СЕЙЧАС +12°С

Кто виноват, что бензин дорогой, и что делать – ликбез от руководителя краевого УФАС

«У «Нефтемаркета» экономика подпилена, подломлена вот этими нерыночными действиями их учредителей».

Интервью руководителя краевого УФАС Евгения Минашкина о высоких ценах на ГСМ.

- Прошёл митинг по ценам на топливо в нашем регионе. У нас в Чите очень высокие цены, в связи с чем?

- Да, о том, что митинг прошёл, я, естественно, знаю. О том, что у нас в Чите, будем говорить, самые высокие в Сибирском федеральном округе – не соглашусь, что самые высокие в России, это не соответствует истине. А то, что самые высокие в Сибирском федеральном округе – это факт. Об этом говорят данные нашего мониторинга, который ведёт, как известно, любое территориальное управление ФАС по соответствующему приказу Федеральной антимонопольной службы. Мы эти цифры видим изнутри и мы знаем о них. Причин две: одна – общероссийская, общегосударственная, это своеобразие цен на образование в Российской Федерации на ГСМ, как таковые. А вторая причина – это своеобразие рынка ГСМ бывшей Читинской области, а ныне Забайкальского края…

- В чём местная причина?

- Местная причина связана, в первую очередь, с отсутствием конкуренции на данном рынке. Возьмём рубеж двух экономик: экономика советского периода и внедрение рыночной экономики, когда происходили известные приватизационные процессы. Я бы даже сказал, насаждалась волею государства конкуренция в разных сегментах, в разных отраслях экономики. Вот на территории Читинской области в то время, к сожалению, этого насаждения именно на этом рынке – рынке ГСМ – не получилось. У нас априори изначально сразу образовалась доминанта, которая вышла на рынок и, по сути, монопольно на этом рынке действовала. Появившиеся вновь на этом рынке небольшие хозяйствующие субъекты, даже если их все вместе объединить, они не могут на равных конкурировать. Рыночная сила далеко не равна с доминирующим хозяйствующим субъектом ОАО «Нефтемаркет».

Что касается дальнейшей динамики развития событий, то она выглядит так: слава богу, наверное, что в последние два года ситуация начала меняться, и я полагаю, что это изменение будет продолжено – на территорию Забайкальского края вышли подразделения большой очень вертикально интегрированной нефтяной компании под названием «Роснефть». Но «Роснефть» активно работает только на рынке оптовом, мелкооптовом, потому что у этой компании нет своих АЗС-ок, а это самое главное, что стоит напрямик рядом с автолюбителем. То есть человеку больше всего видно и больше всего он зависим от того, какой ценник именно на АЗС, а не почём купил хозяйствующий субъект на опте какую-то партию – его это не интересует. А цены на АЗС-ках очень высокие.

Вот учитывая, что наша доминанта на рознице – «Нефтемаркет», а они покупают не напрямик с завода, они покупают даже не у той же «Роснефти», а покупают у тех хозяйствующих субъектов, оптовиков, которые им указывает учредитель, хозяин по решению их собрания акционеров. И вот из-за этого своеобразия у нас получается, что «Нефтемаркет» вынужден покупать оптовые партии горючки не по самым рыночным конкурентным ценам, а закупив уже по очень большой цене, даже делая очень небольшую торговую надбавку – а она у них составляет иногда и два, и три всего лишь процента – то есть, от 8-10% торговой надбавки они уже ушли… У «Нефтемаркета» экономика подпилена, подломлена вот этими нерыночными действиями их учредителей. Я об этом, не стесняясь, говорил не раз, и сегодня ещё раз говорю – экономика «Нефтемаркета» скукоживается, а мы в результате получаем вот тот высокий уровень цены на рознице, потому что на опте они получают очень высокие входные цены.

Если говорить о, в целом, высоких ценах по Российской Федерации и о своеобразии ценообразования… Это не наши уровни рассуждения с точки зрения определения, какие экономисты и с какими руководителями государства, на каком историческом временном отрезке договаривались, но, тем не менее, очень высокие налоговые составляющие в цене на бензин, и она, извините, эта налоговая составляющая, не 10, не 15%, а она далеко за 40%.

По разным видам бензина она движется , начиная от 40%, и по отдельным видам топлива она доходит до 60. И эти изменения налоговой составляющей ещё продолжают изменяться. Мы с вами свидетели того, как эта причина вызвала всплеск на рубеже 2010–2011 годов рост цен на бензин, внедрение с января акцизов, и вот это ожидание повышения налоговой составляющей, акцизной, в том числе, оно вызвало повышение резкое всех видов, особенно на дизельное топливо.

Мы все это знаем, что оно все разумные пределы превзошло, и что дизельное топливо не только сравнялось с АИ-95, но и по большинству территорий Российской Федерации превысило ценник 95-го бензина, что в мире, естественно, можно назвать нонсенсом, но в России всегда оригинальны, поэтому имеем что имеем.

Конкуренты, ау!

- У нас не самый быстро развивающийся в плане экономики регион, и какой интерес заходить сюда новым топливным компаниям, чтобы оказывать конкуренцию «Нефтемаркету», ваше мнение?

- Да, абсолютно вы правы, всё в мире взаимосвязано, и сюда конкуренция могла бы развиваться. Я так полагаю, что административные барьеры со стороны местной власти, того же «Нефтемаркета», наверное, их возможно было бы преодолеть, в том числе, с нашим участием, потому что ФАС смотрит за поведением доминанты и не допустит ни злоупотребления, ни создания барьеров по входу на рынок. Просто речь идёт, действительно, о развитии вот этой нашей далёкой восточной окраины, что развитие экономики… Если она будет развиваться…

Вот о больших проектах, о которых много и очень долго говорили, они, к сожалению, на авансцену реально так и не вышли. Про Удокан много говорили, но это север, там железная дорога, тут автоперевозки никак не будут играть роли. А вот что касается юго-востока, освоения и возможного строительства трёх ГОКов, это будет обязательно, даст толчок к развитию инфраструктуры всей, и соответственно, дорог, и соответственно, перевозок, и соответственно, будет определённый интерес тогда появляться. «Роснефть» зашла, и мы надеемся на то, что их сеть АЗС будет развиваться.

К этому будет подталкивать ещё и следующее обстоятельство: сейчас обсуждаются два законопроекта, над которыми ФАС работала последние несколько лет и последние два года их активно предлагала к рассмотрению. Не доходили руки, извините, у государства. Вот сейчас первые лица государства, уже, видимо, анализируя ситуацию, на рубеже 10-11-го годов поняли, что народ с этим мириться уже дальше не может, и нужно с этим что-то делать.

И все помнят, наверное, знаменитое совещание в Питере, которое провёл премьер-министр Владимир Путин 9 февраля, где были и министры все, и руководитель ФАС, естественно, и руководители ВИНКов, нефтяных компаний там сидели. Когда были даны чёткие поручения, были ФАСом возбуждены дела в отношении трёх крупнейших ВИНКов, уже третьей волны злоупотребления на рынке, и эти дела рассматриваются, и я полагаю, что уже к концу апреля – началу мая уже будут определены вердикты.

Вердикты сейчас уже будут весьма и весьма существенны даже для очень крупных нефтяных компаний. Если по итогам рассмотрения двух туров антимонопольных дел в отношении ВИНКов штрафы составляли миллиард–полтора, то во второй волне дел штрафные санкции составили от двух с половиной до пяти миллиардов на каждый ВИНК. Третья волна – это уже рецидив, неоднократные повторения, злоупотребление доминированием, а сейчас законодательство несколько изменилось в сторону ужесточения, и теперь уже, извините, штрафные санкции будут 7-8%, а потенциальные до - 15% от оборота, это очень серьёзные деньги даже для огромной нефтяной компании.

Это первая составляющая – финансовая. Вторая – теперь уголовное преследование может включаться для топ-менеджеров этих компаний. Вот это всё вместе взятое позволит давить. И я сказал об изменении в ценообразовании: законопроекты как раз предусматривают сделать прозрачную цену, специальную формулу, которая уже обсуждалась на пресс-конференциях, и сейчас она обсуждена министерствами некоторыми, на правительство уже прошли. Я полагаю, что в середине апреля законопроекты будут внесены уже в Госдуму.

А второй нюанс об обороте – не о ценообразовании, об обороте нефтепродуктов – там тоже очень хорошие подходы, как раз демонополизирующие ту ситуацию, которая есть. Сейчас рынки монополизированы ВИНКами, они разделили страну на свои сегменты, на сферы влияния и монопольно действуют, собственно, на этих территориях. Так вот, сейчас сказано, например, о том, что если есть доминанта на территории какого-то субъекта, то её доминирование уже не должна превышать 25%, а не 35. А что касается сочетания опта и розницы, то здесь тоже должна компания определиться: работать, концентрируясь только на опте, либо работать, концентрируясь только на рознице. Всё в одних руках.

Вот тот законопроект содержит интересные вещи, которые, возможно, приведут к расчленению компаний на специализацию по роду деятельности, так можно условно назвать. Эти вещи – они тоже, наверное, фрагмент насаждений, конкуренция сверху. Но если монополизм нарастает, с этим надо что-то делать. Я уверен, что государство найдёт в себе силы, подходы к такому. И последнее, о чём можно упомянуть в части давления со стороны государства, это как раз то, что большая розничная сеть не может быть только долго в одних руках, обязательно будут предложения, обязательно будут ограничения. У «Роснефти» на территории края пока только две автозаправки – обе практически находятся на федеральной трассе – одна на окраине Читы, там, в районе Ивановки, а вторая - в районе Шилки, тоже по направлению на восток. На АЗС, которая принадлежит ВИНКу, и на АЗС нашего монополиста «Нефтемаркета» – разница порядка 2–2,5 рублей. Это уже весьма ощутимо для потребителя.

У БРК (Байкальской региональной компании) и у КОРСа цены от «Нефтемаркета» отличны, хоть ненамножко, но отличны. Я хочу заметить, что, пожалуй, они пониже. В чём-то они могут и повторяться, но это зависит от каждого конкретного случая. Вы говорите, они не покупают – они покупают оптовые партии, но они покупают их более свободно, нежели «Нефтемаркет».

Два года длится наша судебная эпопея с «Нефтемаркетом», на поставщиков мы также возбудили дело и обвинили их в злоупотреблении доминированием поставки на оптовом рынке именно Забайкальского края. «Нефтемаркет» не рыночными методами действует на данном рынке, он не покупает дешевле и не ищет свободные партии, которые можно купить дешевле, пускай даже не ангарского завода, а может быть, даже более далёкого – ачинского, или ещё дальше – заводов Красноярского края. Даже с учётом увеличенной транспортной схемы было бы, вероятно, выгоднее. Это, извините, не рынок, это…

- Есть законные способы повлиять на решение акционеров «Нефтемаркета»?

- На решение акционеров – только стать акционером, заполучить контрольный пакет и осуществлять иную, отличную от ныне действующей политику, но я уже упоминал о том, что заинтересованность местной власти здесь должна играть очень серьёзную роль. И я очень надеюсь на то, что те действия, которые совершены. В Забайкальском крае, собственно, как и во многих субъектах Российской Федерации, принята программа развития конкуренции – у кого-то на два года, у кого-то на три. Она охватывает несколько самых актуальных рынков, самых наиболее значимых, тех, где необходимо вмешательство местной власти, государства, если хотите. Так вот, рынок ГСМ под номером один идёт в этой программе. И я очень надеюсь, на планы местной власти реализовать, видоизменить схему, о которой мы сегодня говорим.

- Почему так сильно выросла цена на дизельное топливо?

- Ну, об этих причинах мы уже не раз говорили. Рост начался с осени 2010 года, и он обусловлен несколькими причинами. Самое главное – это акцизы, двигающееся увеличение акцизов, которое, по закону, должно было вступить с января 10-го. Акциз – это дополнительная плата производителя нефти за произведённую тонну этой продукции. Если они раньше, например, платили государству, грубо говоря, там, 3 000 рублей за тонну, то теперь они должны были отчислять не 3 000, а 4 500. То есть, вот повышение акциза, естественно, и вот это вот ожидание увеличения, оно вызвало своё, так сказать, давление на цену, на рынок. Это первая причина, не самая главная, но одна из причин. Ещё очень серьёзная причина – это то, что достаточно холодная зима была везде, на всём земном шаре. И получилось так, что Европа с большим удовольствием стала покупать наш дизель. И под давлением ФАСа по договорённости с руководством нефтяных компаний биржевая торговля должна была достичь минимум 15%. И вот тогда если бы это реально всё было… К сожалению, у нас в России не получается всё так, как договариваются, закона на эту тему нет, а вот соглашения, которые были достигнуты, не были реализованы. Практика показала, что фактически в 2010 году торговалось на бирже не до 15%, как была договорённость, а не более 6-7, причём эти даже 6-7, которые выходили, это не классическая биржевая торговля, как все эксперты оценили потом по итогам года.

Получалось, что когда любой из ВИНКов, выкидывал партию какого-то топлива, например, 92-го, на рынок, уже через две- три минуты после начала торгов высвечивалось на табло сообщение, что эта партия, извините, продана, а она продана была дочке этого ВИНКа, с которой, извините, ещё вчера уже они договорились, что она пойдёт и…

- То есть, при создании дефицита на дизельное топливо при холодной зиме компании умудрились заработать не только на европейских потребителях, но и на своих внутренних?

- Абсолютно точно. Здесь надо отдать должное в том числе и «Нефтемаркету» – несмотря на высокие цены у нас не было дефицита дизельного топлива. В большинстве территорий, как минимум в половине территорий Российской Федерации, был дефицит зимнего топлива. По неделе, по две. А любой дефицит вызывает всплеск цены. И потребители были покупать и по 25, и по 30 рублей, и по 35 доходили ценники в ряде территорий - до сумасшедших всплесков.

Вывоз за рубеж, то есть вымывание из внутреннего рынка создавало вот этот ажиотаж, плюс ожидания акцизные – всё это вместе наложилось на цену и совпало в пик, и мы в конце 2010 года и в январе 2011 имели то, что имели к лету 2008 года, когда тоже был всплеск. Я хорошо помню, что АИ-92 на территории Читинской области летом 2008 года стоил 30 рублей 50 копеек. В конце 2008 года нам удалось по согласованным действиям возбудить дела и привести их до логического рассмотрения. Но это было.

«Нет, это очень много, даёшь по 15!»

- Что делать простым автолюбителям? Есть смысл идти на митинги, требовать у кого-то, чтобы цены на бензин упали, или сидеть и ворчать, и работать, собственно, на диване?

- Нет, сидеть и ворчать – это будет всегда, потому что всегда будет недовольство любой ситуацией любого человека – любой человек свободен, и кому-то нравится то, что другому может в принципе не понравиться. Кому-то 25 рублей кажется вполне приемлемым, кто-то говорит: «Нет, это очень много, даёшь по 15!». Акции протеста, я полагаю, - это крайняя мера, но они предусмотрены всем нашим законодательством, начиная с Конституции Российской Федерации. И я полагаю, что чем больше людей будет требовать защиты своих прав цивилизованным образом, но достаточно жёстко… Я думаю, что это будет для любого уровня государственных управленцев как раз сигналом к тому, что что-то, извините, в Датском королевстве не всё хорошо. Количество рано или поздно перейдёт в качество, это известные законы.

- Какие у вас прогнозы на ближайшие месяцы или год? Вырастут цены или всё-таки цены упадут?

- Самое неблагодарное дело давать прогнозы, я не берусь давать. Прогнозируют специально обученные люди, работающие в экспертных агентствах на основании очень серьёзного, многолетнего и детального анализа. Московский информационно-аналитический центр под названием «Кортез», который занимается аналитикой именно на российском рынке ГСМ, утверждает: то снижение цен, которое по команде государства, по команде премьера случилось, - это не рыночный метод воздействия на рынок ГСМ, но он возымел действие. Но не может быть вечным ручное управление, если мы говорим о рыночной экономике, поэтому нужно создать такие системообразующие условия, чтобы это всё автоматом было.

У нас три крупных ВИНКа - начиная с «Роснефти», «Лукойл», «Газпромнефть». Так вот, я сомневаюсь, что они сейчас будут поднимать цену. Дальше уже объективных условий для подъёма нет.

Анна Лаврова, Семён Шифрин

Студия-продакшн «Фокус-медиа»

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter