20idei
СЕЙЧАС -20°С
Все новости
Все новости

Влюбленная в родину: история нерчанки, которая полжизни ищет свои корни

Чтобы понять себя, нужно обратиться к предкам

Евгения Павловна учила корреспондента «Чита.Ру» правильно сидеть за советской партой и писать пером

Поделиться

Говоря о Нерчинске как о первом городе за Байкалом и культурной столице края, нельзя не рассказать о людях, которые каждый день копаются в его истории, хранят ее и бережно передают другим поколениям. Одна из таких — Евгения Легун, научный сотрудник известного в крае, России и за рубежом Нерчинского краеведческого музея. Бунтарка по натуре, патриот своей малой родины, энтузиаст и настоящий человек дела поделилась с читателями своей историей и советами, как воссоздать собственную.

В этом году исполняется 333 года со знакового события, которое навсегда вписало Нерчинск в историю России, — подписания российско-китайского договора. Специально к этой дате на «Чита.Ру» выходит серия материалов об истории города и нерчинцах.

О том, как молодая девушка заразилась поиском предков


— Евгения Павловна, как началась ваша работа по поиску далеких предков?

— Я родилась здесь. Родители мои тоже. В молодости заинтересовалась своей родословной. Собрала, что знала, выписала, показала родителям, они где-то исправили, что-то дополнили. И вот в этом ракурсе я копаюсь уже десятилетия.

— Откуда возник интерес к краеведению у молодой девушки?

— Один краевед точно выразился: «Предки, ушедшие в мир иной, выбирают из последующих поколений кого-то одного, кто рассказал бы о них». Мы ведь многого не знаем. Самый лучший вариант сегодня — когда ты хотя бы знаешь имя и отчество своего деда. Вообще копаться в корнях — не для каждого возраста. Пока человек молод, это ему совершенно не надо. Другие интересы и цели у молодых. Человек начинает заглядывать в свои корни, когда созревает.

Для меня краеведение было увлечением. Работать начала в 17 лет, 20 лет проработала в ателье, была специалистом по пошиву швейных изделий, затем 13 лет педагогом в среднем профессиональном училище, и только потом я пришла в музей. Эта работа — отдушинка. Любимая. Не заметила, как 12 лет здесь пролетело.

Я никогда не преследовала цели какого-то тщеславия. Мне это интересно. Сегодня моим внукам это пока не нужно, но они созреют, нырнут в это, и у них есть уже готовый материал.

Бутинский дворец, где сейчас базируется Нерчинский краеведческий музей

Бутинский дворец, где сейчас базируется Нерчинский краеведческий музей

Поделиться

— До какого колена вам удалось докопаться?

— У каждого человека — четыре линии родства: две по матери и две по отцу. И вот по линии матери в результате десятилетних поисков я разузнала, что мои предки в 1826 году уже были в Нерчинске. Прадед был музыкантом — барабанщиком. Нес службу в военной музыкальной артиллерийской команде. Включая моих внуков, семь поколений нашей семьи — нерчане.

У нас — краеведов — есть такое правило: ищешь свое и увидел соседнее — взял и передал. То, что отдаешь, оно вернется. Так мне помогли найти дату. Мы знали, что прадед трагически погиб в советский период, по возрасту предполагали, что должен был быть участником Первой мировой. А благодаря Виталию Апрелкову узнали, что он еще и в Русско-японской войне участвовал. Виталий Юрьевич обнаружил это, работая с архивными документами, и передал мне. Для нашей семьи это было открытием.

— Бывало ли такое, что находились новые родственники?

— Ну, как говорится, если ищешь, найдешь. Я свою родословную расписала по линии деда Солодова, осталась одна веточка. Я знала, что эти люди были из Свердловской области, и больше ничего. Даже заходила на авось в интернет к людям с такой фамилией и спрашивала. Но в 2013 году на музей вышла женщина, она написала в письме, что ее родственники жили в Забайкалье, были участниками Первой мировой. Когда я прочитала, поняла, что это о моих предках. Оказалось, мы с ней троюродные сестры. Она профессиональный историк — Татьяна Солодова. Так что мы объединили усилия, и у нас вышла книга.

— Какое место в музее ваше самое любимое?

— Я в целом люблю музей. Как здание, как учреждение, как работу. Нет такого, чтобы я шла сюда с мыслями: «Работа надоела». Поскольку я копаюсь в своем роду и не в первом поколении живу в Нерчинске, я не только к музею небезразлична, но и к городу. По темпераменту я холерик. А это же бунтарь, неудобный человек для общества. Мне не всё равно на то, что вокруг происходит. «Моя хата с краю» — позиция чуждая.

— Что будете искать теперь? Есть в планах добраться до прапрародителей?

— Когда изучаешь род, параллельно изучаешь историю края. Вообще в Забайкалье шли не только осваивать и заселять земли, территорию нужно было ещё и охранять от ближайших соседей, которые тут «бегали». Потому-то и пришли сюда военные люди, среди которых был мой прадед. Теперь у меня цель — найти, откуда пришли в Нерчинск мои предки — Солодовы. Вообще если любой забайкалец начнет копаться в истории своего рода, то в каждой семье найдутся предки, участвовавшие во всех войнах. В каждом роду свои герои были.

С чего начинать исследование родословной


— Какой совет дадите тем, кто хочет исследовать свой род? С чего начать?

— С того, что знаешь. Спрашивайте старшее поколение. Когда мне было 17, я могла бы расспросить побольше у своего деда — участника войны. Но мне это тогда было неинтересно. А ведь он много знал. Знал и молчал. Сегодня интерес к своим корням у многих людей возрос. Все отмечают: «Были же бабушка и дедушка. Не успел…» И вот это досадное «не успел» слышу часто. Корни — основание твоего рода, когда богат корнями — есть кем гордиться, это путь к пониманию себя через своих предков и родственников.

Чертите простую схему: вот он кружочек в центре — это я, следующая дуга делится пополам — родители, следующий круг — прародители. И так далее — как кольца дерева. Образуются белые пятна, и их надо заполнять.

Как еще можно найти информацию, если родственники ничего не знают?

— В любых источниках. Делайте запросы в ЗАГС, если знаете дату рождения, там будут указаны родители. Еще один источник — метрические книги, если человек рожден до революции. Они хранятся в архивах. Прямой допуск получить к ним нельзя, но если сделать запрос, дадут справку.

Метрические книги — это вообще кладезь информации. Всегда восхищалась, как там правильно велось делопроизводство. В одном источнике записаны данные о венчании, рождении и смерти. Всё четко видно. Еще есть высшие государственные архивы. Если заинтересованный человек идет на поиски, вокруг него образуется круг единомышленников, кто-то поможет советом, кто-то делом. Изучение родословной помогает не сбиться с пути и понять историю целого народа.

Евгения Павловна Легун всегда с головой погружается в свою историю, историю Нерчинска и Забайкалья

Евгения Павловна Легун всегда с головой погружается в свою историю, историю Нерчинска и Забайкалья

Поделиться

Партнёрский проект

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter