации, размещающие средства негосударственных пенсионных фондов, и банки, и ряд других компаний. То, что касается слова «ожидаемый» в отношении бюджетного кредита. Я его употребил, так как на данный момент ещё нет соглашения с Минфином РФ. Могу только доложить, что вчера мы это соглашение подготовили, и я сегодня в Москве передал его на подпись. Сегодня оно должно оказаться у министра и мы ожидаем, что оно будет подписано».

Как только министр закончил свою речь, слово вновь взял Сутурин: «Ценные бумаги — это не долговая яма для бюджета Забайкальского края? Тем более, ведь у края появятся дополнительные обязательства, и стоимость бумаг может меняться».

Кефер: «Здесь надо понимать, что аукцион ценных бумаг находится в том числе в пределах нашего дефицита. Это не дополнительная нагрузка, а мы часть ресурсов, в данном случае 1,5 миллиарда рублей, предлагаем заменить привлечением кредитов банков за счёт размещения ценных бумаг. Будут ли расти проценты по бумагам? Здесь мы видим ряд преимуществ над обычными кредитами. Там очень твёрдо установлены проценты купонного дохода, ну например 9%, и они в течении пяти лет не меняются. Кроме того, мы сейчас берём кредиты на три года, и банки неохотно идут на пятилетний срок, а если и идут, то ставка при этом значительно растёт. В ценных же бумагах есть несомненная прелесть. Мы размещаемся на пять лет, доход по ценным бумагам выплачивается не ежемесячно, как с кредитами, а один-два раза в год, что позволит сосредоточить ресурсы к этом времени. Кроме того, в течении всего срока ставка по бумагам не меняется».

Затем поступило несколько вопросов по деталям законопроекта от единоросса Анатолия Романова, которыми он слегка упрекнул правительство края: «Хотелось бы уточнить об увеличении резервного фонда правительства. Мы как-то действуем по синусоиде. То мы его увеличиваем, то уменьшаем. Что это, политика такая или нужда?»

Кефер: «Да нет. Мы просто посмотрели, что ситуация с пожарами достаточно тревожная, поэтому по поручению губернатора решили увеличить резервный фонд. Какой-то задел на эти случаи сделать».

Романов: «А перед этим мы фонд уменьшали?»

Кефер: «Действуем от ситуации».

На этом вопросы иссякли, и спикер Наталья Жданова передала слово председателю профильного комитета Владимиру Хорохордину: «Комитет рассмотрел на своём заседании 15 апреля проект закона и отмечает, что рекомендации, сформулированные ранее заксобранием, нашли отражение в проекте. Правительство увеличивает финансирование на покупку жилья детям-сиротам, на бесплатное обеспечение лекарствами детей до первых трёх лет и детей из многодетных семей до шести лет, на работу природного парка «Арей», на поддержку и развитие агропромышленного комплекса. Вместе с тем, рекомендации по финансированию исполнения майских указов президента не нашли отражения в проекте закона. При рассмотрении проекта замечания высказали контрольно-счётная палата края и правовое управление заксобрания, которые учтены в нашем заключении. В связи с этим рекомендуем заксобранию принять проект закона в первом чтении с учётом замечаний из заключения комитета».

Бесполезные советы

Согласно регламенту, в качестве содокладчика следующей к трибуне вышла председатель контрольно-счётной палаты края Светлана Доробалюк, которая чётко дала понять, что происходит: «Проанализировав оперативный отчёт об исполнении бюджета на 1 апреля, хотелось бы отметить риски невыполнения в полном объёме запланированных доходов по налогу на прибыль. Если их сравнить в сопоставимых условиях с аналогичным периодом прошлого года, то фиксируется снижение темпа роста на 24,4%. В целом снижение темпа роста собственных налогов составляет 2,9%. При сохраняющейся тенденции в течении года, возможно, придётся уточнять доходную часть бюджета в сторону уменьшения.

По расходной части бюджета: у нас серьёзные вопросы к долговой политике, которую проводит правительство края. Концептуально проект закона не противоречит бюджетному законодательству. Право такое у субъекта есть, но, вместе с тем, мы отметим ряд рисков. Первое, отсутствует законопроект «Бюджетные ассигнования по выплате агентских комиссий и вознаграждений», что не позволит привлекать финансовые организации для оказания услуг профессиональных участников рынка ценных бумаг. Я думаю, что это может сделать правительство в пределах своих полномочий. Второе, не предусмотрена выплата купонных доходов в плановый период 2015-2016 годов по ценным бумагам, которые планируется выпустить в 2014 году. Третье, есть риск не размещения облигационных выпусков и неисполнения в связи с этим расходных обязательств, которые мы сегодня будем утверждать. Кроме того, процедура размещения ценных бумагам достаточно длительная, поэтому палата считала бы целесообразным все эти дополнительные поступления зарезервировать, а не распределять.

В заключении скажу, что в очередной раз не учтены замечания палаты в части соблюдения требований Бюджетного кодекса о необходимости утверждения объёма гарантий по каждому направлению. Ну, и наболевшее: в перечне объектов капитального строительства для бюджетных инвестиций нет детализаций по стройкам, объектам и инвестпроектам. Это нарушение закона «О бюджетном процессе». Контрольно-счётная палата предлагает рассмотреть проект закона с учётом нашего заключения».

После выступления Доробалюк в зале заседаний воцарилась тишина. Жданова предложила задать вопросы, но их не оказалось. А вот на предложение высказаться ожидаемо откликнулся коммунист Николай Мерзликин: «Прежде всего, хотел бы отметить крайне низкий уровень организации работы правительства края. Ну, что это такое? Вносится законопроект в понедельник, сегодня — среда, и мы его рассматриваем. Это вообще ничем не обоснованная поспешность. Ладно, если бы это единичные случаи были, но это же у нас теперь происходит постоянно. Постоянно вносятся законы перед проведением сессии. Да и не лучше по другим направлениям дело обстоит. Возьмите программы, их больше десятка уже принято, а в бюджете-то мы не видим этих миллиардовых программ. И теперь это называется государственные программы. Я думаю, что в связи с этим надо мало того, что отклонить бюджет, надо и вернуть нам полномочия по принятию госпрограмм.

Конечно, раньше было, когда мы принимали бюджет в таком спешном порядке. Но что это было? Это было распределение вполне понятных федеральных дотаций. А что сейчас нам предлагают? Ну, доходы растут ненамного, а расходы растут на 2,5 миллиарда рублей. Чем же это обеспечивается? Дефицитом бюджета! Теперь, где источник покрытия этого дефицита? Мы с вами сегодня уже слышали: ожидаемое привлечение бюджетного кредита в 1,2 миллиарда. Ожидаемое! Денег пока нет, а мы их в бюджет закладываем. Ну, это нонсенс какой-то! Такого не бывает. Дальше, увеличение целевых федеральных остатков. Это прошлогодние деньги, которые правительство края не смогло реализовать. Уж это-то странные источники, а уж что касается последнего — ценных бумаг, так это вообще странный источник. Понимаете, должно было быть представлено обоснование, хотя бы по аналогу с регионом похожим на наш, где такая практика существует. Ничего этого нет!

Когда губернатор выступал с отчётом перед нами, говорил о проекте утопии. Так вот это не бюджет, а проект утопии. Необеспеченные деньги мы вставляем в бюджет. Уже ни в какие ворота это не лезет. Самое-то главное — это долгосрочные вещи. Долговая нагрузка и так 1 миллиард уже. А тут-то на несколько лет. Получается, что мы дальше пролонгируем эту долговую нагрузку. В общем, такое складывается ощущение, что шарахания какие-то происходят, и правительство во главе с губернатором просто нас ведут в долговую яму. Я предлагаю отклонить проект и отправить его на доработку».

Посмотрите на Украину и принимайте бюджет

Слова коммуниста, наконец-то, вызвали к полемике депутата другой оппозиционной партии - «Справедливой России». Цырендоржи Дамдинов решился вступиться за губернатора: «Когда ещё выступал Андрей Иосифович Кефер, по глазам Николая Владимировича (Мерзликина) я видел, что он сейчас что-то подобное скажет. Так и случилось. Ну, не сравнивайте небо и землю. То, что было три-четыре года назад, когда федеральные деньги от нефтедолларов падали, и мы их в спешном порядке утверждали, и то, что происходит сегодня. Смотрите, что творится в стране. На Олимпиаду посмотрите, на Украину, Крым. Ни один субъект сегодня ничего не получает, новые субъекты находятся на голодном пайке. Поэтому, конечно, тот проект, который сегодня нам внесли, тяжёленький, но люди работают. К Андрею Иосифовичу (Кеферу) вообще невозможно попасть здесь, постоянно в Москве. Поэтому давайте немножко оглядываться вокруг, знать, что происходит в стране сегодня. Я ничего страшного не вижу. Есть пожары, конечно, их надо тушить, а не говорить, что мы в долговую яму падаем. Кто работает, у тех всегда есть долги. Конечно, можно всё сжать, как мы раньше любили делать, сидеть, ничего не делать. Здесь совсем другая ситуация, поэтому я предлагаю поддержать данный проект».

Хорохордин был менее эмоционален: «Хотелось бы поддержать слова Николая Владимировича по поводу позднего внесения законопроекта. Мы уже обсудили этот вопрос с разработчиками, они нас услышали и заверили, что приложат максимум усилий, чтобы подобного не повторялось. По поводу того, что Мерзликин говорит достаточно эмоционально про долговую яму. Я надеюсь, что все депутаты услышали министра финансов о том, что уменьшается на 1,5 миллиарда кредитование в коммерческих банках и смещается на выпуск ценных бумаг. Стратегию, которую мы приняли в конце 2013 года, мы не изменили. Всё, спасибо».

Голосование: 38 голосов «за». Принято в первом чтении. Хорохордин предлагает рассмотреть законопроект и во втором чтении. Большинством голосов его предложение принимается.

Ошибка

Спустя несколько часов после первого чтения, заксобрание вернулось к «гвоздю» заседания. Хорохордин по регламенту его вновь представил: «Комитет рассмотрел законопроект во втором чтении. Поправок не поступало. Комитет рекомендует принять проект во втором чтении».

Николай Мерзликин уже без особого энтузиазма констатировал: «Уважаемые коллеги, мы допускаем ошибку, принимая этот бюджет. Прошу голосовать против».

Голосование: закон принят.

Только механизм

Последнее время Законодательно собрание Забайкальского края больше походит на структурное подразделение регионального правительства, нежели на представительный орган. Уж слишком гладко проходят «тяжёленькие» законопроекты, экстренно вносимые губернатором. Специально ради этого в срочном порядке собираются профильные комитеты, на которые намеренно не приглашают журналистов. Что там происходит в свободных от прессы залах — непонятно, но все спорные законопроекты выходят на пленарное заседание с положительными заключениями комитетов. А затем люди, обещавшие населению региона принимать законы только в их пользу, без каких-либо документальных подтверждений, вооружившись только обещаниями правительства, подмахивают законопроект, который при определённых раскладах может сбросить регион на дно той самой ямы.

Понятно, что правительство торопится внести в бюджет федеральные деньги, которые вот-вот должны дать в качестве бюджетного кредита. Понятно, что пытается дать деньги на квартиры детям-сиротам, дорожникам и организаторам «Студвесны стран ШОС». Понятно, что начинает процедуру выпуска облигаций, чтобы, превышая планку дефицита, не нарушить Бюджетный кодекс. Но почему это должно волновать депутатов — людей, заинтересованных только в том, чтобы забайкальцы не остались по окончанию их срока с бубликом в бюджете и огромными долгами. Их задача - не оглядываться «немножко вокруг»: на занятость министра финансов или губернатора, а блюсти права миллиона жителей региона, в том числе контролируя работу правительства. Пока ощущение, что эта группа мужчин в пиджаках и женщин в строгих юбках — лишь один из механизмов в работе Ильковского. Механизм, конечно, пока не без изъянов, порой барахлит из-за некоторых винтиков, но, к счастью, основная масса запчастей — хорошо обточены и смазаны так, что исполняют команды рулевого на раз.

Глядя на всё это и вспоминая стиль работы Ильковского, уже пренебрёгшего рядом законов в ситуациях с общежитием для ЗабГУ, детсадом на Советской и спорным увольнением старого правительства, за будущее региона становится страшновато.

Андрей Затирко

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter