СЕЙЧАС -7°С
Все новости
Все новости

Актриса Ирина Медведева на ЗМКФ: Здесь - как в Рио-де-Жанейро

Я тогда, как и многие артисты, не понимала — Чита... А потом мы прилетели, нас встретил оркестр, хор, море цветов, всё было такое праздничное, мы улыбались всё время.

Актриса Ирина Медведева массовому зрителю известна по скетч-шоу «Шесть кадров», но никогда не была зажата в рамки комедийного амплуа. Мюзиклы и акробатика, драма, театр, танцы на льду, ток-шоу — эта артистка может делать всё. Ещё петь романсы. Она уже в третий раз на Забайкальском международном кинофестивале (ЗМКФ). Она верит в регион, в цели кинофестиваля, в людей, для которых он создан. О том, каково это — быть частью краевого проекта, российская актриса рассказала ИА «Чита.Ру».

- Для жителей провинции действительно важно знать, каким их регион выглядит со стороны Запада. Вопросы вроде «а как вам Забайкальский край» некоторые приезжие уже не любят, а вы?

- А я скажу. Я чувствую это волнение даже больше в самих людях - что о вас думают другие... Я каждый день слышу: «Да, вот наш край считают... » Артисты давно перестали читать о себе и что-либо воспринимать. Будьте, как мы. Как человек, который уже не в первый раз приезжает сюда, и для которого, наверное, здесь, как в Рио-де-Жанейро — всё превращается в карнавал, не жизнь, а малина, просто праздник, — так вот, может быть, из-за кинофестиваля я чувствую, что всё здесь так здорово. Но я сюда приезжала и со спектаклем, и у меня не возникало чувства, что у вас заброшенный депрессивный край. Мы часто гастролируем - 13 лет на колёсах — от Калининграда до Камчатки, и есть города, которые гораздо страшнее, настолько, что даже сравнивать нельзя. Я видела города с производством, города, которые очень значимы для страны, в которых есть рабочие места, но там действительно есть о чём беспокоиться — когда наступает темнота, начинается американский фильм ужасов. Здесь я этого не увидела. Я почти всегда попадала в хорошую погоду, в атмосферу. Я не чувствую того, о чём говорят.

- А что вы чувствуете здесь?

- Я больше встречаю людей, которые переживают за свой край. Это означает, что эта земля рождает трепетных, небезразличных людей. Многие артисты говорят про патриотизм, но патриотизм - это то, что делает Виктор Шкулёв, землячество.

- Некоторые люди воспринимают кинофестиваль как пир во время чумы.

- Этот фестиваль делался не на бюджетные деньги, на спонсорские. Люди делают его от чистого сердца, дают свои деньги. У меня один вопрос — зачем землячеству (Виктор Шкулёв является председателем правления ассоциации «Забайкальское землячество», — ред.) делать этот кинофестиваль? Кто-то говорил, что лучше построить что-нибудь инвалидам. Но надо понимать, что эти деньги не сыпятся с неба, а землячество делает не только фестиваль, они восстанавливают церкви и делают концерт в Улётах, где говорят спасибо за такое событие (в Улётах 15 сентября прошёл концерт с участием российских звёзд, гостей ЗМКФ, — ред.). Взять даже Москву, суровый город, и профессия у нас суровая, и если нет трепета — то незачем заниматься ей, приезжать сюда. Потому что здесь трепета очень много.

- В этом году тоже были недовольные?

- Всегда найдутся недовольные - в этом году, говорят, их нет.

- Каково вам быть частью Забайкальского международного кинофестиваля?

- Я в третий раз здесь, и если бы не позвали в этом году, я бы сама, наверное, попросилась. Некоторые артисты, побывавшие здесь, говорят: «Зовите нас ещё». И 99% артистов вернулись бы во второй раз, если бы их пригласили. Я так сроднилась с этой землёй, я восхищаюсь тем, с каким отношением делает его команда — они потрясающе добрые люди с горящими глазами. И это не провинциальный уровень. Я была на многих кинофестивалях — это очень высокий уровень организации. Все артисты это отметили, Дронов (Георгий Дронов, актёр, — ред.) сказал: «Ну, это вообще Европа». Это сделано с шиком. Ты смотришь и понимаешь — ребята, вам это привезли, чтобы вы радовались. Шкулёв мог этого праздника не делать.

- Кому-то, может быть, сложно оценить такой подарок, в крае действительно временами непростая ситуация.

- Бывает, что тебе тяжело смотреть на какую-то роскошь, если у тебя нет денег на еду, квартиру, нет работы, много детей. Но у нас у каждого есть проблемы, большинство актёров переживали то же — наша профессия не самая счастливая. Но нельзя к жизни так относиться — вот у меня ничего нет, я живу в своём «плохо». Сегодня ты здесь, завтра там — на высоте или внизу. Надо научиться к жизни относиться с благодарностью. Я как-то прочитала интервью с Дженнифер Лопес — казалось, бы, не самый большой пример, — но она рассказывала, что, когда уставшая едет с работы и понимает, что у неё нет сил, просит: «Господи, пошли мне ещё больше работы». Надо не уставать благодарить. Этому важно научиться — нам за это больше пошлют.

- Вы миссионеры, на самом деле.

- С нами после открытия кинофестиваля пошла женщина, просто прогулялась, подсказала, где отель. Мы дошли и она сказала: «Какое счастье, что у нас есть кинофестиваль и мы можем вот так вечером пройтись с артистами». Это останется на всю жизнь. Здесь всё делается с открытой душой.

У нас есть силы

Насколько близко вы знакомы с работами региональных кинематографистов?

- Мы должны быть патриотичными, я верю в российское кино. Мы можем создавать, у нас есть силы, есть идеи - почему не создавать? Я была впечатлена вашим коротким метром, когда попала три года назад на «Ночь кино» на улице. У меня было ощущение, что я сижу где-то в Европе. В этому году я была в Италии на таком же мероприятии, там были расставлены стулья, висел экран, потрясающе... Я вспоминала, где уже это видела. И вспомнила, что в Чите.

- Согласились бы когда-нибудь принять участие в региональном кино?

- С удовольствием. Если сегодня ко мне подойдут и скажут, я соглашусь. У меня с Читой уже свои ассоциации, тёплые, связанные со всем, что происходит.

- Вы снимаетесь в кино, играете в театре, поёте и танцуете в мюзикле. Для себя эти направления как-то разделяете?

- Мне повезло, что я пою, но это норма для актёра — петь или подвывать. Сложилось так, что я могу и потанцевать, и попеть, и меня это удовлетворяет, мне не надоедает моя работа. Я меняла жанры - с комедии до трагедии, драмы.

- Но ведь не все артисты настолько гибкие?

- Не то, чтобы я гибкая, а остальные нет. По идее это норма, я повторюсь. Но это не значит, что все должны это уметь. Просто актёры — как обезьяны, мы всему обучаемся. Я участвовала в «Ледниковом периоде» (шоу на Первом канале, где звёзды вместе с профессиональными фигуристами соревнуются между собой, - ред.) - нас все спрашивали, как мы научились за короткое время делать то, чему люди учатся полжизни. В мюзикле я делала акробатические номера. Не хотелось бы останавливаться.

- Есть ли у вас сегодня какие-то проекты на вашей родине, в Белоруссии?

- Нет, там меня не знают почти. Это моя малая родина, но с ней у меня как-то странно складывается. Мы плотно гастролировали по странам мира, но в Белоруссии всё время не получалось, я не могу понять, почему. Мы говорили о патриотизме, Чите. Весь мой патриотизм заканчивается на том, что у меня есть белорусский паспорт, детские воспоминания и том, что половина семьи живёт там. В моей жизни больше российского, многое связывает с поляками — с Кшиштофом Занусси (кинорежиссёр, сценарист и продюсер, лауреат главного приза Венецианского кинофестиваля «Золотой лев», — ред.) мы ставили спектакли, мы много гастролируем по Европе, в этом году были в Стокгольме, каждые три года ездим в Германию, часто бываем в Латвии, Литве... А с Белоруссией странный рок - то декорации застряли где-то в снегу, то актёр заболел. В итоге я давала гастроли лишь два раза в Минске.

- Вы помните, как вас пригласили на кинофестиваль?

- Это было очень давно, на второй кинофестиваль. Не помню, кто мне позвонил. Я тогда, как и многие артисты, не понимала — Чита... А потом мы прилетели, нас встретил оркестр, хор, море цветов, всё было такое праздничное, мы улыбались всё время. Я помню свои эмоции, гала-концерт. Они всегда были потрясающие, у меня шли мурашки, я и плакала, и смеялась.

- В этом году гала-концерт посвящён периоду оттепели, вам созвучна эта тема?

- В этом году всё театрализовано, мы ушли от простого ведения, поём, танцуем. Мы попытались проникнуться темой, создать атмосферу. Для меня это ностальгия, ассоциация с детством, молодостью — как будто это моё детство и моя молодость. Хотя это даже не детство моих родителей. Мы помним свою историю — это прекрасно. Мы должны чтить её, вспоминать, передавать поколениям.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter