СЕЙЧАС -24°С
Все новости
Все новости

«Забайкалье Петра Великого»: торговые отношения с Китаем начались с нашего края

Забайкалье — единственный край на всём протяжении южной границы России, откуда можно было вести караванную торговлю

Купцы петровского времени, как и казаки-первопроходцы, трудностей не боялись

Поделиться

В 1990-е годы в Забайкалье все были свидетелями, а многие и участниками того, как налаживалась торговля России с Китаем. Тогда толпы «туристов», которых стали называть челноками, ехали со шмотками, занимаясь примитивным обменом — вещь на вещь. У россиян не было денег китайских, а у китайцев — наших.

Так вот начало торговых отношений между нашими странами в конце XVII — начале XVIII века было тоже далеко не однозначным. Тем более что тогда не было не только железной дороги, но и просто хороших дорог, а на всех больших реках России отсутствовали мосты. Но надо отдать должное мужеству и предприимчивости российских купцов того периода. Они, как и казаки-первопроходцы, трудностей не боялись.

В отличие от европейских торговцев, которые тогда мало что могли предложить самодостаточной Поднебесной империи, у русских купцов был тот товар, что пользовался большим спросом как на Западе, так и на Востоке — меха, прежде всего соболиные. И вот в Китае много чего можно было приобрести. Прежде всего, золото и серебро, необходимые для торговли с Европой. Ведь у России до петровских времен своих открытых рудников не было.

Большим спросом в Китае пользовались меха

Большим спросом в Китае пользовались меха

Поделиться

Долгое время о тех, кто в петровские времена торил первые торговые пути, было либо мало что известно, либо неизвестно вообще ничего. Однако со временем, благодаря работам краеведов, историков и архивистов в разных регионах, появилась возможность заполнить и эту страницу нашей краевой летописи.

Как государство и Фёдор Головин создали условия для торговли


«Забайкалье оказалось единственным краем на всём протяжении южной границы России, из коего правительство могло вести караванную торговлю с Китаем, развившуюся уже настолько, что пошлины с китайских товаров и продажи мягкой рухляди (так тогда называли меха ценных пород. — Прим. авт.) доставляли существенный доход казне», — писал первый историк нашего края Владимир Андриевич в своем «Кратком очерке истории Забайкалья от древнейших времен до 1762 года», изданном в XIX веке.

Но прежде чем в Китай могли отправиться купцы, требовалось закрепить все правовые вопросы.

Начало положил подписанный в 1689 году двумя великими послами Фёдором Головиным и князем Сонготу Нерчинский мирный договор. Его 5-я статья в любом варианте (русском, латинском и маньчжурском) разрешала свободную торговлю. Однако свобода свободой, но нужны были еще и правила для пересечения границ.

И, вероятно, по инициативе всё того же Головина в 1692 году в Китай было направлено посольство, во главе которого был поставлен Елизарий Избрант (Эвперт Избрант Идес). Выходец из Голштинии (одна из земель Германии), он с 1677 года торговал с Россией, а с 1687 года обосновался в Москве, получив статус «московского торгового иноземца». В 1695 году посольство Избранта успешно выполнило свою миссию и договорилось о том, сколько торговых караванов в год может принимать Китай (китайские торговцы в Россию не отправлялись).

Главная улица в Пекине

Главная улица в Пекине

Поделиться

18 февраля 1696 года царь Пётр I подписал «Наказ Даурским (Нерчинским) воеводам», ставший первым документом, четко регламентировавшим всю деятельность правителей Забайкалья. И этот документ явно не обошелся без соавторства главы Сибирского приказа Фёдора Головина.

«В случае прибытия в Нерчинск торговых и промышленных людей с русскими товарами и хлебными запасами — требовать их в приказную избу и велеть таможенному голове и целовальникам (так тогда называли мелких чиновников разных ведомств, которые клялись честно выполнять свои обязанности и в подтверждение клятвы целовали крест. — Прим. авт.) описать и оценить все товары и брать пошлину», — говорилось в одном из пунктов «Наказа».

Воеводе вменялось в личную обязанность вести наблюдение за тем, чтобы «торговые и промышленные люди, минуя Нерчинских острогов и Даур, в Китай и из Китая в сибирские города без пошлины не провозили товаров».

Купцы прибывали в Нерчинск, где с них брали пошлину

Купцы прибывали в Нерчинск, где с них брали пошлину

Поделиться

Воеводы обязаны были следить за порядком на границе и не создавать «Его Великого Государя людям, которые в Китае с торгами ездят, трудностей».

«Посольство Избрандта, — писал Владимир Андриевич, — способствовало установлению казенного торга, и Сибирский приказ в начале ХVIII столетия отправил в Пекин несколько караванов "с соболиною казною и иною мягкой рухлядью для продажи, мены и покупки про государев обиход китайских всяких товаров". Российские купцы, коим вверялись казенные караваны, получали из посольского приказа проезжие грамоты и рекомендательные листы к монгольским владельцам в Кутухте и в Контайше о пропуске и о сопровождении караванов для их охраны».

Первые караваны


Андриевич же привел список первых караванщиков: в 1698 году — Спиридон Лянгусов, при котором было два целовальника — Иван Глухих и Кузьма Нечаевский; в 1699 году — Григорий Боков, а с ним в товарищах Григорий Осколков и два целовальника — Михаил Гусятников и Григорий Пивоваров; в 1702 году — Иван Саватеев; в 1704 году — Григорий Осколков, а с ним в товарищах Михаил Гусятников и два целовальника — Илья Жилин и Епифан Чукичев.

«Всего за период с 1689 по 1703 год из Нерчинска в Пекин было направлено 11 российских торговых экспедиций, занимавших по времени от 10 до 12 месяцев, — отметили в публикации 2018 года историки С. В. Кириллова и В. В. Швецова. — У всех торговых караванов был один и тот же путь, найденный еще в середине XVII века при помощи даурских жителей, когда частные торгующие люди Нерчинского острога на свой страх и риск проникали с товарами вглубь Маньчжурии. Путь этот был описан в дневнике Николая Спафария (1675 г.) — он вел от Нерчинска к Аргунскому пограничному острожку, где после переправы через реку Аргунь начинались китайские владения. Много дней и ночей многолюдные и многотележные караваны в составе купцов, казачьего конвоя и работных людей шли голой степью по направлению рек Хабур, Ган, Тербула, Мер-ген, Хинган, Каникал, Хайлар, Дзадун, Унера, Улучи и далее уже по коренным китайским владениям».

Стоит подчеркнуть, что в составе посольства Елизария Избрандта было уже несколько купцов, отправившихся в Поднебесную империю со своими товарами, так сказать на пробу. Среди них был и Спиридон Лянгусов (Лянгузов). Обменяв свои товары на китайские и получив после возвращения на родину солидную прибыль от их продажи, они решили рискнуть еще раз.

Некоторых современных исследователей купец Лянгусов со своим караваном немного запутал. В изданной в 2022 году в Москве «Хронике жизни и деятельности Петра I», названной авторами-составителями Александром Мясниковым и Олегом Черняга «А о Петре ведайте…», сначала констатировалось, что в 1693 году через Иркутск в Китай проехал посол Елизарий Избрант. А затем авторы сделали первый неверный вывод: «Через год он возвратился из Китая в Иркутск, и ему приписывают исходатайствование у китайского правительства разрешения караванной российской торговли в Китае».

Потом последовал второй, также неверный вывод: «Хлыновский (вятский) купец Спиридон Лянгузов успешно провел первый русский караван из Москвы в Китай, наладив торговлю между двумя странами».

Вятский купец Спиридон Лянгусов


Андриевич в XIX веке не знал о том, кем же были эти первые караванщики — русские купцы, рискнувшие наладить торговлю с Китаем. Вятские краеведы в наше время собрали максимум информации о купце гостиной сотни Спиридоне Яковлевиче Лянгусове (1640-е — 1713). Точные даты его рождения и смерти пока установить не удалось.

Известно, что его отец Яков (Иаков) Лянгусов был приказчиком у купца Андрея Гостева, караваны которого водил в том числе в Сибирь. Еще мальчишкой его в этих «торговых командировках» сопровождал Спиридон. Когда он вырос, как и отец начал свою купеческую карьеру приказчиком у Гостевых. С 1686 года он занимается коммерцией самостоятельно. Водил караваны на север (в Архангельск), на юг (в Астрахань) и на восток (в Сибирь).

К 1687 году у Спиридона только в Сибири было несколько приказчиков. Основными товарами, которые возили на торг хлыновские купцы, были хлеб, зерно, мука, лен и всё те же меха. Вот он-то и попал сначала в караван русского посла, а уж затем начал водить свои караваны.

Меха пользовались особым спросом и у хлыновских купцов

Меха пользовались особым спросом и у хлыновских купцов

Поделиться

В наказной памяти таможенному голове Нерчинска Петру Худякову сообщалось:

«…В прошлых 203-м и в 204-м и в нынешнем 205 году по указу великого государя отпущен с Москвы в Китайское государство купчина гостиные сотни Спиридон Лянгусов с товарищи, для купецких его великого государя дел, а с ним для своих торгов гостиные прикащики, и гостиные сотни, и московских розных слобод, и городовые торговые люди…».

В его караване были не только работники и «служивые люди» (охрана), но и другие купцы. Всего насчитывалось 478 человек. Дело было хлопотное: не только нерчинские, но и сибирские власти еще не были готовы, а потому из Нерчинска караван двинулся в дорогу лишь в июле 1698 года. Вернулись они назад ровно через год.

Из архивных документов стало известно, что казенных товаров, прежде всего мехов, в караване было на 31 224 рубля (колоссальная по тем временам сумма). Кроме того, Лянгусову были вручены подарки для маньчжурских чиновников (часы, дорогие материи и всё те же меха) на 655 рублей.

Краеведы установили, что на дощаники, рогожки, мешки, бечевки, сёдла, корм лошадям и верблюдам, наем работников сам Спиридон Лянгусов потратил 5425 рублей. Плюсом к тому пошли транспортные траты в размере 9315 рублей.

«Операции в Пекине этого каравана не оправдали ожидания казны, — вслед за купцами пишут краеведы, упуская ушлость наших пионеров торговли. — Русские купцы указывали, что в связи с большим количеством русских товаров, прибывших с караваном, и конкуренцией большого бухарского каравана, пришедшего через Джунгарию и Монголию также с русскими товарами, продажа происходила по самой низкой цене, которую удерживали китайские оптовики. И. Саватеев показывал, что "китайские купцы, все 8 человек, знатно что меж себя сговорились и цены русским товаром мелочником знать не дали... А торги были против прежняго с умалением"».

Несмотря на «неоправдавшиеся надежды», и сам Спиридон, и его сыновья продолжали водить караваны в Китай.

О том, как возвращался хлыновский купец из одного такого путешествия, написал в 1699 году нерчинский воевода Самуил Николаев: «Купчина гостиной сотни Спиридон Лянгусов с товарищи из Китайского государства, с твоею, великого государя, меновою китайскою казною, и с торговыми в короване и всяких чинов людми, в Нерчинск вышел».

Вместе с Лянгусовым с Китаем торговали и другие хлыновские купцы, в том числе сын Спиридона Филат. Он, кстати, бывал в Поднебесной и после смерти отца. Торговля с Китаем принесла Лянгусову «крупные прибыли и известность на царском дворе».

В «Сказках города Хлынова посадских людей» 1721 года о сыне Спиридона Лянгусова записано так: «Гостиной сотни Филата Спиридонова сына Лянгусова жена Катерина Корнилова дочь сказала: мужу ея Филату 35 лет… а ныне он Филат в отлучении, послан, по государеву указу и по выбору мирских людей, с Вятки в Китайское государство с купчиною целовальником».

Продолжение следует…

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter