20idei
СЕЙЧАС +5°С
Все новости
Все новости

Социальный саботаж

Вопрос о том, что мы делаем в социальных сетях - с кем общаемся, что позволяем себе говорить, а что, напротив, необоснованно держим при себе, в полной мере корреспондируется с тем, как мы делаем современные СМИ...

Декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», председатель совета Фонда развития и поддержки клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий в конце января опубликовал в журнале «Коммерсант.Власть» материал «СМИ в корень», посвящённый рассуждениям о том, кто побеждает в информационной войне – российские ли СМИ или СМИ условного Запада.

Материал достоин того, чтобы с ним внимательно ознакомиться и или принять точку зрения автора, которую он настойчиво позиционирует, как сугубо субъективную, или подискутировать с ним внутри себя. Я отмечу несколько замечаний автора материала:

Социальные медиа обогатили человеческую коммуникацию, но не изменили ее суть и не придали ей, коммуникации, новых сущностных качеств.

Социальные медиа просто мультиплицировали кухню и сплетню, что само по себе интересно, но невольно наводит на мысль о неизбежном появлении новых луддитов — тех, кто сознательно минимизирует свое присутствие в социальных сетях, хотя бы из соображений безопасности.

Социальные медиа никак не устраняют основные угрозы — жуткие войны, жажду власти, подлость.

Нужны ли социальные медиа новому государству ИГИЛ? Ну да, наверное — раздать картинку казни журналиста Фоули. Но для управления и мобилизации автомат и убежденность сподручнее.

Когда рушился Советский Союз, миллионы москвичей выходили на улицу, не имея не только никакого твиттера, но даже сколь-нибудь свободного телевидения и радио. При всей вовлеченности нынешних жителей столицы в соцсети оппозиции собрать больше десятка-другого тысяч не удается. А средние показатели вообще скромные.

…соотношение доверия и ответственности в социальных медиа. Конечно, это общая проблема коммуникации. Собственно, ложь появилась именно благодаря коммуникации, особенно письменной. И не зря Сатана — отец лжи. Но социальные медиа обострили необыкновенно эту ситуацию. Объём недостоверного, полу- или прямо лживого огромен. Справиться с этой проблемой не представляется возможным. Более того, чем выше потребность в точной и достоверной информации, тем более высок уровень вранья.

Социальные медиа предоставили уникальную возможность распространения вообще-то качественного знания. Но природа человека умело сделала социальные медиа прежде всего способом раздачи поразительного интеллектуального мусора.

Дальше – больше, но размышления о том, что часть общества – российского в том числе - совершенно намеренно упрощает происходящие в мире изменения, или о том, что делает глобализация с личностью, и как это соотносится с западной же концепцией независимого субъекта немного выходят за рамки этой колонки.

Статья Быстрицкого как нельзя кстати подходит для того, чтобы обратить внимание на переоценку значимости и роли социальных сетей в формировании самых разных настроений. Я сам достаточно долгое время был убеждён в том, что социальные сети достаточно сильно изменят характер распространения информации и её восприятия активной частью населения. Меня несколько лет назад немного шокировали темпы роста числа подписчиков в популярных региональных пабликах того же «ВКонтакта». В эти времена было модным рассуждать о том, как социальные сети вот-вот то ли перевернут мир, то ли поглотят СМИ.

Если посмотреть в популярные паблики или раскачанные до тысяч подписчиков аккаунты сегодня, то в 99% случаев вас будет ждать суровое разочарование. Тут уж не до стремящейся к нулю глубины просмотров. Пользователи и ведущие социальных сетей в большинстве случаев льют на своих подписчиков или перепосты материалов, опубликованных в классических СМИ, или картиночки – от котиков и демотиваторов до в лучшем случае карикатур, или публикуют размышления, глубина и структурированность которых рассмешила бы любого редактора. Под этими постами периодически разворачиваются баталии, участники которых быстро делятся на два лагеря, в полной мере подтверждая выводы Быстрицкого об «известной наивности некоторых российских интеллектуалов, склонных к упрощению реальности, причём злокачественному»: «И природа этого упрощения то ли в нежелании, то ли в неспособности принять во внимание очень серьезные изменения, которые на наших глазах происходят в мире».

«Некоторые», судя по попадающим в поле моего зрения аккаунтам в социальных сетях, - это известное упрощение Быстрицкого, потому что кажется, что абсолютное большинство. Но здесь кроется коварство социальных сетей – большинство может показаться таковым лишь в случае, если допустить, что в социальные сети погружена большая часть общества. Но это, конечно, далеко не так. Серьёзный процент населения не находит нужным тратить время на пролистывание лент facebook (запрещённая в России экстремистская организация) или того же «ВКонтакта». Кто-то вовсе не знает об их существовании или знает, но оценивает примерно как фьючерсы на нефть на лондонской бирже. Но есть и те, кто познал прелести вроде как дающего свободу слова великого интернета, и разочаровался в характере и сущности этой свободы, превратившись или желая превратиться в тех самых луддитов, о которых пишет Быстрицкий.

Уж не знаю, как вы, а я давно поймал себя на мысли, что утро уже много лет начинается у меня не с размышлений о том, вставать или ещё полежать, и не с путешествия в сторону кухни, а с просмотра какой-нибудь ленты. Раньше это был twitter, потом facebook (запрещённая в России экстремистская организация), потом я, видимо, выступил против внедрения социальных сетей в моё утро и стал читать… новостные ленты. То есть сам себе в сотый раз доказал превосходство СМИ над соцсетями, но зависимость от светящегося с утра в темноте спящей квартиры телефона не снял.

Вопрос о том, что мы делаем в социальных сетях, с кем общаемся в этом пространстве, что позволяем себе там говорить, а что, напротив, необоснованно держим при себе, в полной мере корреспондируется с тем, как мы делаем современные СМИ. Что публикуется в этих СМИ? Кто имеет доступ к страницам газет и лентам интернет-порталов? Как соотносится позиция той или иной редакции с гуманистическими ценностями, характер которых вне зависимости от геополитических сражений остаётся неизменным – слёзы ребёнка, человеческая жизнь и достоинство, помощь слабым и обуздание неоправданных аппетитов сильных, вероятно, не стали менее важны для цивилизации, которая хочет заглянуть в XXII век не с теми самыми палками и камнями вместо танков и ракет. Должны ли эти редакции воспитывать своего читателя или должны идти на поводу у его желаний, клокотать в которых вне зависимости от номера века будут далеко не попытки разобраться в том, почему человечество вместо космоса выбрало рыночную экономику?

Вопросы эти слишком сложны. И социальные сети только мешают нам искать ответы на них.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter