СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

«В России остались самые бесстрашные». Сколько айтишников уехали из страны и чего ждут компании из-за кризиса кадров

Смотрим, как обстоят дела в сфере IT, которая, как утверждают специалисты, пострадала от политических событий сильнее остальных

Айтишников, работающих в иностранных компаниях, как правило, релоцировал за рубеж работодатель. Тем же, кто занят в российских компаниях, приходится либо перебираться за границу самостоятельно, либо выжидать, надеясь на бронь от мобилизации. Правда, защищает она не всех, а только специалистов с высшим профильным образованием

Поделиться

Cпецоперация, а затем и частичная мобилизация подтолкнули некоторых российских специалистов искать работу и место для жизни за границей. Несмотря на уверения властей, что действительно нужные кадры должны быть защищены от мобилизации бронью, некоторые айтишники решили не испытывать судьбу и тоже уехали из России. Наши новосибирские коллеги из NGS.RU узнали у специалистов из сферы IT, сколько человек потеряла отрасль в России, а также поговорила с самими айтишниками о том, как они отреагировали на мобилизацию. Рассказываем, в каких странах обосновались наши соотечественники, кому досталась отсрочка, а кого снимали с автобуса с мобилизованными в самый последний момент.

Драматичные изменения на рынке труда

О том, что на кадровом рынке в 2022 году произошли серьезные изменения, эксперты говорили еще до объявления частичной мобилизации. Руководитель пресс-службы «HeadHunter Сибирь» Лилия Эсауленко называла это «трендом на переход в рынок труда работодателя», тогда как еще в прошлом году рынок был больше настроен на соискателя.

С сентября тенденции усилились: соискатели стали искать работу активнее, а вот работодатели набирать работников будто бы не спешили.

Чтобы описать ситуацию, происходящую сейчас на рынке IT-кадров, Лилия Эсауленко приводит цифры: в целом на российском рынке труда количество вакансий в этой сфере за два осенних месяца уменьшилось на 29%.

Активность айтишников, ищущих работу, в сентябре-октябре выросла в России на 56% (по остальным профсферам — на 23%) по сравнению с прошлым годом.

Эксперты говорят, что работодателям нужны будут опытные сотрудники, поэтому начинающим айтишникам станет крайне проблематично получить работу

Эксперты говорят, что работодателям нужны будут опытные сотрудники, поэтому начинающим айтишникам станет крайне проблематично получить работу

Поделиться

— В феврале и сентябре (после объявления СВО и затем объявления частичной мобилизации) мы фиксировали всплески роста числа резюме соискателей из сферы ИТ с готовностью к релокации. Среди всех соискателей, которые в своих резюме отметили готовность к релокации в другой регион, наибольшая доля пришлась в этом году на специалистов из ИТ, — комментирует тенденции на рынке кадров Лилия Эсауленко.

Вместе со стремлением айтишников перебраться в другую страну наметился и другой тренд: молодых специалистов из IT стали нанимать на работу всё реже. Осенью прошлого года, по ее словам, работодатели отличались лояльностью и были готовы брать людей без опыта работы по специальности:

— Практически каждая вторая вакансия была доступна выпускнику специализированного вуза или курсов. В этом году спрос переориентировался на квалифицированных специалистов, которые проявляют интерес к предложениям о работе. Для начинающих ИТ-специалистов число вакансий уменьшилось на 20% к прошлому году. Если смотреть изменения спроса по программистам и разработчикам, то изменения еще более драматичные. Снижение спроса на данных специалистов без опыта работы, например, в Новосибирской области было на уровне -36% год к году, а по Москве и вовсе -44%.

С зарплатами айтишников при этом ничего не изменилось. Да, они по-прежнему остаются высокими и привлекательными, но на этом всё.

— Опять же в Новосибирской области октябрь к октябрю прошлого года — нулевой рост по предлагаемым зарплатам в ИТ, тогда как в целом по рынку зарплаты увеличились на 4%. Это показывает, что работодатели отреагировали на снижение конкуренции за ИТ-кадры и рост зарплатных предложений стал более дифференцированным. Опытные ИТ-специалисты по-прежнему могут рассчитывать на продолжение зарплатной гонки, однако менее квалифицированные кадры будут стоить дешевле, — резюмирует Лилия Эсауленко.

С бронью айтишников случались проколы

В Министерстве цифрового развития Новосибирской области называют цифры на 1 июля 2022 года: потребность в айтишниках в регионе на тот момент оценивалась в 2000 человек. Сентябрьская миграция, как предполагают в министерстве, повлияла и увеличила дефицит до 2500 человек. Не хватает преимущественно специалистов высокого и среднего уровня — middle, senior.

В российских регионах не хватает специалистов уровня middle и senior

В российских регионах не хватает специалистов уровня middle и senior

Поделиться

Одной из немногих известных мер, которой российские власти собирались поддержать IT-специалистов, с момента объявления мобилизации стала бронь от призыва. Но и тут случались проколы.

Например, в конце сентября повестка пришла Николаю, 45-летнему старшему инженеру-программисту из ЗАО «Золотая Корона». На доводы о том, что Николай является ценным специалистом, работает в аккредитованной Министерством цифрового развития РФ компании и имеет трех несовершеннолетних детей, в военкомате не среагировали и даже выписали ему вторую, так называемую боевую повестку с требованием прибыть на следующий день с вещами. Николаю пришлось обратиться к адвокату, но история завершилась благополучно: он получил отсрочку и военный билет на руки.

Еще одна громкая история с отсрочками от мобилизации для айтишников произошла с 35 специалистами финтех-компании «БКС». После того как те зарегистрировались на «Госуслугах» и приложили все документы для получения брони через специальный сервис, им пришли повестки. В дело вмешался федеральный министр цифры Максут Шадаев и региональное Минцифры, в результате чего отсрочку 35 айтишникам всё-таки выдали.

Охота на опытных

С тем, что российскому рынку не хватает специалистов высокого уровня, согласны в компании Positive Technologies, которая специализируется на информационной безопасности. В Новосибирске у компании работают два офиса. Среди всех сотрудников есть и те, кто работают полностью удаленно.

— Мы всегда активно ищем кандидатов уровня Senior+, это касается разработчиков любого стека, например, системных аналитиков, — сообщила Анна Римская, старший бизнес-партнер департамента управления персоналом Positive Technologies.

У тех же, кто ищет работу в IT, в резюме всё чаще встречается строчка о готовности переехать из России:

— Мы по-прежнему активно нанимаем в связи с развитием бизнеса компании. В процессе поиска мы заметили, что часть кандидатов ищет работу с возможностью релокации. Но есть и те, кто хотел бы сменить работодателя из-за неготовности к переезду или для них существенно работать в аккредитованной ИТ-организации.

Анна Римская подчеркнула: все сотрудники с профильным образованием имеют отсрочку от мобилизации. Получают ее через подачу документов на «Госуслугах».

НГС попросил и другие новосибирские IT-компании прокомментировать изменения на кадровом рынке в связи с мобилизацией и рассказать о мобилизованных сотрудниках (если таковые имеются). В частности, мы отправили запросы в компанию «БКС», ту самую, чьим сотрудникам уже приходили повестки, а также в Новосибирский научно-технический центр (разрабатывает цифровые решения для нефтегазовой отрасли) — обе компании аккредитованы. Но, ознакомившись с вопросами корреспондента НГС, в компаниях решили «воздержаться от комментариев».

Рассказ айтишника Дмитрия, которого компания перевезла в Черногорию

— Я вижу, что две волны переезда было. Первая волна уезжала с февраля по май. Самые резкие начали уезжать уже с конца февраля, другие больше готовились и уехали немного позже. Но первая волна — это те люди, у кого с работой всё хорошо было. В России сейчас, пожалуй, остались самые бесстрашные, — рассуждает айтишник Дмитрий.

Он — техлид, руководитель группы разработчиков в одной из российских компаний. Там приняли решение релоцировать сотрудников, в основном, в Болгарию. Дмитрий из Омска, последние годы жил в Новосибирске, но в этом году весной вместе с семьей перебрался в небольшой городок в Черногории. Часть коллег, по его словам, решила переехать на Кипр и в Сербию — все с сохранением рабочих мест. Единицы по-прежнему работают в России.

Дмитрий с семьей перебрался в Черногорию весной. Релокация официальная — всё оформил работодатель

Дмитрий с семьей перебрался в Черногорию весной. Релокация официальная — всё оформил работодатель

Поделиться

Он рассказывает, что вторая волна релокантов из России была больше первой:

— Население нашего маленького русскоязычного города выросло в пять раз. Сложно не заметить, что в нашем русскоязычном чате города было 30 человек, а теперь стало больше 100. Теперь из России уже уехали даже те, у кого не было желания уезжать и особых возможностей. Из тех компаний, которые полностью релоцировались, уехало 70–80% сотрудников вместе с ними. В среднем 20–30% человек остаются в России, и, по моим наблюдениям, это чаще не из-за принципиального желания остаться, а потому что тут есть какие-то обстоятельства жизненные: родственники, дети.

Компания, в которой работает Дмитрий, специализируется на разработке программного обеспечения. Она была основана в России, но, после того как выросла, у нее сменилось юрлицо — им стал иностранный инвестиционный фонд. До того как началась частичная мобилизация, по его словам, у сотрудников почти не было рисков, зато серьезные риски были у компании — например, попасть под санкции. Поэтому релоцировать сотрудников оказалось проще и дешевле, чем платить гигантские штрафы на сотни и миллионы евро.

— Наверное, тем, кто не из IT, может быть непонятно, почему многие уехали. И тут надо пояснить: в один из последних санкционных пакетов вошло ограничение на предоставление высокотехнологичных сервисов. То есть, например, не продлевается лицензия Windows, перестали работать графические редакторы. Это профессиональные инструменты, которые теперь нужно как-то добывать. Пиратский способ многие компании не могут себе позволить по соображениям законности. В России просто стало тяжело работать. Ну а что касается нашей компании, то к санкционным рискам добавились и риски, связанные с трансфером денег от иностранного юрлица, — объясняет Дмитрий.

В ближайшее время, с его слов, российское юрлицо будет ликвидировано из-за невозможности выполнять свою работу. Оставшимся в России сотрудникам выплатят компенсацию, а после им придется искать новую работу.

— Если говорить о прогнозах, то в России в ближайшее время рынок станет менее мобильным. То есть раньше айтишники часто меняли работу, чтобы получше зарплата была или условия. Сейчас люди будут чаще сидеть на месте из-за опасений потерять работу, ну а компании будут сокращать и меньше нанимать людей. Вот большая проблема с мелким предпринимательством — это то, что касается небольшого фриланса. У нас довольно крупный рынок был таких маленьких команд, которые делали проекты на аутсорсе. У них тоже проблемы с переводом денег, так как иностранным заказчикам стало тяжелее отправлять деньги в Россию, плюс биржи закрылись вроде Upwork. В глобальном смысле, думаю, вектор развития IT поменяется — все облачные технологии будут разворачиваться на суверенный интернет. Компании, которые занимались разработкой игр, теперь должны перейти с Google на платформу «ВКонтакте» или «Одноклассники». Это же касается хостингов и облачных сервисов. Раньше был обмен технологиями и знаниями, теперь же всё замыкается в России, — подытоживает он.

«Снимали с автобуса с мобилизованными в последний момент»

— Так как я работаю в крупном финтехе, то там нет возможности уехать, поскольку существует требование о работе в России. Если кто-то уезжает, то продолжает работу нелегально, просто перепрошивает роутер и работает. Поэтому, в основном, люди остаются. У нас под конец года полагается крупная премия размером в несколько окладов, поэтому многие выжидают, чтобы ее получить, а потом уже уезжать, — рассказывает Игорь (имя изменено по его просьбе) из Новосибирска.

Он работает в финтех-компании в Новосибирске backend-разработчиком. Он был тем, кто уехал во время мобилизации в Казахстан, но вскоре вернулся. Говорит, что это была «горячая фаза», которую он хотел переждать в другой стране. При этом отсрочка от мобилизации у него была, но он на нее особо не рассчитывал:

— Я брал отпуск, почти весь отпуск сжег, вернулся, чтобы не потерять финансово и получить эту премию. Большинство крупных корпораций, где еще остается адекватная зарплата по рынку, в том числе и моя компания, придерживаются официальной позиции: «Оставайтесь здесь, всё хорошо». Но и не делают подвижек, чтобы разрешить сотрудникам уезжать из России. Окончательно уехали и уволились из нашей компании буквально несколько человек, наверное, 10%. Нам отсрочку дали, правда, непонятно, как она действовать будет. Если брать круг моих знакомых, то тут большинство уехало. Кто в Грузию, кто в Дубай.

Игорь был одним из тех, кто на время частичной мобилизации уехал из Новосибирска в Казахстан

Игорь был одним из тех, кто на время частичной мобилизации уехал из Новосибирска в Казахстан

Поделиться

Игорь отмечает, что готов к тому, что в другой стране ему будут платить меньше. Идею переезда он не откладывает.

— Я вообще думаю, что как таковой IT-рынок в Сибири умер еще несколько лет назад, потому что не осталось смысла работать на местном рынке, тaк как тут зарплаты существенно ниже. Кто-то работал на Москву, кто-то на заграницу, на местном рынке оставались либо джуны (junior — начинающий специалист), либо те, кому не хватает навыков. В дальнейшем из-за того, что базовая потребность в безопасности не закрывается, я думаю, рынок и дальше будет в пределах России схлопываться. Ничего хорошего не будет, — категоричен он. — Разработка прямо вся сразу не встанет, есть же какая-то инфраструктура, которую просто надо поддерживать. А через полгода-год заметим деградацию.

Юрий — тестировщик в еще одной финтех-компании, она аккредитована Минцифры. Он тоже остался в России.

— В нашей компании никто не уехал, можно сказать, нас это не коснулось. Есть отсрочка. Но у меня есть знакомые ребята, которые работали с иностранными [юрлицами], — уехали почти все. Бизнес просто переехал в Казахстан. То есть ребят, которые захотели и кто был с этим связан, их релоцировали. Наша компания после мобилизации никаких особенных заявлений не делала, придерживались рекомендаций, которые выдавались айтишникам. Никого не забрали, насколько мне известно, но сотрудники военкомата приходили, — замечает он.

Из его знакомых в Казахстан перебрались пятеро, трое из них релоцировались вместе с компанией. Двое из них, как говорит он, потеряли в зарплате.

— Какие настроения у айтишников? Вот кто уехал, тот на подъеме, говорит, что кризис — толчок, а кто остался, у тех упаднические настроения, — посмеивается Юрий. — У меня у самого есть мысли о переезде, но действий нет.

В компании, в которой работает тимлид Константин, сотрудники стали уезжать буквально за день до объявления мобилизации. Уехали из России, по его словам, 5% сотрудников компании. Сам он на переезд не решается, в России у него сложившийся быт, есть семья и дети.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

— Собрали вещи и в тот же день покинули страну. Работать удаленно в нашей компании невозможно, обо всём нужно предупреждать работодателя, договариваться. Наверное, можно уехать, если найти способ получать деньги, ну и работодателю ничего не говорить, — говорит Константин. — Бронь на сотрудников компания получила. Но опять же не у всех есть высшее образование, так что некоторые сотрудники под вопросом, брони на них нет. Что будет с ними дальше — неизвестно. Были и те, кто попал под мобилизацию, — их прямо возвращали, снимали с автобусов [с мобилизованными] в самый последний момент по договоренности, по запросу компании. До лагеря они не доехали.

НГС публиковал истории трех кибербезопасников — они рассказали о зарплатах в IT и миллионах, которые можно получить, взломав «Яндекс».

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter