СЕЙЧАС +21°С

Евгений Касьянов: «Очередной скачок цен и бензиновый кризис нас может ждать после выборов»

«Предполагаю, что власть всеми доступными методами сдержит этот скачок и купирует дефицит до выборов. А после всё вернётся на свои места...»

Экономист Евгений Касьянов проанализировал для «Чита.Ру» структуру доходов нефтяной отрасли России, её состояние и спрогнозировал очередной дефицит бензина или скачок цен на топливо.

Сначала я хотел бы отметить, что пользуюсь только официальными и открытыми данными. Я не веду статистики и не придумываю цифры — все данные взяты из отчётов Росстата, экспертного агентства при РИА Новости, международного энергетического агентства и отчётов нефтяных компаний, как российских так и иностранных. Проверить эти сведения может любой желающий.

Мировая кладовая

Нефтяной бум, который произошёл за последние 10-12 лет, был связан только с ростом цен. Добыча нефти при этом увеличилась несущественно — примерно на 20%. А цены на неё выросли с 12 долларов в 1998 до почти 120 долларов в настоящее время.

Сейчас в мире нет никаких проблем с покрытием потребности в топливе. Более того, в арабских странах, например, в Саудовской Аравии есть свободные мощности по выпуску 3 миллионов баррелей нефти в день, которые можно легко запустить.

На Ближнем Востоке открыты огромные месторождения, которые относятся к разряду сверхгигантских - в Ираке и Иране. Одно из них — Курна, которое в одиночку способно покрыть всю мировую потребность даже при росте потребления. Североморские запасы, разрабатываемые Великобританией, сейчас истощаются, но найдены новые залежи в Венесуэле. Правда там тяжёлая нефть, что впрочем не мешает американцам успешно её перерабатывать. Месторождения открыты на шельфе Бразилии. Они тоже относятся к сверхгигантским и в ближайшее, по нефтяным меркам, время — в течение пяти-семи лет, страна выдвинется в список крупнейших нефтепроизводящих стран. Большие запасы – на шельфе Западной Африки, где идёт их разработка. Существенен прирост запасов по Южно-Китайскому морю, из-за чего вокруг островов Спратли происходят конфликты между Филиппинами, Вьетнамом и Китаем. У нашей страны, как и в других странах Арктического бассейна, имеются гипотетические запасы, но это очень отдалённая перспектива. При наличии месторождений в тёплых морях, об арктической нефти можно говорить как о неком потенциале.

800 миллиардов американских в российский карман

За годы нефтянного бума Россия получила примерно 2 триллиона долларов. Сумма фантастическая. За всё время страна не получала таких денег не только от продажи углеводородов, но и от внешнеэкономической деятельности вообще.

При этом очень интересна структура доходов. Понятно, что они получены нефтяными компаниями, которые покрывали свои расходы, получали прибыль и платили налоги. Из 2 триллионов, по разным оценкам, примерно 40-45%, то есть около 800 миллиардов долларов, ушло в бюджет. Цифра эта примерная, потому что существуют определённые схемы возврата НДС компаниям.

Остальные деньги остались у нефтяных компаний. При этом суммарный чистый доход у них составляет 25-30 миллиардов долларов в год - в зависимости от конъюнктуры. Результат за вычетом прибыли – около 800 миллиардов. Эта сумма — расходы на производственную деятельность, фактически - себестоимость нефти и нефтепродуктов.

Маленький коэффициент большой страны

Теперь давайте разберёмся что происходит с нефтепереработкой. В России её глубина составляет 70-72%, в развитых странах — 90-95%. Почувствуйте разницу. Единственный новый завод, имеющий глубину переработки в 95%, - это построенный в Башкирии завод «Уфанефтехим».

Существует также и показатель сложности переработки нефти — коэффициент Нельсона — он отражает глубину переработки, её степень и выход продуктов. В среднем по миру он составляет 7 пунктов, в Европе — 8-9, у американцев — 11-12, у нас 4,3 пункта.

Стоит сказать, что некоторые из наших нефтеперерабатывающих заводов построены до войны, а некоторые — сразу после. Из них часть строилась по лендлизу, то есть с помощью поставок американского оборудования. Особенно это относится к заводам в Центральном федеральном округе (в Самаре и других городах), который является основным потребителем бензина.

На сегодняшний день 28 из 200 заводов в России более-менее отвечают условиям технического прогресса. При этом 12 из них вообще не имеют вторичных процессов, то есть выдают только прямогонный бензин. Один-два вторичных процесса имеют 16 из 28 заводов.

В Америке выход светлых нефтепродуктов составляет 75-80%, а у нас только 50%. И когда говорят о цене бензина, то нужно помнить, что американцы с одной метрической тонны нефти получают 420 литров бензина, а мы — 140.

Возникает вопрос — почему же нефтяные компании не вкладываются в переработку? Прежде всего — это очень и очень недешёвое дело. Одна установка для каталитического крекинга стоит примерно 500 миллионов долларов. Деньги немалые. Хотя они и должны быть у нефтяных компаний.

Теперь давайте вспомним про чистую прибыль российских компаний - 25-30 миллиардов долларов в год. Для примера можно сказать про корпорацию «Exxon Mobil», которая в 2008 году заработала 35,6 миллиарда долларов. То есть больше чем все российские компании вместе взятые.

За счёт чего американская компания получила такую прибыль. Естественно на это повлияла и модернизация, и использование более доступных месторождений с лёгкой нефтью, и её дешёвой доставкой.

Вообще же нефтепереработка - очень затратный процесс. Вспомним про расходы в 800 миллиардов долларов, про которые мы говорили. Хотя к этой сумме нужно прибавить стоимость геологоразведочных работ. Однако новых месторождений в России нет: все существующие - это приданое Советского Союза.

Следующий фактор, который влияет на нефтяную отрасль в России. Дело в том, что у нас производится очень мало оборудования, которое может быть применено в нефтепереработке с высокой эффективностью. Вот, например, компания «Татнефть» построила в Нефтекамске новый комплекс «Танэко», 90% оборудования на котором — зарубежное. Россия не может производить достойные аналоги, так как почти полностью утратила своё машиностроение. А покупка импортного оборудования — это дорого. И в Европе российских нефтяников никто не ждёт с распростёртыми объятиями, плюс финансовые и таможенные дела, транспортировка, долгие сроки сдачи заводов. Отсюда получается, что стоимость НПЗ, построенного у нас, будет выше чем в Европе.

Как результат: китайцы за 12 лет построили 98 заводов с новой технологической основой. Мы частично модернизировали несколько своих. Можно сравнить США, где проживает около 330 миллионов человек, и Россию с её 142 миллионами. В стране 200 заводов, а в США — 147. Казалось бы, что населения в два раза больше, а заводов меньше почти на 40%. Это объясняется тем, что Америка закрывает небольшие заводики, так называемые «керосинки», оставляя только крупные модернизированные предприятия. К «керосинкам» можно отнести и завод, строившийся в Даурии, по поводу которого я не испытывал восторга. Там пришлось бы уходить от налогов, либо выпускать некачественную продукцию по высокой себестоимости.

В результате работы всех заводов в России по расчёту закрывается потребность в бензине. Однако, расчётная и номинальная потребность - это одно, а наличие его в конкретное время в конкретном месте, как это происходило в мае-июне в регионе, - это совсем другое.

Помимо всего прочего из-за всех этих особенностей и соответствующего налогообложения бензин просто безобразно дорогой. Любят сравнивать стоимость литра бензина в России и в Америке. Хотя этого нельзя делать, не соотнося его цену с размером доходов. Среднестатистическая российская семья из четырёх человек тратит на бензин примерно 10% годового дохода, а на западе только 1-2%.

Что Европе — хорошо, России — дефицит бензина

Eсли переходить к анализу текущему состоянию нефтепродуктов, то тут картина такая. Состояние промышленности мы описали. Понятно, что резко изменить мощности выпуска топлива Россия не может. Сколько его производится сейчас, столько и будет проводится в ближайшей перспективе.

Недаром правительство играет в пинг-понг с евростандартами. Недавно прозвучало заявление о том, что стандарт Евро-2 (АИ-80 и АИ-92) будет продлён до 2012 года. Бензина этих марок в стране примерно половина, по тем самым причинам, о которых мы говорили. Поэтому я убеждён, что вслед за этим продлением последует и следующие.

Если Европа уже перешла на Евро-4 и Евро-5, то в России просто нет такого количества нужного бензина. Плюс вопрос к автопрому, который выпускает двигатели пригодные для Евро-2. Получается дикий парадокс: наши заводы делают устаревшие автомобили, а если начнут выпускать современные, то бензина для них просто не хватит. Перейти сейчас на стандарты Евро-4 и Евро-5 нет никаких возможностей - ни технических, ни экономических.

Нужно обратить внимание и на следующий показатель: оптовые цены на бензин в России этим летом подскочили на 7%. Летом такого никогда не было. А происходит это из-за роста потребности в бензине в связи с увеличением автопарка. Мы производим всё большее количество автомобилей, приговаривая, что скоро догоним, а то и перегоним развитие европейские страны по производству автомобилей. В прошлом году россияне купили их на 27 миллиардов долларов. Бензина требуется всё больше, и поэтому он начинает дорожать по рыночной формуле спроса и предложения.

Правительство заставляет компании выходить на биржи. То, что компании выгоняются на рынок палками, — это очень специфичное явление, похожее на модернизацию России Петром I. Однако компаниям биржи совершенно не нужны — они и так продадут свой бензин. Федеральная антимонопольная служба недавно публиковала статистические данные, в которых говорится, что 50% сделок на товарных биржах в Москве и Санкт-Петербурге компании совершают сами с собой. Выходит, что 10-15% бензина компании как бы продают на бирже, но на самом деле он от них никуда не уходит.

Хотя зеркальце нашей биржи кривоватое, оно отражает то, что оптовая, спотовая цена — 33 тысячи рублей за тонну бензина. Сколько тогда должен стоить бензин в розницу? Очевидно, что повышение биржевой стоимости при росте потребления и при сдерживаемом увеличении розничных цен вызовет дефицит бензина.

Кроме того, с 1 января 2012 года наступает следующее повышение акцизов на 1,5 рубля. А мы уже говорили, что если акциз вырастает на 1 рубль, то в рознице цена увеличится как минимум на 1,7 рубля. Сейчас мы стоим на пороге такого же явления, которое могла наблюдать в мае-июне этого года, — либо дефицита, либо скачка цен.

Я предполагаю, что власть всеми доступными методами сдержит этот скачок и купирует дефицит до выборов. А после всё вернётся на свои места.

Сейчас власть занимается праймериз, народным фронтом и прочими любопытными упражнениями. Есть такое изречение: «История повторяется дважды. Один раз как драма, второй - как фарс». Вот мы сейчас и имеем балаганный фарс в виде «Единой России» после того как пережили драму — КПСС.

Нужно иметь продуманную экономическую политику в сфере нефтепереработки, чтобы компании самостоятельно занимались модернизацией. Применять налоговые и прочие стимулы. У нормального государства таких рычагов достаточно. Есть «ножницы Кудрина», с помощью которых деньги нефтяных компаний перекачиваются в бюджет, откуда «Единая Россия» вытягивает их на ремонт дворов. Ремонт, конечно, хорошее дело, я рад за него, но в то же время считаю, что бюджетная и налоговая политика должна носить не только фискальный характер. Нужно предусматривать развитие, модернизацию, вопросы экспорта, кредитной и научно-технической поддержки, подготовки кадров. То есть всё то, что складывается в нормальную государственную политику, которой в настоящее время, к сожалению нет.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter