kuka
СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

Однажды, 30 лет спустя. Как спасали беременную многодетную женщину

Ситуация была критическая и нужно было вызывать бригаду медиков из Читы. Но посадить вертолёт санавиации ночью в неосвещённом селе невозможно.

Поздно вечером 8 февраля 1993 года главврача Александрово-Заводской центральной районной больницы Ольгу Михайловну Хомутову срочно вызвали в родильное отделение. Из соседнего села Базаново привезли беременную женщину с сильнейшим кровотечением. Ситуация была критическая, и для спасения жизни нужно было вызывать врачебную бригаду из областного центра. Но ночью посадить вертолёт санавиации в Алекс-Заводе невозможно. И ждать утра нельзя.

Эта история о том, что никогда не поздно сказать спасибо, даже через 30 лет. А ещё о неравнодушии, которое способно свернуть горы.

«Медработника в Базаново не было. А у женщины вечером началось кровотечение. Она была беременна шестым ребёнком, срок почти 7 месяцев. Муж договорился с водителем бензовоза - единственного на тот момент автомобиля в селе, чтобы её привезли в Александровский Завод», - рассказывает Ольга Михайловна Хомутова.

Акушерка оценила, что состояние женщины критическое, тут же вызвала главврача. Было почти одиннадцать вечера.

«У ребёнка уже не было сердцебиения. Я сразу диагностировала — мёртвый плод. Никакого аппарата УЗИ у нас тогда не было. Обычный деревянный стетоскоп. Было понятно, что здесь тяжелейшая отслойка плаценты. Чтобы спасти маму, нужно было провести срочное оперативное вмешательство», - объясняет Ольга Михайловна.

На тот момент в больнице не было ни анестезиолога-реаниматолога, ни акушера-гинеколога. Работал только молодой врач-хирург после интернатуры. Благо, у Ольги Михайловны специализация акушерство-гинекология и 5 лет практической работы.

Она была вынуждена уйти из акушерства после резкой потери зрения. Но руководство здравоохранения Читинской области на тот момент понимало, что такой специалист нужен, и предложило Ольге Хомутовой возглавить центральную районную больницу Александрово-Заводского района — стать управленцем в сфере медицины. На должность её назначили в июне 1992 года.

«Я вызвала клинического лаборанта, чтобы сделать общий анализ крови, определить группу и резус-фактор. Понимала, что нужно переливать донорскую кровь. Оказалось, что её группа крови и резус-фактор совпали с группой и резусом моего мужа. Его вызвали, и он сдал кровь», - рассказывает Ольга Хомутова.

Параллельно врач звонила в Читу в санавиацию. Докладывала, что тяжелейшее кровотечение, что нет бригады врачей, что срочно нужно оперировать. Вызов, конечно, приняли. Но задали резонный вопрос: «Как мы посадим ночью вертолёт?»

Поделиться

Сказали, чтобы Ольга Михайловна ждала утра, когда начнётся лётное время.

«Что я почувствовала в этот момент? Понимала, что они могут прилететь ко мне только через 10-12 часов, и сделать ничего невозможно. А она уже почти в бессознательном состоянии. Да, мы переливаем донорскую кровь, но этого недостаточно. Я знала, что это мама пятерых маленьких детей и... мы её теряем», - говорит Ольга Михайловна.

Казалось, что вариантов спасения нет. Но не ждать же? Не надеяться на чудо? Его надо совершить самой. И Ольга Михайловна совершила.

Она знала, что возле Борзи находится военный аэродром — «голубая дивизия». Поняла, что единственный шанс спасти - попросить командира, чтобы вертолёт санавиации приземлился на этот аэродром.

«Я обратилась к телефонистке, чтобы она вышла на военный коммутатор. Получилось. Уже там военной телефонистке объяснили, что у нас такая ситуация: погибает беременная женщина. Попросили помочь выйти на командира, полковника Юрия Петровича Трегубенкова. Она перезванивает и говорит, что нашла его, спрашивает, что нужно передать, подключить напрямую не может. Я кричу: «Скажите, что умирает женщина, и нужно принять вертолёт санавиации», - вспоминает Ольга Михайловна.

Через несколько минут военная телефонистка дозвонилась до Юрия Петровича. Он пообещал выйти на генштаб Министерства обороны в Москве и согласовать посадку вертолёта санавиации на военном аэродроме.

Сама Ольга Михайловна уже созвонилась с Читой, чтобы они были готовы сформировать бригаду врачей и вылететь.

«Выходит телефонистка, говорит, что Москва даёт добро, дайте позывные санавиации, чтобы согласовать вылет вертолёта. Они уже напрямую работали», - добавляет она.

Но от Борзи до Александровского Завода ещё 150 километров — почти 3 часа на машине ночью зимой. Чтобы ускорить приезд бригады, Ольга Михайловна договорилась с командиром соседней части в Борзе, чтобы он выделил машину, которая бы встретила врачей, а сама уже отправила водителя местной скорой навстречу этой машине, чтобы максимально сократить время прибытия бригады. Так ещё удалось выиграть полтора часа.

«Женщину мы уже перевели в операционную. Продолжали капать донорскую кровь. Знали, что вертолёт уже летит. На месте бригада была в 5.00. Женщине провели сложную операцию. Полдня она у нас провела на искусственной вентиляции лёгких. Потом её экстубировали, она задышала сама. Вечером на вертолёте санавиации в сопровождении операционной бригады её транспортировали в Читу в областную клиническую больницу», - рассказывает Ольга Михайловна.

Говорит, что очень благодарна бригаде медиков: анестезиологу Алексею Аркадьевичу Браунеру и акушер-гинекологу Вере Ивановне Абромовской.

«Это врачи от бога. Я кланяюсь им. К сожалению, Веры Ивановны уже нет. А с Алексеем Аркадьевичем мы встретились. Он вспомнил всю эту историю. Хотя за время его многолетней работы столько всего было. Столько всего случалось. Но этот ночной вылет, военный аэродром, дорога от Борзи до Алекс-Завода, встреча двух автомобилей на трассе остались в памяти навсегда», - говорит Ольга Михайловна.

Она уточняет, что, к сожалению, пока не успела сказать спасибо Юрию Петровичу Трегубенкову. За то, что откликнулся. Убедил. Договорился. Помог. Сейчас он живёт в Астрахани, генерал-лейтенант в отставке, герой России (2000 год).

У Ольги Хомутовой после этого случая были ещё сотни пациентов, десятки сложных ситуаций и, наверное, эту историю она бы и не рассказала. Но 7 марта её разыскала спасённая женщина.

«Первый раз, когда она дозвонилась, мы вообще не могли говорить. Обе в голос рыдали. Она мне кричит в трубку, что я спасла её и её пятерых детей. Потому что непонятно, как бы сложились их судьбы. Благодарит. Плачет. Опять благодарит. На следующий день созвонились ещё раз, уже спокойнее поговорили. Она рассказала, как её везли на этом бензовозе. Что потом она ещё больше месяца лежала в областной клинической больнице. Долго её выхаживали. Сейчас Надежда Николаевна живёт в Краснокаменске», - рассказывает Ольга Михайловна.

А потом добавляет:

«Ей бог дал эту жизнь. Понимаете, даже сейчас, в условиях города, женщину в таком состоянии, срочно нужно оперировать. Потому что большой риск потери. А тут. Мы как только могли сокращали время ожидания: вертолёт вылетел ночью, навстречу выехала машина, нашли донора, переливали кровь. Но она и сама держалась за эту жизнь», - объясняет она.

Ольга Михайловна Хомутова

Ольга Михайловна Хомутова

Поделиться

Сама Надежда Николаевна (та самая спасённая женщина) говорит, что всю жизнь помнит Ольгу Михайловну Хомутову.

«Наверное, можно было опустить руки и просто ждать. Когда наступит утро. Когда дадут добро на вылет. Когда прибудет бригада. Так было положено. Но не для Ольги Михайловны. Она взяла на себя ответственность, нашла людей, договорилась, всех объединила и меня спасла. Сделала невозможное», - говорит она.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter