СЕЙЧАС +6°С

Дикое Забайкалье для туриста-москвича

В Забайкалье нет таких курортов, куда бы поехали туристы хотя бы из Центральной России, не говоря уже об иностранцах.

Внутренний туризм в Забайкалье, несмотря на целевые программы и демонстративное желание власти его развивать, пока существует только на бумаге. В реальности есть только дикие его проявления интересные энтузиастам, но не вызывающие интереса у широкой аудитории ни из других регионов России, ни, тем более, из-за рубежа.

23 августа представители власти и особо охраняемых территорий региона на круглом столе о перспективах развития экотуризма в Забайкалье в рамках форума «Байкальский диалог» получили возможность выслушать предложения об исправлении ситуации от президента коммуникационной группы «Инсайдерс» Андрея Лапшова. Реальных советов забайкальцы так и не услышали, ещё раз убедившись, что поднять инфраструктуру в их регионе практически нереально.

Плач забайкальцев

Именно Лапшов был выбран модератором круглого стола. Человек, являющийся координатором направления «Экотуризм» партийного проекта «Экология России» от «Единой России» и просто опытным пиарщиком, по ожиданиям участников круглого стола должен был обсудить с гостями проблемы местного туристического бизнеса с высоты своего наработанного опыта. Замминистра внешнеэкономических связей и туризма региона Наталья Солдатова уточнила, что экологически туризм - это стратегическое направление туризма в Забайкалье. Лапшов идею поддержал и начал с напоминания о том, что 1 августа Владимир Путин объявил 2017 год Годом особо охраняемых территорий: «Стоит задуматься, поскольку будут какие-то программы поддержки. Есть предложение «покреативить», чтобы инициировать процесс возможного получения финансов».

Далее он привёл слова Путина, что нужно продумать дополнительные стимулы для бизнеса и долгосрочные программы, способствующие формированию новых рабочих мест, развитию туризма, в том числе и в регионах Сибири и Дальнего Востока. Приглашены на встречу, по его мнению, были те, кто реально «стоит на земле» и знает, что происходит на местах: «Они реально нюхают дым Байкала, ездят на раздолбаных машинах по раздолбанным дорогам. Вместо создания инфраструктуры они пытаются починить то, что есть сейчас, залатать дыры, забить их тряпками».

Но, несмотря на задумки поговорить о перспективах развития, круглый стол был похож на отчёт о проделанной работе туристических объектов с обсуждением жалоб, как при мизерном финансировании и падающем потоке туристов сложно остаться на плаву.

«Сегодня развивать туризм при таком маленьком потоке очень сложно. Нет достойных гостиниц и инфраструктуры, хотя красот, конечно, хоть отбавляй. У нас есть национальный парк «Чикой» и «Алханай», который даёт 30 тысяч туристов в год при общих 48. Тем не менее, были времена, когда там поток был и за 40 тысяч, но он сегодня падает», - говорила Солдатова.

Далее она упомянула про пять проектов Забайкалья, которые внесены в федеральную целевую программу развития внутреннего туризма до 2018 года. Они вошли в реестр туристических проектов регионов России и могут рассчитывать на первоочередное финансирование. Главная надежда среди этой пятёрки - Ивано-Арахлейские озёра. «Это проект, который стоит поддержать, и он может стать отличным местом отдыха с достойным сервисом, но ничего пока нет, к сожалению», - уточнила Наталья Солдатова.

Поток отдыхающих на озёрах в 2015 году, по словам его руководителя Светланы Лазаревской, действительно заметно увеличился, отчасти это благодаря солнечному лету без дождей. Только самый ленивый не искупался на Арахлее. Тем не менее, это и обостряет проблемы для парка – там работает только девять человек, которые при большом количестве туристов просто не справляются с работой. Специалистов, которые бы занимались работой с клиентами, придумывали маршруты и следили за порядком в парке тоже нет. Отсутствие достойных дорог и большие кучи мусора также не являются выигрышными сторонами парка. Но именно на озёра возлагаются большие надежды для привлечения туристов с других регионов.

Другой туристический объект, уже зарекомендовавший себя – это биосферный заповедник «Даурский», имеющий статус федерального. Его сотрудник Ольга Кирилюк пожаловалась на то, что в работе возникает несколько противоречивых задач – сохранить природу и использовать её же в качестве инструмента для зарабатывания денег, что в принципе практически невозможно.

«Парк сталкивается с несовершенством законодательства, которое не позволяет сдавать какие-то объекты в аренду частникам. Работа Даурского заповедника отличается от национального парка. Познавательный туризм не может быть массовым. Несмотря на то, что людей якобы привлекает красивая природа, они приезжают отдохнуть и поплескаться в озере, нежели ехать по экскурсиям», - пояснила Кирилюк.

На это эксперт ООН Сергей Куделя, приехавший из Бурятии, возразил, что в заповедники едет экологический турист, он готов платить большие деньги. Это, по его мнению, «умный» турист, который едет за образованием, а не тусоваться на пляже.

Куделя начал хвастаться своим проектом «Заповедное ожерелье Байкала», включающий маршруты национальных парков Бурятии и Иркутской области. Проект работает благодаря инициативе ООН, а спонсорами выступают Глобальный экологический фонд, правительства России и Монголии. Забайкальцам в ответ похвастаться ничем подобным не удалось.

Прослушав ещё несколько отчётов о проблемных маршрутах в нашем крае, Лапшов предоставил слово самому себе и начал рассказывать о том, как можно «покреативить». Речь шла о его инновационной группе «Инсайдерс», одной из специализаций которой было продвижение туризма по заказу Евросоюза.

Московскими глазами на забайкальскую жизнь

Его глобальный проект назван «Зелёное кольцо России» и представляет собой единую систему туристических точек по всей стране, объединённых общим брендом. Сама идея возникла у Лапшова в размышлениях, почему население с окраин едет в центр страны, в частности, почти 20% Москвы - это сибиряки и жители Дальнего Востока.

«Не от хорошей жизни люди уезжают, а от того, что действительно во многих регионах жизнь становится не такой интересной, а зарплаты не такими большими, как хотелось. Человек перестаёт себя ощущать полноценным в своей самореализации», - озвучивал москвич свои размышления для сибиряков.

В итоге Лапшов и его команда подумали проект, способный заставить людей почувствовать себя «людьми» у себя в провинции.

Бренд «Зелёное кольцо России» (ЗКР), как своеобразный знак качества, будет присваиваться тем объектам экотуризма, которые наберут нужное количество баллов. Для попадания в ЗКР важно, чтобы объект имел уникальные ландшафты, хорошие дороги, условия для комфортного пребывания туристов и обученный персонал. После экспертного мониторинга объект либо входит в «Зелёное кольцо», либо становится кандидатом с рекомендациями по улучшению параметров, либо объекту будет просто отказано. Каталог таких элитных объектов должен будет обновляться ежегодно.

«Зелёное кольцо» должно поменять систему принятия решений по выделению денег на экологический туризм. Если говорить о федеральной программе развития до 2018 года, то заявки подаются из разных регионов, но не очень понятно, кто именно получит долгожданное финансирование. В частности, в Забайкалье есть проекты - участники программы, одобренные экспертами, но у краевых властей нет понимания, когда и сколько денег будет на них выделено. Решения принимаются «на верхах», идёт подковёрная игра, незаметная обывателю», - пояснил Лапшов.

Правда пока Лапшов и сам не знает, где на всё это брать деньги. Авторы «Зелёного кольца» добиваются, чтобы его поддержали профильные органы власти - Ростуризм, Министерство культуры России, а также ключевые общественные организации, такие как Русское географическое общество.

«На первом этапе нужно получить деньги со стороны заинтересованного партнёра, с которым сейчас ведутся переговоры. Также рассчитываем получить средства благодаря участию в грантовых программах, и ещё есть пара вариантов, которые пока не озвучиваются», - добавил Лапшов. По его мнению, после окончания действующей до 2018 года федеральной программы, следующая, возможно, начнёт работу уже с включением «Зелёного кольца».

Нет туалетов – нет денег

Очевидно, что многие из участников круглого стола не восприняли всерьёз столь мощный проект, потому что не увидели себя в нём. Суть «Зелёного кольца» в том, что объекты на момент включения в каталог уже должны быть полноценными проектами с хорошими показателями. Деньги они будут получать, чтобы стать ещё лучше. И в Забайкалье пока нет таких курортов, а стартапы «Зелёное кольцо» поддерживать пока не намерено.

«Это будет реальным стимулом для развития экологического туризма, для подтягивания вслед за лидерами других региональных объектов. При подаче заявки на вхождение в «Зелёное кольцо» важно будет показать не идею, а уже воплощённый результат. Туроператоы смогут направлять отдыхающих в рекомендованные экспертами места. А этого и ждут десятки тысяч туристов, которые пока в массе своей боятся ехать «в глубинку», - уточнил автор идеи Лапшов.

Тем самым идея, которую несколько часов продвигал Лапшов, автоматически стала бессмысленной для собравшихся представителей забайкальского турбизнеса. Вместо действенных советов им ещё раз намекнули, что туризм не дотягивает до большого бренда и никому не интересен. «Площадка, к сожалению, пошла совсем не так, как хотелось бы самим забайкальцам - не удалось рассмотреть свои проблемы и посоветоваться с высоким сообществом, как решать их», - прокомментировала Солдатова мне итоги круглого стола.

Андрей Лапшов же по другому увидел результат своей работы, отметив, что никто не ставил ему целей и задач, поэтому он провёл мероприятие так, как видел его сам. «Я увидел то, что происходит на охраняемых территориях в Забайкалье, услышал голос реальных руководителей ООПТ Байкальского региона о положении дел с финансированием, недостатке кадров, искривлениях в законодательстве. Я хотел услышать мнение профессионалов по части проекта «Зеленое Кольцо».

Участники круглого стола, по его словам, ожидали от него рецептов для быстрых решений: «Но быстрого решения не будет, предстоит большая работа по продвижению идеи».

В заключении Лапшов добавил, что руководители туристической отрасли и главы особо охраняемых природных территорий в Забайкалье должны понимать, что Москва разрабатывает машину, чтобы им помогать. Пока сложно судить - предвыборная это машина или механизм попадания в федеральную программу для получения выгоды. Возможно, это на самом деле помощь для забайкальского туризма, но пока весьма туманная. Лучше всех могут помочь себе сами же забайкальцы, а не москвичи с глобальными проектами, но пока этого никто не понял.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter