20idei
СЕЙЧАС +1°С
Все новости
Все новости

«Надо заниматься экономикой, а не расстрелами» - опрос Чита.Ру

«Чиновник, который залез в карман государства или в казну, должен знать, что может наступить и возмездие».

В начале марта в КНДР расстреляли бывшего главу госплана, руководителя финансового департамента правящей Трудовой партии Пак Нам Ги. Власти приговорили его к высшей мере наказания «за провал прошлогодней денежной реформы» и «намеренный подрыв экономики» Северной Кореи.

Смогут ли такие радикальные меры улучшить экономику государств, считают ли читинцы, что необходимо ввести смертную казнь и для российских чиновников, проваливших государственные проекты, и кого из действующих руководителей уже можно приговорить к высшей мере наказания – опрос ИА «Чита.Ру».

Заместитель мэра Читы, председатель комитета по финансам Людмила Антипова:

- Надо рассматривать, насколько серьёзна вина. За убийство мы сегодня к смертной казни людей не приговариваем, а растрата средств… Я думаю, что достаточно материального наказания - конфискации имущества. Меры должны соответствовать тому ущербу, который нанесён. У корейцев совершенно другой менталитет. Поэтому не нужно распространять это на чиновников России. Тут совершенно другие законы. Чиновник, который залез в карман государства или в казну, должен знать, что может наступить и возмездие – он может лишиться всего того, что незаконным путём присвоил. Это будет самая высокая мера наказания. Сегодня у нас – уволили, отправили в отставку, всё, что награбил – осталось. Там всё записано на детей и прочих. А если он будет знать, что последует конфискация имущества, тогда будет по-другому относиться к таким вещам. Настолько жёсткие меры, как расстрел, в нашем правовом государстве не должны применяться.

Краевед, пенсионер ФСБ Алексей Соловьёв:

- Я считаю, что надо повысить ответственность, если, действительно, была не просто ошибка, как у человека, а намеренно, в интересах других зарубежных стран. Я сторонник смертной казни в отношении убийц, насильников, особенно педофилов, и тех чиновников, которые злоупотребляют в личных интересах. Ошибки могут быть у всех руководителей - и крупных, и маленьких, и у рядовых людей. Но в данном случае, видимо, в Северной Корее, разобрались и посмотрели, что он допустил ошибку. Так что я поддерживаю такое решение.

Чубайса я бы сразу расстрелял. Если бы во время военного трибунала - голосовал бы обеими руками. Он причинил вреда больше, чем враги нашего государства.

Замначальника аналитического отдела управления внутренней политики губернатора края Эдуард Соломкин:

- Во-первых, почему такое выделение? В принципе, не считаю. Если вводить смертную казнь, то для всех граждан. Это вопрос дискуссионный. Почему только для чиновников? А маньяк, убийца или насильник не достоин смертной казни? В целом, я сторонник смертной казни в государстве, но с точки зрения введения её только для чиновников – логики в таком решении не вижу. Экономике это не поможет. Можно ещё 10 человек расстрелять. Надо заниматься экономикой, а не расстрелами. Один человек не в состоянии развалить экономику, если он только не продавал секреты атомной бомбы или не взрывал важные объекты. Бессмысленная абсолютно казнь.

Из действующих? Наверное, никого. Это не будет иметь смысла. Ратировать – да, отправить в отставку без пенсии – да, заставить работать на севере – да, но расстреливать никого бы не стал. Пусть они валят лес или поработают кочегарами в одном из отдалённых районов. Больше пользы будет. В данном случае расстрел не принесёт пользы.

Экономист Евгений Касьянов:

- Не считаю. Тогда чиновников у нас совсем не останется. Наказание для чиновников должно быть одно – освобождение от занимаемой должности. Других мер, если он при этом не совершил преступление, не справился со служебными обязанностями, быть не может. Другой вопрос, если чиновник виновен в совершении других деяний, но это уже в компетенции уголовного кодекса. Я не считаю, что такими мерами вообще что-то можно решить – расстрелами, насилиями и другим. Должна быть здоровая экономическая и политическая система. А когда дело доходит до насилия, до расстрелов, стучания кулаком по столу, замочкой в сортире и так далее – это говорит только о том, что сама политическая система нездорова. И ни о чём другом. Это больше вопрос не к чиновнику, который не справился, а может и справился, а его напрасно обвинили, больше, наверное, к уродливой политической системе, которая существует в Корее и некоторых других развивающихся странах.

Заместитель руководителя министерства экономического развития Забайкальского края Лидия Андреева:

- Среди чиновников, виновных в провале государственных проектов я не думаю, что нужно вводить смертную казнь. Есть более тяжкие преступления и существует мораторий на смертную казнь. Я не вникала в эту ситуацию, но считаю, что человеческая жизнь одна. Я не поддерживаю такие методы. Как можно отнестись к такой ситуации? Это нечистоплотность и непрофессионализм чиновников, это аморально по отношению к обществу.

Заместитель начальника отдела по связям с общественностью администрации Читы Александр Лыцусь:

- Нет. Потому что у нас с азиатскими товарищами разный менталитет.

Но меры ответственности в нашей стране должны быть публичными, жёсткими и в рамках действующего законодательства. К сожалению, я не знаю ни одного персонажа, из руководителей нашего государства, которые бы понесли ответственность за провал на порученном участке работы – будь то министр, член правительства и так далее.

Когда президент или премьер снимает с должности чиновника, в указе написано – освобождён от должности. То есть человек не выпадает из обоймы, а может легко перейти на другую работу. Таких примеров полно. Человек должен знать – коль ему доверили ответственный пост, то он должен за него отвечать, а не просто пробовать свои силы: получилось - не получилось?

Это тоже черта нашего менталитета – всё считать коллективными ошибками. Коллективно - целину! Потом коллективно обсуждали, что там было больше вреда, чем пользы.

Председатель Читинского отдела СРН Александр Ярёменко:

- Конечно, стоит. Только нужно это делать более цивилизованно, чем в Корее. Наказание за преступление должно быть максимально жёстким.

Сейчас в России приняли закон – за социально неопасные преступления вместо тюремного заключения человеку назначают домашний арест. Это значит, что мошенник, укравший миллионы, будет, как и прежде, жить на Рублёвке. Разве это правильно?

Председатель регионального отделения всероссийской политической партии «Правое Дело» Елена Чупикова:

- Однозначно чиновники должны нести ответственность за свою работу. Но расстрел - это слишком радикальная мера. Даже за развал экономики. Тем более, что в нашей стране действует мораторий на смертную казнь.

Каким именно будет наказание, должны говорить судьи - с учётом того, что совершил человек, в какой сфере, какие последствия повлёк его поступок, совершил ли он его по ошибке или с умыслом.

Первый секретарь Забайкальского краевого комитета КПРФ, депутат Законодательного собрания Сергей Сутурин:

- Думаю, что основания для этого нет. Тем более, что Россия позиционирует себя как цивилизованное демократическое государство. За провалы в экономических проектах чиновников расстреливать не нужно.

Должно быть возбуждено дело, проведено расследование, установлены причины и следствия, выведена степень ответственности чиновника. В соответствии с этим суд и только суд пусть принимает решение и назначает меру наказания.

Огульного подхода и репрессий в этой сфере быть не должно. Без суда и следствия люди не должны привлекаться к ответственности. Тем более – расстреливаться. Такое наказание можно назначать за преступления уголовного характера против личности.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter