20idei
СЕЙЧАС +0°С
Все новости
Все новости

«Собачий» вопрос, Балагур под следствием и душа России – в обзоре недели

«Нет пока ещё даже «Уроков французского», любимой моей, пронзительной самой школьной книжки, по которой с детства я привыкла сверяться - горьким иногда вечерним одиночеством, наивной отчаянностью, нежностью к учителям».

Андрей Козлов: ИБД

История с мальчиком, который, предположительно, погиб в результате нападения бездомных собак, в очередной раз продемонстрировала осточертевший уже тезис про гром и привычку креститься. Оставляя за скобками тему бездомных животных, про которую много говорили и ещё скажут мои коллеги, хочу обратить внимание на то, сколько вокруг недоработок, которые раз в десятилетие выливаются в трагедии.

Мы привыкли к тому, что на заправках 90% водителей не глушат машины. Что дороги строятся с нарушением всего, что только можно нарушить. Что пропускная система в 100% читинских школ – это бессмысленная имитация бурной деятельности, не имеющая никакого отношения к безопасности. Что правила пожарной безопасности в абсолютном большинстве зданий соблюдаются сугубо на уровне наклейки идиотских бумажек с указанием ответственных, которые ни за что не ответственны, и огнетушителей, которыми никто не умеет пользоваться. Мы привыкли к тому, что кондукторы в автобусах дальнего следования говорят пристегнуться ремнями перед постом. А половина таксистов несут ересь про то, что пристёгиваться не надо вовсе. У половины другой половины в крепления ремней безопасности воткнуты заглушки, которые продаются в любом магазине с запчастями. Половина водителей понятия не имеют про норму о том, что нельзя парковаться сразу перед пешеходным переходом. Никто не знает, какой процент водителей купили медицинские справки перед тем, как получить права, а кого из тех, кто комиссию проходил, проверяли абы как.

Примеров можно привести много сотен. И все мы знаем, что ничего и никогда в нашей стране и нашем городе не будет меняться до тех пор, пока не дай бог на взорвавшейся АЗС не погибнет человек пять или в слетевшем с дороги автобусе не поразбиваются насмерть с десяток непристёгнутых пассажиров.

Сразу после этих случаев все мы ровно неделю будем глушить машины на заправках и следить за тем, чтобы пассажиры в автобусах пристёгивались.

А потом опять всё забудем и продолжим ставить по утрам около турникетов в школе для пущей безопасности трусливых девятиклассников в наушниках и с заспанными глазами.

И, конечно, отстреливать собак.

Ирина Халецкая: Такой скромный Балагур

Совершенно неожиданной для меня стала новость о том, что наша прокуратура провела проверку в отношении исполняющего обязанности руководителя Гослесслужбы края Руслана Балагура и узрела признаки нарушения законов в его работе. Свои материалы прокуратура направила в следственное управление, и значит, дело пахнет жареным. Или горелым.

Личность Руслана Балагура, на мой взгляд, самая странная в краевом правительстве. Начать можно хотя бы с того, что Руслан Вячеславович «энергичный предприниматель, с военным прошлым» решил стать конкурентом Константина Ильковского на выборах губернатора, но не смог. Не будем вспоминать предвыборную кампанию Балагура, потому что вспоминать там нечего, разве поразительная скромность кандидата и его редкая, запоминающаяся фамилия. Через два месяца после выборов уже новый губернатор края назначил Балагура исполняющим обязанности руководителя Государственной лесной службы края.

С тех пор в карьере Балагура ничего не изменилось — он так и остался только исполняющим обязанности руководителя. Почему за два года чиновник не смог завоевать доверия? Возможно, виною опять вызывающая удивление скромность, а может быть, есть и другие причины, о которых практически ничего неизвестно – Руслан Вячеславович на публике появляется крайне редко.

Единственный выход Балагура в свет, который заставил меня открыть рот от удивления, случился на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям в январе 2015 года. Тихий и скромный и.о. ловко и с упорством отстаивал своё мнение, критиковал решения властей в ситуациях, связанных с пожаротушениями и пожароопасным периодом в целом. Тогда же он озвучил цифры, которые задолжал Рослесхоз краю на тушение пожаров – 77,3 миллиона рублей. Говорил, как сложно выбить этот долг, но Рослесхоз от суммы не отказывается.

Скрывать не буду, я настолько впечатлилась осознанием, что Руслан Балагур умеет говорить да ещё и по делу, что лично поблагодарила его за выступление после заседания. Неужели исполняющему обязанности потребовалось два года, чтобы понять все нюансы сложной работы, теперь с бедами леса будет покончено, ведь Гослесслужба воспитала настоящего руководителя?

Все мои иллюзии рухнули вмиг. По информации пресс-службы прокуратуры, ведомство нашло в действиях Балагура признаки составов преступлений по статьям Уголовного кодекса за незаконное участие в предпринимательской деятельности и злоупотребление должностными полномочиями.

«В работе Гослесслужбы были выявлены нарушения требований названного законодательства, а также факты оказания её руководителем Русланом Балагуром преференций некоторым лесопользователям при предоставлении лесных участков для заготовки древесины в Улётовском районе», — говорится в сообщении.

Попытки узнать мнение самого Балагура на эту историю успехом не увенчались: на рабочем месте его не застать – он с проверкой из Москвы, а в телефонном разговоре и.о. сухо ответил «я не могу говорить, у меня совещание» и бросил трубку. Хотя в том, что Руслан Вячеславович говорить не сможет, я и не сомневалась. Обидно только, что забайкальцы за два года так и не узнали, кто такой — этот скромный Балагур. И, судя по решительным действиям прокуратуры, уже не узнают.

Артём Стромилов: Социальная лавина

Центральный районный суд Читы на этой неделе не дал правительству Забайкальского края 7-летнюю отсрочку по исполнению решения суда от 2012 года о том, что власти региона до конца 2015 года обязаны обеспечить жильём всех детей-сирот края и детей, оставшихся без попечения родителей.

Правительство мотивировало свою просьбу отсутствием средств в бюджете, что в наши дни в нашем крае звучит уже как самый банальный ответ практически на любой вопрос. Казалось бы, суд должен был войти в положение забайкальских властей, но, несмотря на первое решение суда в 2012 году, дополнительные средства на его исполнение в бюджете не закладывались, а в 2013-м и 2014-м закладывались в недостаточном объёме, да и выделялись не в полном. Получается, что если денег не было тогда, денег нет сейчас, то будут ли они к 2022 году? По-настоящему шокируют данные прокуратуры. С момента вступления решения суда в силу в крае количество нуждающихся в жилье детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выросло на 60% — до 4,7 тысячи человек. Очевиден регресс, который при таком попустительском подходе региональных властей, вероятнее всего, будет только развиваться.

Мы можем догадываться, зачем краевое правительство просило отодвинуть неизбежное на 7 лет. Может быть, рассчитывая на то, что в том составе, который есть сейчас, его у власти уже не будет, и проблему придётся расхлёбывать совсем другим людям. Но это лишь предположение. А вот окончательно ясно другое — ворох социальных проблем в Забайкальском крае продолжает расти как снежный ком, который неизбежно превратится в лавину. И никакие отсрочки не помогут от неё укрыться.

Екатерина Шайтанова: Живём и помним

Иркутский, а вообще-то российский, писатель Валентин Распутин умер 14 марта в Москве. Как-то... неприкаянно, что ли, сделалось без него.

Мне ощущалось всегда, что есть у Сибири где-то в столице свой — в метафорическом смысле — ангел-хранитель, который всё знает про то, как жить здесь. Был.

«Болел, похудел, постарел, но бороду не отпустил, чтобы не прятать благородные морщины. А тут позвонили из городской администрации и сообщили, что, как почётному гражданину города Иркутска, мне полагаются бесплатные похороны. Попросил отсрочки...», — писал он забайкальскому поэту Михаилу Вишнякову в 1993 году.

«В одном из писем Распутин сообщил, — вспоминает Вишняков, — что скоро иркутских писателей по повестке пришлют в Читу на военные сборы. Штаб Забайкальского военного округа милостиво не бросит пишущую братию ни в могочинскую тайгу, ни в даурские степи — они будут «партизанить» (так на народном языке называли военные сборы) при газете ЗабВО «На боевом посту». Один из умных генералов распорядился: «В Борзе они совсем оборзеют — пусть лучше острят перья на военно-патриотическую тематику в Чите». И вот «партизанщина» приехала: никто не оказался ни кривым, ни горбатым. На фотографии все сидят по пояс голыми у костра: Альберт Гурулёв, Ростислав Филиппов, Валентин Распутин, ещё кто-то из читинцев. Спина и грудь у каждого, как у борца классического стиля, — мощные, здоровые. Лица весёлые. Ещё бы, по чарке принимают! От орлы, а!»

Нет уже ни Михаила Евсеевича, ни Валентина Григорьевича, а всё кажутся они мне, молодые, смеющиеся, стоят около только что сданной гостиницы «Забайкалье» в Чите, спорят, машут руками. Бушует вокруг книжная «Забайкальская осень», записались сегодня на радио, впереди главные книги. Нет пока ещё даже «Уроков французского», любимой моей, пронзительной самой школьной книжки, по которой с детства я привыкла сверяться — горьким иногда вечерним одиночеством, наивной отчаянностью, нежностью к учителям.

Егор Захаров: Тоскливая любовь

«Перед началом семинара был создан оргкомитет, в адрес которого поступило более 200 рукописей. Я тогда заведовала литературной редакцией на радио и помимо прочих рукописей отобрала два рассказа Валентина Распутина «Рудольфио» и «Мама куда-то ушла». Они прозвучали в эфире читинского радио. По существу, это был первый выход в свет произведений Распутина».

В сентябре 2009 о первой «Забайкальской осени», организованной Георгием Граубиным, рассказывала Ида Файерштейн. Ушла уже и Ида Петровна, и Георгий Рудольфович, и Валентина Григорьевича с сегодняшнего дня нет.

Почитайте Распутина. Он мог напитывать свои книги какой-то нереальной любовью. Мягким ли говорком, сильными поступками, обыденными делами герои могут привязать к себе и влюбить в себя. Но любовь эта даже не к людям, а к их, к нашей родине. Любовь эта своеобразная, тоскливая, но в то же время искренняя — без барабанного боя и гимнов. Чувство, не к государству, а к земле. Наверное, таких чувств и не хватает сейчас нашей стране, где считается, что любить её — это значит кого-то ненавидеть.

Юлия Скорнякова: Победой единой

Деревья – они как память: прикоснулся ладошкой к шершавой коре когда-то в далёком детстве, да так и остался на годы с этим ощущением тепла и солнечного, безмятежного счастья. Вернулся через много лет, и как будто бы не уходил из-под разросшейся кроны. Деревья – они такие, они помнят.

В этом году впервые в Забайкальском крае пройдёт акция «Лес Победы» - в память о тех, кто в далёких уже 40-х годах отстоял право Советского Союза, России, других стран и нас с вами быть свободными от фашизма, концлагерей, пыток и голода. В знак того, что мы ценим, мы помним этот страшнейший урок истории – в крае появятся тонкие деревца. Чтобы не было сумасшедших на Батарейной сопке, малюющих свастику на камнях. Чтобы не было ненависти к национальности, кем бы ты ни родился: русским, евреем или украинцем. Чтобы у тех, кто когда-то мелкими детскими шагами пойдёт по высаженным аллейкам, было чёткое понимание правды того поступка советского солдата, заслонившего собой все ужасы бесчеловечной идеологии и попытки установить мировое господство. В каких бы годах она не предпринималась.

Мария Шестакова: О «ненужных» фестивалях

Депутат Законодательного собрания Забайкальского края Алексей Саклаков заявил, что недопустимо проводить всевозможные фестивали, «зарницы» и международные чемпионаты по шахматам, когда многодетные матери пикетируют центральную площадь Читы из-за невыплат пособий.

Дети должны быть сыты, а матери не должны выходить на улицы города – но зависеть это должно, безусловно, не от выплаты или невыплаты копеечных пособий, не от сиюминутных действий. И не от наличия или отсутствия культурной жизни в крае. Людям нужны праздники, нужен спорт, концерты и фестивали – нельзя сравнивать культурное развитие региона с социальным. Вещи-то – одинаковой важности.

Конечно, проще считать, что голодному человеку нет дела до культуры и развлечений. Мол, есть более насущные проблемы. Но это не так. Ещё наши бабки и в куда более сложные времена по вечерам всё-таки собирались с подружками и пели песни о чём-то своём, а какой-нибудь седой старик дрожащими руками играл на аккордеоне. Потому что человеку это необходимо, хочется хотя бы иногда забыть о «социальных проблемах» и отдохнуть душой.

Роман Шадрин: Весёлые картинки

Помните ли вы, как выглядел город лет 30 назад? Тогда оформлением фасадов и вывесок занимались не любители, а настоящие профессионалы - люди с художественным образованием, которых объединял худфонд. Новые здания украшались росписями и барельефами, вывески писались уникальными шрифтами. Наружная реклама была монументальна и представлена в основном редкими, но огромными плакатами и стендами, прославляющими успехи страны, области и отраслей в очередной пятилетке. Потом времена изменились, оформление города как таковое перестало подчиняться не только художественному вкусу, но и всякой логике. Посмотрите на любую улицу сегодня. Улиц по сути и нет, они до крайнего предела перегружены наружной рекламой. Каждый дом скалится белозубыми стоматологами, блестит ювелирными вывесками, иногда даже бьёт по глазам огромными, специально созданными под рекламу экранами. За всем этим коммерческим калейдоскопом скрывается настоящая Чита с вековыми домами, лепнинами, резными ставнями и крашеными крылечками, но разглядеть её невозможно.

На этой неделе Владимир Путин подписал закон, запрещающий размещать наружную рекламу на памятниках культурного наследия. И если закон будет работать, если городские власти не будут «класть на него с прибором», то мы сможем увидеть город, которого не видели много лет. Лучшие здания Читы, Нерчинска, Сретенска скинут с себя рекламную робу и предстанут в первозданном, нарядном виде.

Андрей Затирко: Немов, спасибо!

Сегодня в Читу прилетели четыре олимпийских чемпиона по спортивной гимнастике, которые встретятся с подрастающим поколением забайкальских гимнастов и проведут для них мастер-классы. Звучит круто, но для большинства обывателей, особо не знакомых с этим видом спорта, ничего сенсационного в этом нет. Ровно до тех пор, пока не выясняется, что среди этой, уверен, великолепной четвёрки есть Алексей Немов.

Четырёхкратный олимпийский чемпион, пятикратный чемпион мира, чемпион Европы и многократный серебряный и бронзовый призёр всех этих соревнований остался в памяти миллионов не за все эти награды, иначе бы мы знали имена и трёх других не менее сильных спортсменов, а из-за одной не выигранной. Точнее, из-за судейской ошибки, помешавшей её выиграть, и бунта болельщиков со всего мира на трибунах гимнастического спорткомплекса на Олимпиаде в Афинах в 2004 году.

Вместе с этим Алексей совершил переворот в понимании спортивной гимнастики, выступив так, что трибуны заставили изменить заниженные ему оценки, а высокое спортивное руководство позже включить дополнительную оценку в правила – за сложность. Тогда для меня и миллиона следивших за Олимпиадой мальчишек и девчонок, появился новый кумир, а с ним и новый желанный вид спорта. Уверен, добрая половина ребят, которые соберутся для встречи с ним сегодня, пошли в это спорт благодаря тому выступлению.

Здесь остаётся только ещё раз пересмотреть ту самую афинскую запись и поблагодарить Алексея за то, что он сделал тогда и делает сегодня, катаясь по стране и встречаясь с подрастающим поколением.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter