СЕЙЧАС +8°С

Как плюют в Гениатулина — в обзоре краевых СМИ

Лет 15 назад при рабочей встрече с Гениатулиным я обмолвилась: «Вы, Равиль Фаритович, сейчас себе не принадлежите». И он, посмотрев в окно своего кабинета, где главная площадь города, согласился.

Журналистка Ирина Жигулина в колонке на страницах «Читинского обозрения» истово защищает экс-губернатора края, которому недавно предлагалось ежемесячное «пособие по безработице» в 73 600 рублей. «Мне кажется, он стоит в самом центре базарной площади и каждый тычет в него пальцем, а иной с остервенением плюёт», - образно рисует Жигулина нынешнее положение Равиля Гениатулина и, отчасти, она права. На фоне предвыборной гонки все действительно только и говорят о прошлых просчётах и будущих успехах края, сваливая ответственность за все наши беды на бывшего руководителя региона. Это несправедливо. Как несправедливо и выплачивать «золотой парашют», равный 7-8 обычным пенсиям человеку, который вряд ли думает как бы свести концы с концами, оплатить коммуналку и не опухнуть с голоду.

Так как там обсуждают чужие денежки все эти блогеры и комментаторы? Ага... «Это Гене на билет, чтобы он уехал отсюда», «Где справедливость, бюджет наполняется нашими налогами..., а его тратят на зарплату бывшему губернатору. Совести совсем нет!», «У него и так денег куры не клюют! Как с губернаторства сняли, так зятёк сразу на ТЛ 200 прыгнул! И бизнес на дочках зарегистрирован!», «А это чтоб он себе совесть купил и стыд немешало бы», «Опустел видать карман. Так он же премию за Энциклопудию Забайкалля получил, так как раз миллион, так пущай на неё и живёть» (стиль и орфография сохранены). И прочая, и прочая... Апофигей!

У нас жизнь любого мало-мальски известного человека как на витрине. А уж Гениатулина и других чиновников, пусть и калибром помельче, - тем более. Выловив в сети сведения о доходах, с загоревшимися глазами и длинной-длинной слюной прикидывают, откуда, к примеру, такие суммы, как два и 2,5 миллиона рублей. Припечатают: «Бездельники и ворюги». И почему-то глаза закрывают, что у одного пенсия немаленькая к зарплате, а у второго - к той же зарплате пенсия судьи в отставке.

А они, завистники жалкие, уже вовсю в азарте и сначала лелеют свою подленькую зависть в кухнях да курилках, а потом вываливают в Интернет: «Ату его, ату!» А может, в знак протеста объявят голодовку, митинг затеют, листовками заборы обклеят? Или того хлеще - потребуют референдум. На это они, наверняка, своих налогов не пожалеют. Хотя каждый знает: закон обратной силы не имеет. А по законам РФ, такие гарантии (в данном случае - денежные выплаты в случае прекращения исполнения полномочий) распространяются на президента страны и руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ. В общем, далее по пословице: «Собака лает - караван идёт».

Иные спросят: мол, чего это она его защищает? Не приближённая и не обласканная. Обещал издать книгу - не дождалась. И всё же по-человечески жаль Равиля Фаритовича. Уверена: каждый, кто испытал зависть и нападки неудачников, тоже посочувствует.

...Как сообщила вчера пресс-служба Заксобрания, Равиль Гениатулин отказался от денег, попросив депутатов отозвать законопроект «в связи с политизацией процедуры».

Ну, что вы скажете теперь, господа?

Ирина Жигулина, «Читинское обозрение», №27

Ещё одна колонка, на этот раз в «Азии-Экспресс», написана председателем краевой писательской организации Олегом Петровым к пятилетней годовщине кончины забайкальского поэта и писателя Михаила Вишнякова. В тексте, пропитанном гордостью за поэта и горечью утраты, большое место выделено для тёплых слов журнала «Наш современник», российского писателя Станислава Куняева: «В ближайшем будущем, если найдутся для этого время и силы, я подготовлю к печати свою переписку с Александром Солженицыным, с Юрием Ключниковым, с Владимиром Бушиным, с Виктором Лапиным, но готов поклясться, что самые интересные, самые глубокие, самые переполненные жизнью письма приходили ко мне из далёкой Читы от Михаила Евсеевича Вишнякова». Колонка даёт стимул перечитать, или впервые познакомиться с творчеством известного поэта.

Мы стали думать над стро­кой ушедшего Поэта. В России же всегда так - при жизни не ценим, или ценим мало. Людей самой редкой профессии, дара или призвания всё-таки набе­рется несколько поболее, чем настоящих писателей. Штуч­ный это товар. Но у нас об этом вспоминают только после, когда «иных уж нет, и те - да­лече...». И оказывается, что Евсеич далеко не провинциален, многого о нём мы попросту не знаем (а другие - далеко от За­байкалья! - знают!), многое в нём не разглядели (а далеко от Забайкалья разглядели!!).

Мы говорили с усмешкой, после дружеских посиделок или подобного общения: «Воопще, Миша, философ! Не пе­реслушаешь!». И не приходило большинству в голову, что он и в самом деле философ - с ин­тересными жизненными трак­товками и концепциями. И уже простое соединение в одно - личности поэта и философа - даёт Фигуру! Отнюдь не регионального масштаба.

Позволю по этому поводу процитировать недавнее, к пя­тилетию памяти Михаила Евсеевича, послание из Москвы, от главного редактора всем хорошо известного «толстого» литературного журнала «Наш современник», известного российского писателя Станис­лава Куняева. Вот что он при­слал в наш журнал «Слово За­байкалья»:

«В сентябре 1979 года я по­лучил письмо из Читы от Ми­хаила Евсеевича Вишнякова. С этого дня и началась наша переписка, длившаяся более четверти века. А когда я стал главным редактором журна­ла «Наш современник», то он, один из лучших поэтов своего поколения, начал постоянно печататься на его страницах.

В 80-е годы мы стали время от времени встречаться, сна­чала как единомышленники, а потом и как друзья, на наших съездах и пленумах, которые были как воздух необходимы нам всем в лихорадочное вре­мя так называемой перестрой­ки. Но главная суть наших от­ношений всё-таки теплилась в письмах.

Мой архив богат папками, в которых сложены письма мно­гих литераторов и советской, и нынешней России. Кое-что из этих архивов - переписку с Ни­колаем Рубцовым, с Анатолием Передреевым, с Вячеславом Шугаевым, с Виктором Аста­фьевым, с Татьяной Глушковой, с Игорем Шкляревским, с Геор­гием Свиридовым, с Яном Вассерманом, с Александром Межировым я опубликовал в своих воспоминаниях. В 2012 году в журнале «Наш современник» была напечатана наша обиль­ная переписка с Василием Бе­ловым. В ближайшем будущем, если найдутся для этого время и силы, я подготовлю к печати свою переписку с Александром Солженицыным, с Юрием Ключ­никовым, с Владимиром Бушиным, с Виктором Лапиным, но готов поклясться, что самые интересные, самые глубокие, самые переполненные жизнью письма приходили ко мне из да­лекой Читы от Михаила Евсее­вича Вишнякова.

...Он задавал в своих пись­мах мне и миру такие страстные вопросы и находил на них такие страстные ответы, и тем самым выражал свою сущность сто­мерно, что не я, а именно он сам, может быть, того не со­знавая, становился героем на­шей эпистолярной стихии. Его письма ко мне на равных раз­говаривали с моими книгами, которые я посылал ему, и это тем более становится сейчас, по истечении нескольких лет после его смерти, столь оче­видным для меня... Тем более, что мои письма к нему всегда были деловыми, поучитель­ными, а он отвечал не на них, а на всю полноту бытия, кото­рую с избыточной... находил в моих книгах и отвечал мне с не меньшей, а может быть, и большей полнотой чувств, изложенных в письмах-испо­ведях.

Он уважал и любил мно­гих своих старших собратьев по перу и своих ровесников, и потому с радостью посвящал свои лучшие стихи Валентину Распутину, Анатолию Гребневу, Владимиру Цыбину, Николаю Коняеву, Владимиру Берязеву, Станиславу Золотцеву...

У меня есть стихи, посвя­щенные памяти иркутского по­эта Сергея Иоффе, Анатолия Передреева и памяти нашего общего друга великого бурят­ского поэта, стихи которого переводил с наслаждением, - Дондока Улзытуева.

Однажды я получил конверт из Читы, в котором был один листочек бумаги со следующим текстом.

Письмо Станиславу Куняеву

Передайте - в начале весны

я ушёл, и теперь уж надолго,

словно эхо, в глубины страны,

Моё шумное вече замолкло.

Я ушёл, как вода в решняки,

незаметно и, в общем, негрустно.

Только ласточки да ивняки

знают тайну подземного русла.

Я теперь на стоянке степной,

осознав свою жизнь

в полной мере,

волен думать о правде земной,

как седой страстотерпец

о вере.

Здесь моё золотое зерно

из бурьяна и чертополоха

прорастает сквозь толщу эпохи,

коль иного уже но дано.

Что посеяно, то и взойдёт.

А земля она всюду жилая,

Всюду трудится русский народ,

Свищет космос,

и бездна пылает.

Как и положено в традициях великой русской поэзии - лер­монтовской, есенинской, рубцовской - он попрощался со всеми нами ещё при жизни.

Чтобы современному читателю, одичавшему от блуждания по дебрям Интернета, было ясно, какое значение Михаил Вишня­ков придавал письмам, без ко­торых но могла бы существовать наша страна, раскинувшаяся с востока на запад на десять ты­сяч верст, напомню, что его по­следним произведением, при­сланным летом 2005 года в «Наш современник», было блестящее исследование «Перо краевое» с подзаголовком «Судьбы писем в Сибири». Напечатано оно было в октябрьском номере журнала за тот же год. (Доп. см.: Вишняков М.Е. Стихи и поэмы: том первый. - М., Русь, 2005, с.315; «Слово Забайкалья», 2010, № 3 (12), с.5. - О.П.)

А чтобы окончательно почув­ствовать, что означали для него письма, которые он писал сам и которые получал от друзей, за­кончу стихотворением, которое я получил из Читы, не помню, в каком из 90-х годов прошлого века, и которое частично напе­чатано в очерке «Перо краевое» с таким послесловием:

«Эти стихи, посвященные Станиславу Куняеву, - мой низ­кий поклон всем сотаинникам мысли и духа, поклон от рус­ского мира, пульсирующего на «окраинах дальних и диких». И нет, не властная вертикаль госу­дарственности, а наши письма, наше дружество и поддержка, желание не потеряться в рас­сеянье, как единый историче­ский народ, - и есть та великая скрепа, которой нам до смерт­ного креста соединять Отечество, сращивать, как сруб в колод­це, глубину по­чвы и высоту неба - весь наш род, родство и Родину. Письма по-русски - это не столько информа­ционный посыл, сколько духовное вопрошение и на­ставничество, по­учение и пророче­ства, бездна «ума холодных наблю­дений и сердца горестных замет».

Когда лютует буран в Чите или Магадане, трещит морозобойный январь в Иркутске или Оймяконе, когда жить страшно и стыдно, вдруг откроешь почтовый ящик, увидишь письмо - в сердце разрывается гремучая граната счастья, восторга, праздника восстановленной связи с про­шлым и будущим, с мощной ЕЭС - единой энергетической систе­мой духовного освещения...»

Поскольку стихотворение, мне посвященное, напечатано лишь в очерке «Перо краевое», да и то не полностью, я хочу им закончить воспоминания о Михаиле Вишнякове, одном из

лучших поэтов поколения, рож­дённого после Великой Отече­ственной.

Михаил Вишняков

С.К.

* * *

«Кто долго жил

в глуши печальной...»

А. Пушкин

Кто долго жил в Сибири,

друг мой строгий,

чей след терялся

на десяток лет,

до слёз взволнован,

удивлён, растроган,

когда письмо

иль дружеский привет

Его отыщут

в Нерчинских Заводах

(пылил-пылил

усталый грузовик),

как много дум,

высоких, благородных

к нему приходят

в этот редкий миг.

[Круг братства,

дружбы, идеалов юных,

гранит науки, (...) Москва.

Взгляд Пушкина,

висок его чугунный,

и первой клятвы

строгие слова.]

Отечество. Народ.

Служенье долгу.

Потребность правды.

Жажда красоты...

И он уйдёт в себя

и долго-долго

глядит в окно

на снежные хребты.

Всё испытавший,

столько переживший

в той жизни,

что [достанет]

хватило б на троих,

российский юноша,

не утоливший

страстей своих

и помыслов своих.

Безвестные лежат

в снегу дороги.

И он, чей след

завьюжила зима, -

Вам будет благодарен,

друг мой строгий,

За двадцать строк

негрустного письма.

С поклоном (длинная роспись Вишнякова).

Какой-то щемящей и род­ной русскому сердцу печалью светятся эти строки! Ну, ко­нечно, - этим же чувством на­полнено стихотворение памяти А.И. Одоевского. И печаль эта

- лермонтовская».

Что тут ещё добавишь... Разве что одно: помянем Евсеича, по старой и доброй рус­ской традиции! Никуда он не ушёл. Следит за нами из глу­бин микрокосмоса: мельчаем ли, или растём-таки?..

Олег Петров, председатель Забайкальской краевой писательской организации, член Союза писателей России, лауреат премии Губерна­тора Забайкальского края им. М.Е. Вишнякова в области литературы, «Азия-Экспресс», №27

В «Вечорке» редакторская колонка посвящена отмене смертной казни в России. Редакция призывает забайкальцев оставить свою подпись под требованием отмены «моратория на смертную казнь в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления против жизни, здоровья, и половой неприкосновенности человека». Это требование затем будет передано президенту. Предложение, естественно, возникло не на пустом месте, а было опубликовано после действительно насыщенной страшными событиями недели.

Газета «Экстра» продолжает тиражировать и раздувать историю о том, как золотая медалистка из Газимурского Завода пришла на выпускной в откровенном наряде. Гипюровое платье выпускницы Татьяны Симоновой произвело некоторый закономерный фурор на выпускном балу, но журналисты «Экстры» утверждают, что событие получило резонанс по всему краю и добились интервью с самой Татьяной. «На самом деле платье, в котором я была, сшито по модели всемирно известного бренда. Мне понравилась летняя коллекция от Dolce&Gabbana. Там было точно такое же платье, и, как выразились некоторые комментаторы, «бабушкины труселя» тоже там были». Почему-то есть ощущение, что Татьяна над журналистами просто смеётся.

В бурных обсуждениях забай­кальцы разделились на два лагеря. Одни отмечали, что гипюровый наряд Татьяны, который не скрывает нижнее бельё, - это нормально и со­временно, другие же, напро­тив, уверяли, что школьни­ца пренебрегла моральными принципами.

Что же на самом деле сво­им поступком хотела сказать Татьяна? На этот вопрос она, с разрешения родителей, от­ветила в интервью «Экстре». Заодно выпускница как, бес­спорно, яркий представитель современной молодежи рас­сказала, чем сегодня живет подрастающее поколение в селе.

- Татьяна, накануне вы­пускного в соцсетях ты предупредила, что завтра устроишь настоящее шоу. То есть выход в откровенном для сельской школы наряде был спланирован заранее?

- У меня много друзей старше меня и я была на не­скольких выпускных балах и всегда происходило одно и то же. Каждый год все пла­тья на один манер и все из одного магазина.

В комментариях многие писали, что я пыталась скопировать скандально известную На­стю Фоменко из Украины, которая пришла на выпуск­ной бал в платье, напомина­ющем наряд девушки легко­го поведения, однако это не так. Преследуй я такую цель, я бы тогда нашла и чулки, и красные туфли на платфор­ме. На самом деле платье, в котором я была, сшито по модели всемирно извест­ного бренда. Мне понрави­лась летняя коллекция от Dolce&Gabbana. Там было точно такое же платье, и, как выразились некоторые комментаторы, «бабушкины труселя» тоже там были. Моим друзьям платье по­нравилось. Правда, были и те, которые сказали, что не осмелились бы его надеть. Но когда мой папа сказал, что «ничего такого нет, все, что нужно, прикрыто», все последние сомнения отпали.

- Не считаешь ли ты, что общественность простила тебе твое платье только пото­му, что ты «золотая» меда­листка?

- Уверена, что нет. Ду­маю, в этой ситуации мои умственные способности не сыграли никакой роли. К тому же, золотая медаль — это не только моя заслуга, но и заслуга моих родите­лей, всей школы. Отдельное спасибо за нее хотелось бы сказать папе, а за 100 балов на ЕГЭ - учителю русского языка Анастасии Васильевне Шишмаревой.

Я не скажу, что я бунтар­ка, у меня нет цели каждый день разрушать серость буд­ней. Я обычная, как и все. Я не ботаник, учеба давалась мне легко, я всегда была в центре хорошей компании и не чувство­вала себя белой вороной.

- Чем сегодня еще может вы­делиться мо­лодежь, кроме того, чтобы надеть откро­венное платье на выпускной бал?

Поверьте, если я надела платье не такое как у всех, то это не значит, что мне нечем больше вы­делиться. Выделяться можно разными путя­ми, в том числе и соб­ственным достигнутым саморазвитием. Сегод­ня много возможностей проявить свои таланты в спорте, музыке, искус­стве. Многие из моих друзей, знакомых — целеустремленные I люди, которые уе­хали добиваться своей цели в Читу, Красноярск, Новосибирск, Хабаровск, Владивосток и другие города.

- Чем сегодня живет моло­дежь в селе? Проникли ли в глубинку различные субкультуры: эмо, панки, хиппи и т.д.?

- Нет. Субкультуры пока не добрались до села, ну, не считая, конечно, так называемой «блатной» культуры, которая есть в каждой де­ревне. В большинстве своем сегодня в районах нормаль­ная целеустремленная моло­дежь. Много ребят и деву­шек увлекаются спортом, творчеством. К примеру, у нас в селе есть две силь­ных танцевальных студии: «Акварель» и «Шоколад». Может, это странно, но сегодня и село дает возможности открыть свои талан­ты, главное, чтобы было желание.

Много таких, как и я, которые выступают за здо­ровый образ жизни и поддерживают законы против алкоголя, курения, нецензурной брани.

- Какие у тебя планы на ближайшее буду­щее?

- Я с 6 класса меч­таю о службе в та­можне, и поэтому намерена поступить в московский филиал Рос­сийской таможенной ака­демии во Владивостоке. Не исключено, что, полу­чив высшее образование, вернусь работать в родное Забайкалье.

- И последний вопрос. Что бы ты сейчас сказала Анне Шелестовой, которая при­слала письмо в «Экстру», придав огласке твой «неординар­ный» выход на бал? - Сказать честно, когда я увидела новость о себе, я была не­много шокирована. К тому же в комментариях узнала о себе много нового (смееется). Однако затем приняла все это так как есть. И хочу сказать своей «доброжелательнице» искреннее спасибо!

Андрей Коптеев, «Экстра», №27

Совсем недавно, 7 мая, противопожарную службу края возглавил Владимир Епифанцев. «Забайкальский рабочий» публикует первое интервью с главным пожарным в новом статусе. Из него можно узнать, что Владимир Епифанцев родился в Букачаче и прослужил в пожарной охране Читинской области 27 лет, что уже уходил на отдых в звании полковника, но пришлось вернуться. А ещё, что в Краснокаменском, Забайкальском, Калганском, Нерчинско-Заводском, Газимуро-Заводском, Тунгиро-Олекминском, Нерчинском и Тунгокоченском районах подразделений пожарной службы нет вообще, и ещё только предстоит их создать.

— Какие задачи и функции выполняет Противопожарная служба Забайкальского края на сегодняшний день?

— Основная работа нашего учреждения — это тушение бытовых пожаров в отдаленных населенных пунктах. Но в Краснокаменском, Забайкальском, Калганском, Нерчинско-Заводском, Газимуро-Заводском, Тунгиро-Олекминском, Нерчинском и Тунгокоченском районах наших подразделений нет вообще, поэтому основная задача совместно с руководством Департамента по гражданской обороне и пожарной безопасности края открыть как можно больше новых пожарных частей в этих районах, обеспечив надежную защиту от огненной стихии. Надеюсь, в ближайшем будущем нам удастся достичь определенных результатов. Еще одно основное направление нашей работы — это создание газодымозащитной службы. В перспективе посты ГДЗС должны появиться в пожарных частях поселков Новоорловский, Атамановка, Домна и Кокуй.

— Владимир Александрович, согласитесь, что без необходимой подготовки достигнуть определенных результатов в вашей работе просто невозможно?

— Разумеется, поэтому повышению уровня профессиональной подготовки сотрудников мы намеренно уделяем большое внимание. Огромную пользу, на мой взгляд, приносят регулярные пожарно-тактические учения и занятия на объектах особой важности и жизнеобеспечения края. К примеру, после пожара в доме-интернате подмосковного поселка Раменское мы организовали учения в доме-интернате для престарелых и инвалидов № 2 поселка Атамановка Читинского района. С начала года были проведены пожарно-тактическое учения в здании филиала краевой психиатрической больницы № 2 в поселке Береговой, в Сохондинском специальном доме-интернате для престарелых и инвалидов в поселке Ягодный, реабилитационном центре «Спасатель» в поселке Новокручинский Читинского района. С личным составом были проведены дополнительные занятия по изучению особенностей тушения пожаров в развлекательных учреждениях и клубах, приемов и способов эвакуации людей.

— Что можно сказать в целом о техническом оснащении пожарных частей в городе и крае? Собираетесь ли продолжать традицию вручения ключей от новых пожарных автомобилей?

— В 2013 году к уже имеющемуся оборудованию мы приобрели дополнительно 19 единиц техники — из них девять автомобилей «УАЗ», которые пополнили автопарки в пожарных частях Чернышевского, Карымского, Кыринского, Оловяннинского, Акшинского, Сретенского районов. Так же в этом году на вооружение краевой противопожарной службы поступили семь пожарных автоцистерн и одна автолестница. Приобретение 30-метровой автолестницы позволило решить одну из самых серьезных проблем — проведение эвакуации людей, находящихся выше третьего этажа. Новые машины мы планируем торжественно вручить в июне, чтобы уже в следующем месяце они поступили на вооружение наших пожарных частей. К сожалению, до сих пор в ряде крупных населенных пунктов с многоэтажной застройкой, таких как поселок Кокуй и Ясная, подобные автолестницы отсутствуют. Но, я надеюсь, что при поддержке краевой администрации и департамента по гражданской обороне и пожарной безопасности новые машины будут приобретаться, и автопарк гарнизона пополнится новыми современными пожарными автомобилями.

— Тем не менее, ремонтные работы в пожарных частях ведутся?

— В 2013 году будут продолжены строительство и ремонт пожарных частей в крае. Многое предстоит сделать в отряде пожарной охраны Агинского Бурятского округа. В четырех частях в поселках Цохто-Хангил, Тогчин, Бальзино и Цаган-Челутай начинается строительство гаражей, пристроек и кабинетов к уже имеющимся пожарным депо. В этом году от военных мы получили хорошее здание для пожарного депо в поселке Бада Хилокского района, до этого пожарным приходилось ютиться в небольшом помещении, практически между машинами, сегодня нам предстоит его отремонтировать, чтобы новое пожарное депо отвечало всем необходимым требованиям. Ведутся строительные работы в пожарной части поселка Доронинское Улетовского района — строительство новой пристройки под гаражный бокс должно завершиться в этом году. Заканчиваются строительные работы в отряде технической службы на улице Кирова, 20, там построены новые гаражные боксы и проведен ремонт помещений.

Большая работа по ремонту пожарного депо предстоит в здании бывшей ПЧ-3 Федеральной противопожарной службы МЧС России по Забайкальскому краю. В мае это здание было передано в краевую противопожарную службу — мы планируем разместить там базу ГДЗС, учебный пункт и одну из пожарных частей. К сожалению, в ряде подразделений пожарные депо не в полной мере отвечают всем необходимым требованиям. Так, например, пожарное депо в поселке Амазар Могочинского района построено еще в 1937 году, новое пожарное депо там просто необходимо, однако, все, как всегда упирается в деньги, то же самое касается пожарного депо в поселке Цаган-Олуй Борзинского района, здание которого на свое содержание мы приняли только в этом году. Все эти вопросы мы будем решать по мере необходимости, в любом случае строительство новых и реконструкция старых пожарных частей продолжится и в следующие годы.

— Владимир Александрович, какие задачи вы ставите перед собой и Противопожарной службой региона на ближайшие годы?

— Задачи, в общем-то, традиционные. Это и дальнейшее усиление защиты населенных пунктов Забайкальского края пожарными подразделениями и укрепление материально-технической базы за счет строительства новых и реконструкции старых пожарных депо. Еще одно приоритетное направление связано с совершенствованием системы профессиональной служебной подготовки наших работников. Как бы то ни было, конечная цель работы нашего учреждения — обеспечить безопасность забайкальцев.

Екатерина Салтанов, пресс-служба ГУ «Противопожарная Служба Забайкальского края», «Забайкальский рабочий», №123

До известного времени в Читинской области с речным флотом было всё в порядке. Потом стало как-то не до него, и инфраструктура затрещала по швам. Газета «Земля» публикует материал о нынешних буднях сретенского ООО «Пристань». Вот что получается со слов директора предприятия Владимира Серлина: «Раньше мы работали централизованно. Было единое Амурское пароходство. Ходили четыре «Зари» в две смены – в Кокуй, в Чалбучи, в Усть-Кару, в Куэнгу, в Приисковую. Топливо поступало бесперебойно, пассажиров ездило много, билет до Усть-Кары стоил пять рублей. Все ругают коммунистов, а ведь при них-то мы жили». Сегодня бюджетных дотаций предприятию совершенно не хватает, и никакого оптимизма в этой связи работники речного флота не испытывают.

Хрисанфович

Одним из них оказался капитан буксирного судна «Угдан» – Виктор Хрисанфович Сажаев, тоже очень скромный на слова человек. Видать, все они такие, речники.

Беседовали мы с ним в столовой подсобного катера «Путейский-20». Этот катер и «Путейский-45», который в данный момент находился в плавании, только базируются в сретенской гавани. Относятся же к техническому участку города Благовещенска. Ну, об этом чуть ниже.

«Я в речном флоте с 1968 года, – рассказывал Виктор Хрисанфович. – Отслужил в армии. Окончил Читинское речное училище по специальности капитан-механик. В 2004 году ушел на пенсию. Немножко отдохнул и опять позвали сюда работать капитаном буксирного судна. Все мои предки тоже были речниками – отец, дядька, мама. Первый раз в плавание сходил рулевым мотористом на пароходе «Бабушкин». Ходили на нем до Куларок и до Куэнги. У нас в Сретенском районе раньше одних только буксирных толкачей было шесть единиц, грузовых барж – четыре единицы. Вот сейчас стоит у нас в гавани грузовое судно ГК-5. Вызвали на это судно капитаном-механиком тоже пенсионера, Владимира Григорьевича Хлызова. Раньше помногу грузов возили в Усть-Кару на ГК-5. Теперь, кто попросит. Жаль, флота уже не стало и грузов никаких нет». «А как ваша семья относилась к тому, что вы практически постоянно были в плавании?», – спросила у Виктора Хрисанфовича. «А мне повезло с семьей, – ответил он. – Жена Татьяна Андреевна работала кассиром на судне, частенько вместе с ней в рейс попадали. Брали с собой единственную дочку, которая сейчас учительницей в школе работает».

Пока разговаривали, снаружи послышались шум, крики. «Наверное, путейцы с рейса пришли, – сказал Виктор Хрисанфович. – Они нам хорошо помогают. Чтобы судно на мель не посадить, нужно поставить и почистить створы для обозначения фарватера. Вот этим и занимаются путейцы. Мы уже выходим на реку после них. Катер «Путейский-45», который только что пришел, обеспечивал навигацию на Аргуни, а тот, на котором находимся мы с вами, ходит по Шилке».

О сказке наяву

Мне повезло. В тот день, когда я приехала на предприятие ООО «Пристань», экипаж «Зари-175» как раз готовился к рейсу до Верхних Куларок. Я попросилась у Владимира Александровича доехать с ними до пристани в городе Сретенске, откуда должны были забрать пассажиров.

В самой «Заре» мне понравилось. Чисто, уютно. Все сделано согласно правилам безопасности пассажиров. Их, кстати, в тот день садилось со Сретенска немало. Почти половина – ребятишки.

До первой от районного центра остановки в селе Молодовск теплоход идет 30 минут, до конечной – около четырех часов. Даже для тех, кто ездит часто, этот путь не может казаться скучным и неинтересным. Вокруг такая природа! Вспомнила, как ездила на «Заре» где-то в начале осени. Вокруг необыкновенной красоты сопки, живописные утесы, чайки кружатся над рекой, вспугнутые шумом теплохода пролетают табунки уток, иногда на косах можно увидеть цапель.

Для людей, живущих в селах вниз по реке, «Заря» – как нечто связующее их с внешним миром, как сказка, которая существует наяву. Теплоход в отдаленных от районного центра селах с нетерпением ждут люди, а как рады бывают его приходу ребятишки! Жаль, если в дальнейшем об этой сказке останутся только воспоминания.

Нина Бочкарникова, «Земля», №27

Газета «Эффект» публикует обстоятельное интервью с инспектором Российского авторского общества по Забайкальскому краю Еленой Соловьёвой. Сам факт того, что РАО собирает деньги с огромного количества не только учреждений культуры, но и с ресторанов, кафе, закусочных, торговых центров и гостиниц возмущает многих. Инспектор пытается объяснить, почему это правильно и именно так и должно быть.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter