СЕЙЧАС +12°С

«Буянов, ты начальник штаба, а вот этого надо сделать губернатором»

Почему не стоило рвать рубаху на референдуме, как Чечня добивается явки более 100%, из-за чего не находится глав Клондайку и Акшинскому району, сколько голосов наберёт «ЕР» — в интервью с руководителем краевого избиркома Валерием Буяновым.

Почему не стоило рвать рубаху на референдуме, как Чечня добивается явки более 100%, из-за чего не находится глав Клондайку и Акшинскому району, сколько голосов наберёт «Единая Россия» на выборах в Госдуму — в интервью с руководителем краевого избиркома Валерием Буяновым.

Валерий Буянов до 2006 года был управляющим делами администрации Читинской области, до 2008-го – заместителем губернатора Читинской области, председателем комитета трудовых ресурсов и социального развития, впоследствии — министром трудовых ресурсов и демографической политики. Возглавлял предвыборный штаб губернатора, а также штаб по проведению референдума по объединению Читинской области с Агинским Бурятским автономным округом. С конца 2009 года — руководитель избирательной комиссии Забайкальского края.

«Явка всегда разная»

- Вы возглавили избирком, и на первых же выборах явка составила 60%. Связаны эти события?

- Нет. Во-первых, в зависимости от уровня выборов, явка всегда разная. Наиболее привлекательны выборы президента. Несколько ниже, но всё равно всегда достаточно высокая, явка на выборы в Госдуму. Традиционно высокая — на выборах губернатора, когда губернаторов выбирали, а не назначали. Ниже - когда избиралось Законодательное собрание. В районах — в зависимости от ситуации в них, традиций, настроений. Там, где идёт некая борьба за местную власть, существует столкновение интересов отдельных групп - явка высока. Там, где всё спокойно, но есть необходимость поддержать явного лидера - обычно средних показателей. Есть поселения, в которых жителей традиционно не интересует, кто у них является главой - и явка может быть совсем невысокой. Поэтому нельзя говорить о том, что с моим приходом явка выросла на 20%.

- И вы не можете отнести это к своим заслугам?

- Ни к своим заслугам, ни к заслугам избиркома. Опять же — у нас не было больших выборов, и пока просто не с чем сравнивать. Параллели будем проводить 4 декабря — в выборы в Государственную Думу, в марте 2012-го - в выборы президента, в октябре 2013-го — в выборы в заксобрание.

- Как технически может регистрироваться явка, превышающая 100%, как, например, в Чеченской Республике?

- В Чечне в силу недавних исторических предпосылок многое, в том числе избирательная система, формируется заново. Хотя, по моим прикидкам, к этому времени изъяны в организации уже должны быть устранены. Может сказываться фактор возвращения в регион беженцев. Ну, и нельзя не учитывать того, что жители республики весьма заинтересованы сейчас в формировании органов власти. Поэтому можно предположить, что приезжают и участвуют в выборах жители, которые фактически на этой территории могут и не проживать.

- Как вы оцениваете перспективы введения электронных выборов?

- Если говорить о перспективах, то мне такая постановка вопроса представляется правильной. Процедура выборов должна идти в ногу с техническим прогрессом, с новым мышлением, которое формируется у нового поколения. С другой стороны, торопиться с внедрением этих новшеств не следовало бы. Выборы президента и в Государственную Думу – это выборы ответственные. Их масштабность великовата для того, чтобы обкатывать новые технологии. Форму электронного голосования, на мой взгляд, надо пробовать на уровне городов, районов, где, в случае чего, несложно и новые выборы провести.

Лакомые куски земли и обиды конкретных районов

- Как вы можете охарактеризовать ситуацию со свержением главы в Акшинском районе?

- Я сам из этого района, вырос, окончил школу в селе Усть-Иля. Поэтому Акшинский район знаю достаточно хорошо. Там ключевую роль, на мой взгляд, играет «обезлюживание». Акшинский район относится, к сожалению, к районам, которые за последние лет 20 серьёзно никак не развиваются. И людей, по-настоящему подготовленных с точки зрения теоретических знаний, практического опыта, с лидерскими качествами, которые бы могли взять на себя ответственность, сказать - я буду отвечать не только за себя и за этот кусок улицы, а за весь район — там, на мой взгляд, нет. Власть и посты 20 лет делили чиновники, которым под 60 и за 60, и только сейчас начала выдвигаться молодёжь.

Кроме того, там всегда были сильны иждивенческие настроения и у власти, и у населения: добрый дядя с большими деньгами приедет в район, построит там сурьмяную фабрику, возродит крупный животноводческий комплекс, мясокомбинат, а мы вокруг этого походим и посмотрим. Может быть, пойдём работать, а скорее всего, посмотрев со стороны, скажем - а ты, мужик, всё делаешь не так.

Я могу ошибаться, но ни одной настоящей инициативы по созданию производства, переработки, развитию некой торговой сети там не было.

- Что, по-вашему, не так делают главы Читинского района, почему не задерживаются долго, попадают под суд, конфликтуют с депутатами?

- Понятно, что главным богатством Читинского района является земля рядом с городом. Условия распределения, приватизация, использование, получение в аренду, строительство дач, коттеджей – ну, Клондайк. И я, честно сказать, не знаю человека, который бы, не имея никаких личных интересов, хотел просто поставить район на ноги.

Мне жаль, что такая история получилась с Владимиром Бутрием. Я к нему искренне, по-человечески отношусь с большим уважением, и это отношение не поменялось в связи с происшедшими событиями. Мне просто жалко, что где-то не удержался, видимо, дал повод.

Сейчас Андрей Просянник пытается навести порядок, но, мне кажется, его на данном этапе ещё немного подводит слабое знание самого района. В Читинском районе слишком много сформировавшихся «кланчиков» - групп людей со своими интересами и дружескими отношениями.

- Которые могут уволить действующего руководителя администрации района?

- Там, на мой взгляд, ещё и неумение найти компромисс. Краевая власть предпринимает усилия, чтобы обеспечить появление явного лидера в районе, но то ли не совсем умело, то ли люди не готовы к восприятию такой позиции. Скорее всего, второе, но это до сих пор до сих пор наблюдается.

- Почему всегда непросто проходят выборы в Каларском районе?

- Да, там всегда схватка, столкновение кандидатов, брожение, борьба за власть. В районе до сих пор сильны сепаратистские настроения: каларцы чисто территориально относятся к Забайкальскому краю, но и БАМ, и географическое расположение влияют на то, что ощущают себя неким анклавом, имеющим коммуникационные отношения и с Иркутской, и с Амурской областями, и с Якутией. Туда и дети едут учиться, и родители-бамовцы ищут работу. Кроме того, в районе безусловно накопились обиды: когда-то к Чаре было повышенное внимание, а потом всё бросили. Они живут в очень богатом месте: Удокан, Чина, Апсат, - и у них есть все основания полагать, что и федеральный центр, и краевая власть не всё еще сделали для того, чтоб эти богатства раскопать и использовать, в том числе, на благо района.

Если дадут по шапке

- Смогли бы вы вновь возглавить предвыборный штаб губернатора, если бы их вдруг стали выбирать?

- Это трудно представить, во-первых. И прошлый президент, и нынешний — сторонники системы назначения, и если выборность вернулась «вдруг» - значит, нынешнему президенту дал по шапке кто-то другой.

Во-вторых, основную роль играли бы условия, в которых это происходило. Одно дело — демократическая процедура. Другое — если бы сказали: «Буянов, ты начальник штаба, а вот этого надо сделать губернатором». При таких бы условиях не согласился. Независимость сложно сохранить при условии работы на чиновничьих должностях и в чиновничьих коллективах, но я обычно стараюсь это делать.

Но если бы — чисто гипотетически - тот же Равиль Фаритович сказал бы, что я попробую снова стать губернатором на основе новых изменений, то я бы серьёзно подумал над этими вещами.

- И согласились?

- Скорее всего.

Выборная машина без тормозов

- Как вы, будучи руководителем штаба по проведению референдума, оцениваете его итоги?

- Я думаю, что объединение Читинской области и Агинского округа было правильным государственным шагом. Мне нравится, как идёт процедура политического, административно-государственного слияния округа и области. Практически все обещания, и обязательства, озвученные губернатором перед объединением, были последовательно выдержаны. Во всяком случае, мне не приходилось слышать какие-либо упрёки при общении с представителями округа — Баиром Жамсуевым, Даши Дугаровым, Баиром Галсановым...

По моим ощущениям, сами агинчане сейчас думают о том, что был выбран не самый удачный вариант организации внутреннего устройства округа: самодостаточная власть сформировалась на уровне районов, а на окружном уровне были сформированы фактически координирующие органы. И буквально сразу же стало ощущаться, что в округе нет бюджета, нет легитимного представительного органа. Завершённой системы власти, мне представляется, не хватает там до сих пор.

- Насколько корректной, по вашему, была процедура голосования?

- Конечно, административный ресурс работал, поскольку решалась государственная задача. Поэтому отрицать это глупо. С другой стороны, практически везде он был реализован без пережимов. Да, на местах иногда проявлялись ненужные суетливость состязательность за показатели, усердие руководителей, находящихся в прямой зависимости от власти.

При этом ведь важно было получить результат «за», а процент был некритичен. До этого произошло несколько объединений – Пермский край, Камчатка, Иркутская область, их показатели были не слишком высокие, и мы бы в любом случае смотрелись не хуже. И кое-кому усердствовать и так сильно рвать на себе рубаху-то не стоило бы. Но рвали.

Первоначально у меня были, честно говоря, сомнения. Но потом машина референдума заработала. А она работает с такой же высокой инерционнностью, что и машина выборная: то есть пик эффективности приходится на момент голосования, а после голосования она катится дальше и не может остановиться. Под этот каток ещё долго попадают. Но все претензии были устными — ни одной жалобы об ущемлении чьих-либо прав не было.

Сейчас неудобно быть оппозиционером

- Как вы думаете, насколько реально в этом году «Единой России» набрать заявленные 65% голосов?

- Я думаю, это будет проблематично. Те люди, которые определяют этот процент, допускают политическую ошибку: надо серьёзно думать, прежде чем называть цифры. За прошедшее десятилетие могло создаться впечатление, что, скажем, личная харизма, молодость, набор социальных каких-то инициатив, законопроектов может привести к тому, что 80% общества автоматически встроится в систему поддержки власти. На самом деле, в обществе действуют другие вещи, в том числе и поведенческие стереотипы. Не секрет, что большинство людей – это всё-таки конформисты, и могут сложиться ситуации, когда поддерживать власть будет неуютно и неудобно. Сейчас, слава богу, наоборот - неудобно быть оппозиционером. А вот как это будет выглядеть, скажем, к декабрю – а эти стереотипы могут меняться очень быстро - а тем более к марту, это очень от многих факторов зависит. В том числе, и от мудрости власти, и от методов, какими та же «Единая Россия» будет завоёвывать большинство.

- Создание Общероссийского народного фронта - мудро?

- С точки зрения политических инициатив, это очень хорошая идея. Я бы, может быть, подумал над названием, но сама идея удачна. Во-первых, можно на выборном этапе включить лидеров общественного мнения в систему выборной кампании «Единой России». Во-вторых, выявить людей, которые авторитетны, влиятельны, перспективны. «Единая Россия», мне кажется, сильно подпортила себе репутацию тем, что навключала в состав, да ещё и выдвинула на публичные должности спортсменов, артистов. Поэтому важна замена их на людей, деятельность которых представляет общественную ценность.

- Сколько процентов наберёт «Единая Россия»?

- Немногим больше половины. Около 55, ну, может быть, чуть побольше. Это мой личный прогноз. При этом процент может сильно колебаться в зависимости от удачности или неудачности действий. Если выбранная схема не будет омрачена очевидными глупостями - это должно сработать. В том, что «Единая Россия» сохранит большинство, я не сомневаюсь, но процент 65 мне представляется неуютным и неизвестно откуда взявшимся.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter