20idei
СЕЙЧАС +0°С
Все новости
Все новости

Догхантер: Виноваты все

Догхантер из Красноярска рассказал «Чита.

Догхантер из Красноярска обратился в редакцию «Чита.Ру» после того как собаки на острове убили девятилетнего мальчика, чтобы объяснить, что именно привело к трагедии. Этот текст, скорее всего, будет неинтересен тем, кто хотел бы узнать о методах уничтожения собак или насладиться описанием расправ. Ничего такого здесь нет. Зато есть опровержения слов зоозащитников, подкреплённые ссылками на законодательство, обязывающее власть принимать меры. А также рассуждения о том, как бездействие чиновников, помноженное усилиями любителей собак, толкает людей к абсолютно не гуманному крысиному яду или толчёному стеклу.

История вопроса

Если совсем обобщать, то проблема заключается в существовании бродячих собак. Их на улицах быть не должно — в этом её решение. Вопрос только в том, каким методом нужно искать решение. Несколько лет назад никто особо не знал, на каком уровне власти должна решаться проблема. Загвоздка заключается в том, что все властные полномочия распределяются по трём уровням: компетенция федерации, региональных властей и органов местного самоуправления, то есть муниципалов.

Мероприятия по безопасности жизни и здоровья населения относились к полномочиям местного самоуправления, то есть мэрия могла выделять на них деньги. А вот санитарно-эпидемиологические мероприятия — это совместная задача региональных и федеральных властей, муниципалы на это не имели прав. Однако в законодательстве не было однозначной трактовки как расценить отлов собак — санитарно-эпидемиологическое это мероприятие или обеспечение безопасности. Судебная практика была не очень обширной, но компенсации люди получали от городских администраций. Принято считать, что прецедент по признанию бездействия мэрии и получения компенсации в 2009 году создал саратовский журналист Леонид Бессарабов. Однако первый такой иск был удовлетворён в Томске в 2008-м. То есть тихонько по всей стране начала практика налаживаться. Но в 2013-2014 годах Верховный суд принял ряд судебных актов, которыми разъяснил, что данные мероприятия относятся к категории санитарно-эпидемиологических, то есть заниматься ими должен регион, в случае Забайкалья — краевое правительство. Именно поэтому в 2014 году так называемые «зоозащитники» с помощью УФАС убили муниципальный контракт в Чите. Это было сделано не ради торжества закона, а чтобы «собачек не убивали».

Исправить ситуацию можно было бы очень быстро. Краевое заксобрание должно было принять закон об отлове собак и делегировать эти полномочия органам местного самоуправления, в том числе мэрии Читы, обеспечив их деньгами. Этого сделано не было — за что спасибо и депутатам, и губернатору.

Отдельный вопрос — зоозащитники и их отношение к убийствам, которым для них является всё что угодно: отстрел, самопальные потравы, даже безболезненное усыпление ветеринарами. Есть такой слой так называемых неубиенцев — для них собачки это сакральные животные. Когда их спрашиваешь — что же делать с опасными для человека псинами, то они заводят волынку о приютах, стерилизации и прочей нереальной дребедени. В итоге из-за таких зоозащитников происходит то, что произошло в Чите — собаки убили ребёнка, а люди начали истреблять собак. В том числе и самопальными, жёсткими методами.

Очень хорошо, что депутат Валерий Альханов публично покаялся в излишней внимательности к воплям зоозащитников. Очень хорошо, что он это осознал и почувствовал свою ответственность. Есть надежда, что в будущем при решении такого рода вопросов будет меньше переговоров, а больше реальной работы.

Перевалочный пункт на тот свет

Сейчас много говорят о комплексном подходе, который должен начинаться с регистрации собак. Это вроде бы не позволит хозяевам выбрасывать их на улицы. Но при действующем законодательстве наладить её невозможно. Регистрация имущества — а животные по Гражданскому кодексу это имущество — полномочия федеральных властей. Исполнять их должен федеральный орган, как это делает, например, ГИБДД, регистрируя автомобили. Однако в стране никто не будет создавать ведомство для этих целей — получается чересчур дорого. По этой же причине невозможно обложить собачников налогом — регистрации нет, а без налогооблагаемой базы его взимать невозможно. Не думаю, что собранные деньги в этом случае покроют расходы на созданную структуру. Чисто теоретически введение регистрации животных возможно только, если на то будет высочайшее повеление. Скажем, по инициативе президента. Но надеяться на это я бы не стал, поскольку власть в стране очень хорошо умеет считать расходы и просчитывать последствия такого рода новшеств. Соответственно, этот элемент комплексного подхода мы отметаем.

Сказка о выброшенных собачках — одна из любимых среди зоозащитников. К сожалению или к счастью, это не так. Среди всех бездомных собак 99,9% рождены на улице. Выброшенная собака проживёт без хозяина месяц-другой, пробиваясь случайными подачками. Зимой и того меньше. Домашние собаки не умеют жить самостоятельно. Они, если сильно повезёт, жмутся к человеку, но чаще всего их разрывают стаи бездомных сородичей, либо они умирают от инфекций, голода или холода. Особой роли в популяции уличных собак брошенные животные роли не играют. Зато два раза в год уличные суки собирают свадьбы и приносят, в зависимости от комплекции и питания, от 3-5 до 10-12 щенков после каждой случки. В среднем плодятся собаки года 3-4 - дольше уличные собаки не живут. Соответственно, при самом скромном подсчёте одна самка выпускает на улицы 12 щенков. Естественно, часть из них умрёт, но оставшихся хватит для роста стаи, если в городе нет отлова.

Ещё один миф зоозащитников — чудодейственная стерилизация, под которой подразумевается система «отлов — стерилизация — выпуск на волю» (ОСВ). Эта афера провалилась везде, где только её ни вводили. Не работает она по простой причине — чтобы уменьшение приплода не было нивелировано не стерилизованными, нужно стерилизовать минимум 80% сук в каждый отдельно взятый момент времени. Это подсчитали не догхантеры, а вполне адекватные защитники животных. Если таких темпов не будет, то через 2-3 года стерилизованные собаки умрут, а оставшиеся радостно расплодятся.

Чтобы обеспечить такой объём стерилизации, нужен огромный штат ветеринаров и ещё больше ловцов. Я уже молчу, сколько на это потребуется денег с учётом зарплат, расходных материалов и лекарств, коммунальных платежей и затрат на послеоперационное содержание. В Красноярске в 2013 году правительство ввело систему ОСВ. Из бюджета края на отлов, стерилизацию и передержку одной собаки тратят порядка 11 тысяч рублей. Притом, что до этого в год вылавливали и отстреливали примерно 12-15, а порой до 20 тысяч собак. Чтобы примерно понять масштаб, надо умножить 20 тысяч на 11. Такие расходы пробьют в городском бюджете огромную брешь.

В Москве систему ОСВ в 2008 году заменили на ещё более забавную и привлекательную для распила — систему пожизненного содержания. Там существуют 13 так называемых мегаприютов. В них, если верить бумагам, животные живут всего полгода, а куда они исчезают потом — тайна, покрытая мраком. Содержится в них примерно 15 тысяч кошек и собак. Я изучал бюджет коммунального хозяйства Москвы, в котором только на питание этой братии предусмотрено 680 миллионов рублей. Нигде я не нашёл затрат на содержание — а это и оплата труда, и коммунальные услуги, и так далее. В некоторых городских программах говорится, что на подобные цели выделяется ещё примерно столько же. Но по данным на 2010 год содержание собаки в московском приюте стоило 147 рублей в день. Даже если брать только опубликованные расходы, то, можно сказать, что Москва на содержание бездомных животных закладывает в бюджет ежегодно свыше миллиарда рублей, то есть примерно в 100 раз больше, чем Красноярск тратил на отлов того же количества собак до введения системы ОСВ. За чей счёт банкет?

Но это ещё не все траты. Приют для тысячи животных будет стоить около 100 миллионов — с учётом всех требований и специфики. За эту же сумму можно построить один детский сад или как минимум 50 небольших квартир. При всём этом тысячу собак даже в небольшой Чите можно при желании наловить за месяц, если за полдня только в одном микрорайоне поймали 50. А что делать дальше? Строить второй? И думать про третий, так как популяция будет расти.

Зоозащитники утверждают, что животных будут разбирать. Но надо помнить о том, что бездомные собаки в большинстве своём не социализированы. Есть редкие исключения, когда выросшая на улице собака тянется к человеку. Таких можно забирать, но только после прохождения тестов. Содержать всех собак — абсолютно нецелесообразно. Этим никто, кроме аферистов, не занимается.

Строить такой приют можно, если в городе основная проблема уже решена и нужно только «поддерживать чистоту». В реальности возможна только одна схема — собаку поймали, подержали, коль не появился хозяин, то безболезненно усыпили. При этом, срок должен быть коротким, а не тянуться полгода, как считают зоозащитники, апеллируя к нормам Гражданского кодекса. В статьях 230-232 этого кодекса есть указание на 6 месяцев. После этого срока владельцем животного становится тот, кто его отловил, иначе могут быть нарушены права хозяина. С такими доводами зоозащитников частенько соглашаются прокуроры. Неправы в этом случае и те, и другие.

У нас в данный момент, пожалуй, самым вменяемым нормативным актом являются санитарно-эпидемиологические правила «Профилактика бешенства среди людей». Там написано: собаки, находящиеся на улицах и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорные кошки подлежат отлову. Точка. Безнадзорным, как говорится в этих же правилах, является животное, находящееся на улице без поводка и без сопровождающего его человека. Точка.

В 2010 году главный санитарный врач России Геннадий Онищенко внёс в эти правила свои поправки. Теперь там говорится: безнадзорных животных необходимо отлавливать и содержать в питомниках. Неизвестно, чем он думал, когда это сочинял, ведь питомник — это место, где разводят и выращивают. А если таким образом, сокращают численность, тогда это приют. Но это неважно — главное, что законодательство предусматривает отлов и содержание, хотя и не устанавливает время. Однако Верховный суд уже подтвердил, что срок содержания собаки может определять региональная власть. Этот иск был инициирован хабаровским прокурором, которому не понравилось, что в приютах собаки содержатся всего 12 дней. Суд же посчитал, что коль санитарные правила по бешенству требуют наблюдать за собакой, покусавшей человека, 10 дней, то Хабаровский край своим законом этот срок не сократил и норму не нарушил. И это абсолютно логично - приют нужно использовать не как пожизненный пансион, а как перевалочный пункт на тот свет или к хозяевам.

Выпускать животных обратно — незаконно. Во-первых, это создаёт опасность для людей. Во-вторых, усугубляет эпидемиологическую ситуацию, ведь вакцина от бешенства действует один год, а от глистов и прочих паразитов вакцин не придумали. В-третьих, нарушает санитарно-ветеринарные правила, обязывающие отлавливать безнадзорных животных. Я не вижу логичной связи системы ОСВ с законодательством. Конечно, если сегодня собаку ловить, завтра выпустить, а послезавтра снова ловить, то можно освоить много денег.

Западный гуманизм

Именно для короткого пребывания собак строят приюты в большинстве стран западной Европы, где сейчас очень мало бродячих животных и большая часть из них, действительно, выброшены. Там правительство может позволить себе увеличивать сроки или передавать животных в частные приюты, где на них тратят деньги благотворители, а не налогоплательщики.

В Харьков в 2012 году приезжал представитель нескольких крупнейших зоозащитных обществ и, помимо всего прочего, рассказал, что 20-25 лет назад в Великобритании усыплялось по тысяче собак ежедневно. Я не буду говорить про Америку. Если интересно, то введите в YouTube «dog gas chamber». Ни одна из развитых стран не может себе позволить содержать хоть сколько-нибудь бездомных собак за свой счёт. И уже тем более выпускать их на улицы. Вдруг эта собачка покусает кого-нибудь, попортит чужое имущество, попадёт под машину или болезни будет распространять.

Все крупнейшие зоозащитные общества, включая RSPCA (Королевское общество защиты животных от жестокого обращения — ред.) пришли к выводу — милосерднее усыпить животное, чем позволить ему страдать на улице, потому что свободное обитание — это, по европейским меркам, очень негуманно. Даже одиознейшая PETA (Американская организация «Люди за этичное обращение с животными» - ред) усыпляет около 90% попадающих к ним животных. Чтобы понять эту простую истину Румынии хватило одного убитого псами ребёнка. До этого австрийские мошенники продавили в стране систему ОСВ, чтобы осваивать на ней гранты и пожертвования. В 2013 году в Бухаресте потрясённая смертью 4-летнего мальчика толпа вышла на улицы. Власти после этого развернулись на 180 градусов, разрешив усыплять собак. В России почти каждый месяц стаи собак грызут детей. У нас подобные случаи вызывают, как правило, действия догхантеров и что более страшно - местных жителей. В Красноярске весной 2014 года, когда система ОСВ и тёплая зима сделали своё дело, чтобы бороться со стаями, люди начали ковровые потравы. Такие методы догхантеры не одобряют — бездумно разбросанные куски фарша с толчёным стеклом и швейными иглами или крысиный яд могут съесть и домашние животные. А с хозяйскими собачками мы не воюем. Впрочем, хоть я не люблю таких сеятелей, но в некоторых ситуациях я их даже осудить не могу.

Бидон каши для моей стаи

Если уж говорить о комплексном подходе, то нужно запретить прикорм бродячих животных на законодательном уровне. Ведь сердобольные любители бездомных собачек зачастую откармливают будущих убийц. Я специально следил за сообществами красноярских любителей животных в соцсетях и видел там такие пёрлы — каждый день вожу моей стае в 30 голов бидон каши, помогите кто-нибудь.

Первый раз я взялся за таблетки после того, как на пустыре около больницы в красноярском микрорайоне Солнечный стая бездомных друзей человека отправила мальчика в эту больницу, располосовав ему ноги. Придя туда, я увидел, какое логово организовали любительницы собак напротив больницы. С одной стороны, тумбочка, с другой — каркас от холодильника и на всё это натянут классический советский ковёр.

К сожалению, невозможно бороться с такими любителями на уровне региона. Так же как и наказывать за нарушения правил содержания животных. Край может принять такие правила в виде общепринятых требований — убирать фекалии, выгуливать на поводке, не пускать на детские площадки и так далее. Но ответственность за их несоблюдение должна устанавливаться только федеральным законодательством. Это разъяснил Верховный суд РФ в 2013 году. Почему суд так решил — непонятно. Как предусмотреть в федеральных законах ответственность за нарушение местных правил, которые у каждого города свои и везде они разные? Соответственно, наказание может быть, если депутаты Госдумы сподобятся внести в КоАП соответствующие пункты. Это не под силу забайкальским депутатам, но зато они могут изучить приведённые ссылки и принять такой закон, чтоб радикальные зоозащитники-неубиенцы не смогли его оспорить.

Надо помнить, что в трагедии 13 марта виноваты все. Зоозащитники - блокировали отлов своими жалобами и требованиями спасти собачек, власти - были импотентными. И даже население частично виновато — люди же видели, как плодятся эти стаи, как они нападают на людей.

Догхантер

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter