СЕЙЧАС +17°С

«Культурный слой»: Григор Варданян

Почему красивым должно быть частное, а не общественное? Почему государство не делает современные музыкальные школы с современным оборудованием? Да в конце концов, почему у преподавателей такие зарплаты?

Два года назад Григор Варданян уже был в гостях у «Чита.Ру». Тогда вопросы ему задавали посетители портала, а жизнь Григора была несколько иной. Он и сегодня тот же виртуозный скрипач с лучезарной улыбкой, приветливый и открытый. Но старше на два года и с двухлетним опытом работы преподавателя.

— Где ты родился?

— В Ереване. Я прожил там до 1994 года, 18 лет.

— Основы музыкального образования получил там?

— Да. Это была школа искусств №1 города Ереван. Скрипачом становиться не думал, хотелось играть на гитаре. Вырос я на музыке фанк, любимым исполнителем детства был Джеймс Браун. Поэтому от скрипки я был далёк, но записали в музыкальной школе меня именно на скрипку. Потому что обнаружились хорошие природные данные. Мне тогда это не нравилось. Всё-таки классическая музыка — это очень зрелая, непростая музыка. Поначалу очень важно, чтобы ребёнку было интересно. Мне не было интересно, я не понимал, чего от меня хотят. Но со временем понял, и скрипка стала частью моей жизни. Очень многое зависит от преподавателя. Мы все от природы очень ленивые, и, судя по моему опыту, детей надо заставлять заниматься.

— А как дела были в общеобразовательной школе?

— До 6-го класса я был круглым отличником. Потом поменял школу, и там была такая атмосфера, что я потихоньку скатился. И социальная обстановка в Армении была сложная, забастовки, и родителям не до нас было из-за многих проблем. А нам это всё нравилось, лишь бы не учиться. Повторюсь, что за ребёнком надо следить, упустить его очень легко. В какой-то момент меня упустили. Но потом, когда пришла пора делать выбор, мы с родителями решили, что я буду заниматься музыкой, потому что школу я окончательно запустил.

— Я неоднократно сталкивался с мнением, что дети из музыкальных школ отличаются от тех, кто ходит только в обычную школу. Что у первых выше уровень внутренней культуры.

— Абсолютно согласен. Дети из музыкальных школ и умнее, и воспитаннее. Больше учителей, больше общения со сверстниками, причём общения высокого. Эта внутренняя культура имеет колоссальное значение.

— Сейчас ты сам стал преподавателем?

— У меня появилась возможность попробовать себя в преподавании, и я уже два года преподаю во Дворце молодёжи «Мегаполис». Пытаюсь научить детей правильно играть на скрипке.

— На примере классики или в молодёжном ключе?

— Что значит сейчас «молодёжная музыка»? В основном, это просто кошмар.

Поделиться

Поделиться

— Простая мелодия, простой ритм. То, что легко воспринимается и воспроизводится начинающими.

— Есть, конечно, и популярная классика. Но, в целом, научиться играть на скрипке очень сложно. Репертуар можно выбирать потом, по своему вкусу. Но базой может быть только классика.

— А музыка, которую ты сам слушал в детстве, фанк, находит отражение в том, что ты делаешь сейчас?

— Сейчас я люблю и слушаю разную музыку. А исполнял я в разное время и современную музыку, и классику, и джаз. И пришёл к выводу, что нет плохой музыки. Всё зависит от того, как ты её через себя пропускаешь.

— И что пропускаешь через себя сейчас?

— Сейчас мало времени остаётся на себя, потому что сдвиг произошёл в сторону преподавания. Кому-то может показаться, что у меня немного учеников — семь. На самом деле, это много. Ты ведь не просто сидишь и смотришь, как дети играют. К каждому свой подход, индивидуальные занятия. Но уже есть и успехи.

Поделиться

Поделиться

— В советское время были свои детско-юношеские организации, со своей структурой, методикой. Сейчас ты работаешь в современном Дворце молодёжи. Как ты оцениваешь целесообразность и эффективность его работы?

— Это очень доброе и правильное начинание. По большому счёту, в городе для детей немного занятий. А здесь предлагается именно то, что им интересно, современные формы культуры, танца, вокала, и это хорошо. Это молодое начинание, и если всё будет правильно организовано, то и дальше оно будет хорошо развиваться.

Сейчас все любят говорить и очень мало делают. По телевизору детям показывают, что у всех есть машины, квартиры, ремонты, таиланды. Но почему-то не показывают, что всё это нужно заработать трудом, усилиями. Что нужно не ходить по улицам и пить что попало, не вести праздный образ жизни, а прилагать усилия. В этом смысле сейчас в плохую сторону смещён акцент. А Дворец молодёжи это исправляет. И очень плохо, что о «Мегаполисе» иногда говорят, что это пафосная, мажорная контора. Многих даже отпугивает этот интерьер, когда всё сделано современно и красиво. Не надо этого бояться, к этому, наоборот, надо привыкать. Дети приходят ко мне и видят красивые стены, инструменты, красивую мебель. А в музыкальных школах всё хоть и покрашено, но убого, всё старое. Меня это возмущает. Не школы возмущают, а порядок, при котором эти школы выглядят так же, как 20-30 лет назад.

Почему красивым должно быть частное, а не общественное? Почему государство не делает современные музыкальные школы с современным оборудованием? Да в конце концов, почему у преподавателей такие зарплаты? Чиновники получают огромные зарплаты, становятся с каждым годом богаче, а наши преподаватели живут нищими. Почему чиновники учат детей за рубежом и не думают о том, что здесь наша страна? Построили онкологический центр и что? Нужно думать, откуда у нас онкологические заболевания, откуда грязь, почему исчезает лес, где воздух.

— Та самая внутренняя культура, о которой мы говорили, играет здесь не последнюю роль.

— Абсолютно верно. Огромное влияние на жизнь в целом. Наверное, нужно из советского опыта что-то хорошее взять и воплощать это сейчас, с современными возможностями. Посмотреть на то, какой была школа, дополнительное образование, подход к воспитанию. Мы не до конца понимали, что такое пионерия, но было престижно и почётно — помогать старшим, собирать металлолом, убирать улицы. Я не знаю, как это делалось, но всё это было интересно. А сейчас это исчезло. Дворец молодёжи пытается это делать, несмотря на то, что ему постоянно суют палки в колёса. И здесь единственное, чего хочется — чтобы не разбегались люди. В Забайкалье не работает стереотип «незаменимых людей нет». Мол, уйдут эти, придут другие. У нас и так мало людей, которые что-то умеют. А те, кто умеет — уезжают. И на это власти тоже не смотрят. Уедет один, второй, третий, кто здесь останется?

Недавно я смотрел по каналу «Культура» выступление «Виртуозов Якутии» и был поражён уровнем. Я, как человек из этой сферы, начинаю думать о том, в каких же условиях они там работают, чтобы добиться таких результатов. Что они не вынуждены искать средства к существованию, а занимаются только музыкой. В отличие от преподавателей наших музыкальных школ и нашего музыкального училища. Которое, кстати, называется, техникумом искусств. Одно название отталкивает. Я благодарен училищу, Эдварду Станиславовичу Маковскому — бывшему директору, всем преподавателям, которые там до сих пор мужественно трудятся. Но я абсолютно убеждён, что они сейчас очень недовольны своим положением. Наши прекрасные, сильные преподаватели не нужны, и при таком отношении они уходят и будут уходить.

— Что пожелаешь забайкальцам?

— Зима затянулась, но скоро весна. Желаю тепла. Желаю, чтобы государство обратило внимание на людей, чтобы наш город зацвёл, чтобы люди в нём жили счастливо.

Прелюдия из партиты № 3 E-dur

Зима (из цикла Времена года)

Праздничный танец

Восточные мотивы

Heyser Bulgar

Сиртаки

Все фотографии из личного архива Григора Варданяна

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter