Р!
Академия Здоровья

Не надо бояться наркоза — интервью с анестезиологом-реаниматологом

Сердечный приступ, серьёзные травмы, скорая помощь — обычно такие ассоциации возникают со словом реанимация. Однако такое отделение есть и в частных клиниках, например, в «Академии Здоровья». Зачем оно там необходимо и почему некоторые пациенты даже не хотят из него выписываться, рассказал врач-анестезиолог-реаниматолог, исполняющий обязанности заведующего отделением Александр Стуков.

— Реанимация ассоциируется у людей с местом, куда привозят человека при смерти. Зачем это отделение нужно в частной клинике?

— Реанимация нужна не только для вывода человека из критического состояния, но и для наблюдения за пациентом после операции. У нас же здесь очень много операций проходит, практически всё оперируем, кроме головного мозга и сердца. Часто у пациентов есть сопутствующая тяжёлая патология, и им требуется реанимация. Или после сложных операций, таких как эндопротезирование больших суставов, первые сутки пациент находится в реанимации. Они, конечно, условно реанимационные, больше просто находятся под наблюдением.

— То есть больше необходимость реанимации связана со сложностью послеоперационного периода?

— Да, этот период требует тщательного наблюдения, особенно когда пациент в возрасте и у него есть хронические заболевания.

— В реанимации они находятся без сознания?

— Нет, в сознании. Они могут сидеть с телефоном, ноутбуком или планшетом — для этого в палате раздаётся Wi-Fi. Для многих очень важно сразу позвонить родственникам и сказать, что всё хорошо. После операций с осложнениями, бывает, задерживаются и на неделю. Так потом даже уходить не хотят. (смеётся)

— А чем им здесь так нравится?

— Наверное, из-за ухода и внимания. К тому же, у нас отделение, как космический корабль. Там есть встроенный модуль, как помещение в помещении. Двери открываются с кнопки, только не в стороны, а вперёд. Нет батарей, тепло поступает из воздуха. Он в несколько десятков раз чище лесного. Система терморегуляции настолько совершенна, что не чувствуется никакого дуновения — вас просто окружает комфортная температура.

— Давайте поговорим про вторую сторону вашей специальности — анестезиологию. Как вы работаете с пациентами?

— Накануне любой операции мы встречаемся, выясняем рост, вес, сопутствующие заболевания. Собранные данные позволяют выбрать тип наркоза и рассчитать его дозу.

— Как врач определяет, какой наркоз применить?

— В зависимости от вида операции мы подбираем наиболее оптимальный вид анестезии. Больше всего пациенты боятся почему-то наркоза, а не операции.

— Может ли человек сам выбирать тип наркоза? Вот я, например, знаю, что такое общий, и не хотела бы более его испытывать на себе.

— Основное противопоказание к какому-либо виду наркоза — отказ пациента от него. Я, как врач, приведу доводы и постараюсь донести, что для человека будет лучше. Но решение всё равно принимать ему. Хочет под общим — будет под общим, под спинальной, значит, под спинальной. Другое дело, что не все операции можно провести под региональной анестезией, например, эндоскопические. Но мы всегда придерживаемся пациентоориентированности и не будем советовать тот, который нам проще провести. Только то, что будет лучше для пациента.

— Чем сейчас отличается наркоз от того, что был раньше? Ведь те, кто боятся, наверняка на себе испытывали его действие.

— Во-первых, сейчас пациенты просыпаются и не помнят, что у них трубка была во рту. Раньше было именно так, и это многих пугает. Во-вторых, препараты мы используем последнего поколения. Политика нашего руководства такова, что, если мы просим препарат, пусть и дорогой, с которым нам легче будет работать, и для пациента он лучше, оно идёт нам навстречу. Нам не нужно проходить сто кругов бюрократического ада. В-третьих, наркозно-дыхательная система у нас вся немецкая, я считаю, она самая надёжная. Немцы приезжали и собственноручно монтировали нам эту реанимацию.

— Что происходит после операции?

— Человека везут либо в реанимацию, либо в палату пробуждения после общего наркоза. Там он находится два часа, где его наблюдают, обезболивают, а потом переводят в общую.

— А кто наблюдает за пациентами в реанимации?

— Видите, на стене висят два монитора. На них отражаются основные показатели пациента. На посту дежурит медсестра. Также у себя в кабинете я могу отслеживать параметры пациента, которого в данный момент оперируют.

— Чем особенным может похвастаться ваше отделение?

— Мы проводим регионарную анестезию под УЗИ-контролем. Например, чтобы сделать операцию по исправлению плоскостопия, можно «заморозить» только стопу, причём анестезия будет действовать минимум 12 часов. А иногда она длится до двух суток. Для пациента это очень комфортно, потому что такие операции довольно сложные и без качественной анестезии могут причинять сильную боль.

— Почему вам нравится работать в «Академии Здоровья»?

— Потому что мы команда, и это не громкие слова. У каждого врача и сотрудника отделения одна цель — комфорт и выздоровление пациента, и для её достижения мы работаем слаженно и спокойно. У нас нет выяснений отношений, каких-то дрязг между врачами. Да и сама клиника — настоящий курорт. Здесь можно провести не только лечебные и хирургические, но и любые оздоравливающие процедуры. Даже в санаторий ехать незачем.

 
Академия Здоровья, ул. Коханского, 13
  • 8 (3022) 40-19-11

Лицензия №ЛО-75-01-001553 от 25 июля 2019 г. на осуществление медицинской деятельности.

Назад
Загрузить ещё