СЕЙЧАС +6°С

«Тайны истории»: Генерал, сын генерала

Как генеральский сын сначала достиг успехов в армии, а затем бежал в Харбин работать водителем трамвая.

Во все времена в России были как «генеральские сыночки», которых сердобольные или «подкаблучные» папаши устраивали на тёплые места, подальше от передовой, так и сыновья генералов, достойно продолжавшие дело отцов по защите Отечества и порой сами становившиеся боевыми генералами. Был такой и среди тех, кто служил в Забайкалье и в гражданскую войну сражался здесь на стороне белых. Причём отца его знал весь наш край.

На рубеже ХIХ и ХХ веков генерал-лейтенант Евгений Иосифович Мациевский был военным губернатором Забайкальской области. До того, как он занял этот административный пост, Евгений Мациевский успел повоевать. Был участником подавления антирусского восстания в Польше 1863-1864 годов, походов и сражений в Средней Азии в 60-е годы ХIХ века, русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

В Забайкалье с его именем была связана масса замечательных событий, от строительства Забайкальской железной дороги до создания местного отделения Географического общества. Неслучайно ему было присвоено звание «Почётный гражданин Читы», а его фамилия была присвоена одной из станций так называемой Кайдаловской или Маньчжурской ветки (ныне Южный ход), соединявшей Забайкальскую и Китайско-Восточную железные дороги. Удивительно, но она сохранила своё название и в советские времена, храня память о двух генералах Мациевских, оставивших о себе память в этом регионе.

Служил, а не выслуживался

Георгий Мациевский родился 10 декабря 1880 года в дворянской семье. Правда, в то время его отец ещё не был генералом, а командовал всего лишь батальоном. И рос мальчишка в военных городках, с детства приобщаясь к военной службе. Понятно, что учится Георгий стал в одном из Московских кадетских корпусов.

Он ещё не закончил учёбу, когда наши войска отправились в Китайский поход, участвуя вместе с войсками других европейских государств, а также Японии и США, в подавлении восстания ихэтуаней. Молодой кадет попросился на эту войну. И отец не стал противиться. Георгий Мациевский был зачислен вольноопределяющимся в 3-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска.

Правда, Евгений Иосифович всё же подстраховался. Дело в том, что полком командовал его младший брат Иосиф Иосифович Мациевский. Но за спиной дяди Георгий не прятался. И, как было указано в приказе о награждении, казак Мациевский за то, что «в боях под Айгуном и Хайларом толково передавал приказания и исполнял возложенные на него начальником генералом Орловым, поручения» был награждён своим первым боевым орденом – солдатским Георгиевским крестом 4-й степени.

После войны сын забайкальского губернатора поступил учиться в одно из самых привилегированных учебных военных заведений империи – Николаевское кавалерийское училище. После его окончания молодой Мациевский теперь уже офицером приехал вновь в Забайкалье, где стал с 1903 года служить в 1-м Верхнеудинском казачьем полку. Его отца к тому времени перевели служить в Среднюю Азию. А вот молодому офицеру ЗКВ со своим полком довелось пройти боевой путь во время русско-японской войны 1904-1905 годов.

В той войне он прославился подвигом, о котором тогда написала не только российская, но и зарубежная пресса. В мае 1904 года сотник Мациевский во главе отряда из 12 забайкальских казаков сумел пройти, буквально просочиться, через окружившие со всех сторон Порт-Артур японские войска и доставить командующему Маньчжурской армией Алексею Куропаткину личного адъютанта генерала Стесселя подпоручика Николая Гантимурова с донесением от командования осаждённого Порт-Артура. Мациевского наградили орденом Святой Анны 4-й степени.

Мациевский, Летопись войны с Японией, 1904г

Мациевский, Летопись войны с Японией, 1904г

Поделиться

Потом были другие бои. В одном из них Георгий был тяжело ранен, мог попасть в плен, но его спас старший урядник Евсей Каргин.

Один из самых достойных

После окончания войны с японцами Георгий Мациевский продолжил службу в ставшем для него родным 1-м Верхнеудинском полку. В 1910-1912 годах полком командовал ещё один сын генерала полковник граф Артур Келлер, ставший в годы Первой мировой войны генерал-майором. Но в Забайкалье с той войны Келлер не вернулся, он умер в 1916 году после контузии.

Интересно, что тогда вместе с Мациевским служил и будущий атаман Семёнов, который в своих воспоминаниях почему-то о факте их совместной дореволюционной службы умолчал. Для местных забайкальских офицеров этот сын генерала своим, похоже, так и не стал.

К слову сказать, за 9 лет, прошедших между войнами, у Георгия Мациевского продвижения по службе не было никакого. Почему? Загадка.

С этим же полком он отправился в 1914 году на фронт с германцами. На эту войну он пошёл командиром сотни. И новое звание подъесаула получил в том же 1914 году. Но война была его стихией и Мациевский вновь стал стремительно делать свою карьеру в боях.

В книге Ивана Шильникова «1-ая Забайкальская казачья дивизия в Великой Европейской войне 1914-1918 гг.» офицер Мациевский упоминался много раз, но именно упоминался, тёплых слов о нём у автора мемуаров не нашлось. Как и Семёнов, он, похоже, относился к генеральскому сыну из чужих краёв, хоть и долго служившему в Забайкалье, как к чужаку.

Было множество боёв, в которых участвовал Георгий Мациевский. В 1915 году ему присвоено звание есаула, в 1916 году – войскового старшины, а в 1917 году, уже после Февральской революции, – полковника. Награждён многими боевыми орденами, в том числе английским. А в 1916 году при представлении 1-й Забайкальской казачьей дивизии императору Николаю II командовать сводной сотней было доверено именно Евгению Мациевскому, которого считали одним из самых достойных офицеров дивизии.

Встреча Николая II с забайкальскими казаками

Встреча Николая II с забайкальскими казаками

Поделиться

В августе 1917 года Евгений Мациевский был назначен командиром своего полка. Но страна в то время семимильными шагами уже шла к Октябрю.

Воин, но не каратель

Понятно, что полковник Георгий Мациевский не принял власть большевиков, которых за их соглашения с немцами считал предателями Родины. С остатками полка вернулся в Забайкалье. Зачем именно сюда, до конца так и непонятно. Можно лишь предположить, что семья у него всё же была. И, быть может, жила она в то время в Иркутске, Чите или в Харбине.

Уже в апреле 1918 года он – в составе Особого Маньчжурского отряда (ОМО) атамана Семенова. Боевой полковник, имевший опыт командования полком, он не был включён в состав штаба ОМО. Его назначили командовать Монголо-Бурятским конным полком, который несмотря на название был укомплектован преимущественно забайкальскими и уссурийскими казаками, незначительным числом бурят. Тогда же весной 1918 года он отличился в боях с красными. Только дважды Семёнов упомянул его в своей книге. Видимо, умолчать в этих случаях было бы просто неприлично.

Штаб ОМО и японцы

Штаб ОМО и японцы

Поделиться

Первое упоминание как раз касалось боёв 1918 года.

«Действия генерала Мациевского весной 1918 года являются образцом тонкого расчёта времени движения его обходной колонны в два полка с артиллерией, - писал Григорий Михайлович. - Сочетание его боевых операций с главными силами О.М.О., наступавшими под моим командованием вдоль линии железной дороги в направлении Борзя, Бырка, Оловянная, может служить классическим примером правильно организованного кавалерийского рейда».

В тот год Сибирское временное правительство присвоило ему звание генерал-майора. Мациевский всегда был в первых боевых рядах. Бой был его стихией. Однако у гражданской войны были другие законы. У белых, так же как и у красных, были как воины, так и каратели. Среди последних было особенно много паталогических садистов.

Но вот этот боевой офицер карателем никогда не был. А тех, кто позорил звание офицера, он искренне ненавидел. Потому именно его атаман 30 ноября 1918 года назначил председателем суда чести Восточного казачьего корпуса, как стали называться его войска. Однако вскоре понял, что бескомпромиссный и честный Мациевский отправит в рядовые многих из его «опричников». И его от этой непростой должности освободили, тем более что уже весной 1919 года в Забайкалье начался подъём партизанского движения. И начальника 1-й Забайкальской казачьей дивизии направили на юго-восток области сражаться с партизанскими полками Павла Журавлёва.

Он участвовал в знаменитом Богдатьском сражении, а с декабря 1919 года Георгий Евгеньевич стал командующим Забайкальским фронтом. В 1920 году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

В боях он провёл практически весь 1920 год. И именно 1-й Забайкальский корпус, которым командовал Мациевский, занимавший после ухода частей барона Унгерна, район станции, носящей имя его отца, и Даурии, прикрывал отход остатков семёновских и каппелевских войск, а также беженцев, устроить бойню которым он красным не дал, в Маньчжурию. И одним из последних покинул ставшее для него родным Забайкалье. Этот факт проигнорировать атаман тоже не смог.

Вспоминая, как он бежал из Читы Семёнов писал: «…я был вынужден вылететь на аэроплане в Даурию, где меня ожидали части 1-го корпуса генерал-лейтенанта Мациевского, заменившего в должности командира корпуса генерал-лейтенанта Д.Ф. Семенова».

То есть в 1918 году Мациевский был в рядах первых, а в 1920 году – последних. Он вывел свои войска из Забайкалья в Маньчжурию с минимальными потерями.

С Родиной воевать не стал

Авторитет Мациевского среди ушедших заграницу рядовых забайкальских казаков был так высок, что именно его избрали атаманом созданной казаками Трёхреченской (в районе китайского города Хайлар) станицы. Жить он поначалу стал в посёлке Драгоценка. Одновременно стал и начальником Трёхреченского бюро эмигрантов.

И вот тут начинается самое загадочное. Мациевский уже на следующий год оставляет все свои должности и перебирается в Харбин. Почему? Нет ответа.

Есть предположение. Вероятно, генерал понял, что тут в эмиграции для бывших русских офицеров отводилось только две роли: либо воевать в частях китайских милитаристов, либо пойти на услужение к японцам и заниматься диверсиями против Родины. Георгий Евгеньевич выбрал третий путь. Честь русского офицера для него была не пустым звуком.

А так как никаких накоплений у честного боевого генерала не было, Георгий Евгеньевич стал работать водителем трамвая. На всякой политике Мациевский просто поставил большой и жирный крест. Врагом своего Отечества он не стал. И до 1941 года так и работал водителем.

В год начала Великой Отечественной войны сердце человека, не раз проливавшего кровь за Родину, перестало биться. Своим принципам и клятвам он остался верен до конца.

Но это лишь моя версия. Точно ответа у меня нет.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter