СЕЙЧАС +12°С

Операция «Чистое поле — густой бор»

«Сейчас в Нижнем Цасучее работает около 15 частных ленточных пилорам, и очередь к ним бесконечна. Лес уже падает, а в штабелях — он лучше пролежит, чем будет стоять на корнях. Гнилой он будет никому не нужен...

С того дня, когда за несколько часов огнём была уничтожена бОльшая часть уникального соснового леса, который за обособленное расположение называли жемчужиной в степи, прошло почти два года. Стихия 18 апреля 2012 года охватила 36 тысяч гектаров Цасучейского бора в Ононском районе Забайкалья. Пожар стал причиной настоящей экологической трагедии. По оценкам экспертов, на восстановление бора уйдёт не один десяток лет, но работать над этим нужно уже сегодня. Что удалось сделать за неполных два года — я увидел своими глазами.

Тут были сосны

Мы проехали мост через могучую реку Онон и сразу оказались на ровной, очевидно, недавно положенной асфальтовой дороге. Двигаться по ней — одно удовольствие, ничто не отвлекает от созерцания вида из окна. Невооружённым глазом видно, где заканчивается степь и должен начинаться лес, о котором рассказывают легенды, который рос сотни лет и был настоящим сокровищем сибирской природы. Но он так и не начинается, а о разлапистых реликтовых соснах Крылова — низкорослых, коренастых - напоминают лишь многочисленные пеньки и кучки сухих веток.

Такая картина ужасает, по коже бегут мурашки, но, как выяснится позже, массовая вырубка здесь - необходимость, а не акт варварского расхищения леса.

Во время пожара в Цасучейском бору огнём было также уничтожено четыре двухквартирных дома в селе Верхний Цасучей — без жилья остался 31 человек. Полиция по данному факту возбудила уголовное дело. Как сообщали тогда в ононском отделе краевой Гослесслужбы, причиной пожара стали не палы сухой травы, а замыкание линии электропередачи: «Замыкание произошло в степи в 10 километрах от леса. Там пожар тушили неделю. Затем ветер начал меняться, разворачиваться к северной стороне. Вышел 17 апреля на Красную Ималку. Его потушили, но никто не проконтролировал северную кромку пожара 18 апреля. В обед пришла информация, что пожар идёт к бору. Попробовали встречный отжиг, но был сильный ветер. В этот день у нас погода была плюс 20, и ветер 30 метров в секунду. Пожар разделился на несколько частей, и языки пламени вошли в бор. За 40 минут пожар прошёл 15 километров леса, а затем перёшёл в село...».

На окраине села Верхний Цасучей вижу останки тех самых четырёх каменных домов, которые не выдержали огня, вырывавшегося из леса, и вспыхнули вместе с имуществом селян, в том числе машинами, оставшимися в гаражах.

Тем удивительнее на фоне руин смотрится уцелевший деревянный домик, хозяин которого в прямом смысле слова отстоял своё жильё, отказавшись покинуть его во время разгула стихии и самостоятельно борясь с огнём.

Поделиться

Вот как вспоминает 18 апреля 2012 года один из местных жителей: «Всё началось очень неожиданно. Поднялся страшный ветер, который пригнал огонь из степи. Пошёл верховой пожар, который моментально распространился по всему бору. Стоял невероятный гул, дым застилал глаза, жар шёл, как из печи. На борьбу с огнём бросились пожарные, и добровольцы, но деревья вспыхивали, словно спички. Когда уже лес полыхал полностью, когда горели дома, снова поднялся ветер, но он пошёл навстречу тому, который пригнал пожар, и через пару часов всё потухло. А утром выпал глубокий снег — в апреле! Чтобы понять, насколько силён был в тот день огонь, достаточно сказать, что столбы старого деревянного моста горели прямо в Ононе, а пламя, перебравшись через реку, уничтожило несколько чабанских стоянок в агинских степях».

Вырубка во благо?

Сегодня сёло Нижний Цасучей переживает пик строительства и лесозаготовки. Дело в том, что для успешного восстановления бора нужно прежде провести санитарную рубку уже сгоревшего леса. Это стандартная в таких случаях процедура, за законностью исполнения которой следит местный отдел Гослесслужбы. Сегодня санитарной рубкой в бору занимается ононский филиал «Забайкаллесхоза» и жители сёл района, в основном, конечно же, районного центра.

«Мы выписываем разрешения на вырубку горельника населению по договорам купли-продажи для собственных нужд, например, на строительство домов и хозяйственных построек, а также для заготовки дров, - рассказывает исполняющий обязанности начальника ононского территориального отдела Гослесслужбы края Сергей Сивачук. - Но прежде чем получить разрешение на вырубку, надо, в первую очередь, предоставить в наш отдел разрешение на строительство, которое выдаёт архитектор района, а потом мы обязательно проверяем целевое использование древесины. Если дом не построен - следуют штрафные санкции. То есть продать древесину нельзя».

Но такие строгие правила не останавливают десятки семей, решивших улучшить свои жилищные условия. Нужно торопиться, ведь уже в 2014 году не спиленные обгоревшие деревья начнут падать, изъеденные короедом, и со временем превратятся в труху. Поэтому сегодня в Цасучее повсюду можно встретить целые штабеля заготовленных брёвен, а в каждом дворе — огромные поленницы дров, так сказать, впрок.

«На строительство дома можно выписать до 200 кубов примерно за 16-17 тысяч рублей, для надворных построек выписывают до 20 кубов. Плюс, брёвна надо распилить — берут по 900 рублей за куб. Сейчас в селе работает около 15 частных ленточных пилорам, и очередь к ним бесконечна. Лес уже падает, а в штабелях — он лучше пролежит, чем будет стоять на корнях. Гнилой он будет никому не нужен. Получается, многие люди получили возможность относительно недорого построить дома, бани, стайки, запастись дровами, при этом лес очищается от горельника, готовятся площадки для новых посадок и самосеянцев», - отмечает местный житель Михаил.

Машин и тракторов, гружённых лесом на дорогах села и вдоль его окраин, можно встретить действительно немало. Говорят, многие за брёвнами для строительства приезжают и из соседнего Агинского района. За происходящим на дорогах следят полицейские. Останавливают почти всех, кто везёт ценный природный груз. Проверяют наличие разрешения на вырубку, а в случае его отсутствия технику и древесину попросту конфискуют.

По информации районного отдела Гослесслужбы, путём санитарной рубки на данный момент удалось очистить более 800 гектаров леса, сгоревшего в Цасучейском бору. Чтобы убрать всё - понадобится ещё лет пять. К тому же, когда лес упадёт, он перестанет интересовать местных жителей, а значит, «Забайкаллесхозу» предстоит справляться в одиночку.

«Пороховая бочка»

Однако санитарная вырубка — это лишь одно направление работы в сгоревшем Цасучейском бору. Ключевое значение играют восстановительные мероприятия. После пожара руководство Гослесслужбы края озвучило информацию, что на восстановление бора нужно будет потратить до 300 миллионов рублей. Деньги действительно стали поступать в район, и уже в 2013 году специалисты Гослесслужбы высадили более 270 гектаров молодых сосен.

По словам Сергея Сивачука, территориальный отдел Гослесслужбы края в 2014 году также планирует выполнить заданный ежегодный план в 200-250 гектаров саженцев.

«У нас запланированы восстановительные мероприятия на площади 200 гектаров. Проведём работу по дополнению лесных культур на площади 158,4 гектара, то есть там, где уже были посажены деревья, но в недостаточном количестве, внесём дополнительные сеянцы. Также высадим два гектара ильмов вдоль дорог и будем сеять в лесу один гектар под нужды питомника, где будет выращиваться посадочный материал. А чтобы лес восстановить — около 50 лет уйдёт, сосна долго растёт. Самое главное, лишь бы погодные условия позволяли, в первую очередь, количество осадков требуется, чтобы приживаемость хорошая была. Бывает, что в засуху посадим, а они погибают», - посетовал Сивачук.

Не стоит забывать и об естественном возобновлении бора. Уже сейчас то тут, то там среди пеньков и веток проклюнулись совсем маленькие ростки, которые обязательно должны вырасти в большие и сильные сосны.

Поделиться

Руководитель Даурского заповедника Вадим Кирилюк с этим соглашается, но уверяет, что за самосевом нужен глаз да глаз: «Важно не давать лесу густеть. К моменту пожара в 2012 году бор был настолько густым, что превратился в пороховую бочку, что создало трудности при тушении. Такого быть не должно - нужны большие поляны, противопожарные разрывы, может быть, целесообразно запустить внутрь леса животноводческие стоянки, чтобы скот траву выбивал, как это раньше было».

***

Сгорел удивительнейший лес, который мощным одеялом много лет назад раскинулся среди степи — этот факт уже не отменить. Согласен, что теперь многие нашли способ обогатиться за счёт санитарных рубок, о чём красноречиво свидетельствует нескончаемый поток машин с брёвнами и бесконечные очереди к лесопилкам; согласен, что вряд ли живущему ныне взрослому поколению доведётся увидеть Цасучейский бор таким, каким он был прежде; да, впереди ещё много кропотливой работы, продуктивность которой во многом зависит от природных условий. Таковы реалии, но всё же хочется верить в то, что когда столь титаническим трудом и заботой бор удастся восстановить, наши потомки будут ценить его больше, чем когда-либо, равно как и весь лес в Забайкальском крае.

Поделиться

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter