СЕЙЧАС +15°С

Сердечный приступ на вершине Кодара и снова стаи собак — обзор районных СМИ

«На вершине я еле сдерживал слёзы и, если бы не сердечный приступ у Серёги, которого откачивал наш доктор нитроглицерином, то, наверное, расплакался бы. Серёга после откачки уснул, а мы начали устанавливать крест...»

Районные газеты словно лакмусовая бумажка особенно активно проявляют себя при высокой концентрации праздников и других ежегодно повторяющихся инфоповодов, но потом как-будто берут передышку, не балуя читателя разнообразием тем. В этом обзоре будет не так много материалов, как хотелось бы, но они вполне достойны, чтобы обратить на себя внимание.

И сразу к острому. Тема бездомных собак на улицах Читы и других населённых пунктов края как-то в последнее время поутихла, но очевидно, что проблема ни на йоту не сдвинулась к какой-либо положительной развязке. Проблему вновь решила вытащить на поверхность краснокаменская газета «Слава труду», опубликовав историю жительницы, рядом с домом которой поселилась стая собак. Тринадцать псин пугают и угрожают всем вокруг, а особенно детям. «Недавно шла из магазина и услышала крик ребёнка. Подошла и увидела, что ребёнок прячется под балконом, а его окружили собаки. Еле отогнала их», - пишет женщина. И в конце почти риторические вопросы, общим смыслом сводящиеся к «доколе?». Комментарии журналистов редакции и ветеринаров города к письму прилагаются.

От редакции:

Наша газета уже неоднократно поднимала на своих страницах «собачий» вопрос. А вопрос всё-таки не собачий, а человеческий, и его решение упирается в несовершенство законодательной базы и отсутствие финансов. Как известно, на июньском заседании Законодательного cобрания Забайкальского края депутаты в окончательном чтении приняли закон, касающийся отлова и содержания безнадзорных животных. Этот закон предполагает передачу части полномочий по отлову и транспортировке безнадзорных животных семи структурным подразделениям государственной ветеринарной службы, которые должны быть созданы.

Однако губернатор края Константин Ильковский отправил этот законопроект на доработку из-за дефицита средств на его реализацию в бюджете региона. До тех пор, пока закон не вступит в силу, все мероприятия по отлову, транспортировке, содержанию, осмотру и обследованию безнадзорных животных ложатся на плечи станций по борьбе с болезнями животных, подведомственных Государственной ветеринарной службе Забайкальского края (постановление правительства Забайкальского края №366).

Получается, что проблема безнадзорных животных не решается, а только перекладывается с одних плеч на другие. Такое же мнение и у директора ветеринарной лаборатории Краснокаменска Галины Кирилловой:

- На нас сложили полномочия по борьбе с безнадзорными животными, но на это выделили всего 300 тысяч рублей, и неизвестно, будут ли ещё какие-то поступления. Это очень маленькая сумма, если учесть, что на содержание одной пойманной крупной собаки необходимо около пятидесяти тысяч рублей на пол года. Ведь по закону, если владелец животного не находится, мы обязаны содержать его шесть месяцев. И это при том, что ещё нужны деньги на специально оборудованный автомобиль и минимум двое подготовленных людей, которые бы занимались отловом собак, на медикаменты для лечения, вакцинации, стерилизации, чипирования и умерщвления (по показаниям) животных. К тому же, их надо где-то содержать, необходимы вольеры, которых у нас тоже нет. Исполняющая обязанности главы города Ольга Канунникова на личном приёме сказала, что если по закону будет возможно, то нам безвозмездно отдадут вольеры, находящиеся в ведении администрации города. Как будем решать остальные вопросы – пока неизвестно.

Законы, деньги... Ни первого, ни второго до сих пор толком нет. А время идёт, собак в городе становится больше, и чувствуют они себя с каждым днём все вольготнее. Чего не скажешь о людях...

«Слава труду» №95-96, 4 сентября

«Нерчинская звезда» рассказывает показательную историю о 12-летнем мальчике Володе Статных, увлечение которого конным спортом переросло из хобби в настоящий труд, приносящий подростку победы на самых различных соревнованиях. В семье Вовы, живущей в Верхнем Умыкэе, уже много поколений мужчин увлекаются коневодством. «Лишь став школьником, мальчик получил возможность начать тренировки со скакунами его грёз. Было очень непросто, но Вова не отступал. К примеру, был момент, когда с помощью занятий с гантелями старался развивать силу рук. Впрочем, он и тогда понимал, что очень важно перенимать опыт старших – то же знание о повадках, о хитростях управления животным и прочие подобные ценные сведения».

Сегодня Вова (впрочем, этому он посвятил и всё лето) готовится к соревнованиям, которые традиционно проводятся осенью в Чите. Уровень-то краевой, значит, и ответственность возрастает, и престижность... Впрочем, страха нет – опыт подобного рода уже имеется, и успешный, а это положительно сказывается на уверенности в своих силах.

А как давно семья позволила мальчику седлать скакунов, выращиваемых специально для участия в конноспортивных соревнованиях? Ведь одно дело оседлать и промчаться на спокойном трудяге, и совсем другое – укротить необузданную стихию, которой в любой момент может стать спортивная лошадь. Мечтать пришлось несколько лет: лишь став школьником, Вова получил возможность начать тренировки со скакунами его грёз. Было очень непросто, но мальчик не отступал. К примеру, был момент, когда с помощью занятий с гантелями старался развивать силу рук. Впрочем, он и тогда понимал, что очень важно перенимать опыт старших – то же знание о повадках, о хитростях управления животным и прочие подобные ценные сведения. И он своего добился – вошёл в состав команды верхнеумыкэйцев, вновь и вновь добивающихся побед, иными словами, элиты конников Забайкалья.

Кто может спрогнозировать, будет ли в грядущем у Вовы место для занятий конным спортом? Этого мальчик и его родные не знают, но то, что о лошадях он не забудет, можно и не сомневаться. Впрочем, не в этом суть – нынешний период его жизни хорош тем, что он получает особенные уроки, в ходе которых познаётся наука о том, как побеждать (свои слабости, силу обстоятельства и тому подобное).

Дюша Лапочкина, «Нерчинская звезда» №70, 4 сентября

В начале августа священник из Шилки Александр Тылькевич объявил, что собирает православных «авантюристов», чтобы покорить высшую точку горного хребта Кодар — пик БАМ в Каларском районе Забайкалья и установить там поклонный крест. Экспедиция уже завершилась, а сам Тылькевич в газете «Первомайские ведомости» опубликовал статью, в которой рассказал, как непросто, но интересно далось путешествие. Читать подробности типа «С Божией помощью мы одолели на верёвках первый перевал Трёх Жандармов, на спуске которого наш Серёга свалился с курумника в озеро» и «Народ рванул кто куда, мы бежали по леднику в носках в неизвестном направлении. Оглянувшись на гору, мы увидели стекавшую сверху лавину камней, которые ударяясь друг о друга сверкали, как бенгальские огоньки», - очень увлекательно, словно открыл перед собой книгу с приключенческим романом.

На следующий день мы перебрались на ледник и встали малым лагерем у подножия БАМа. Всё что творилось с атмосферой вокруг нас, один из наших спутников охарактеризовал одним словом – МОРДОР!

Тучи формировались на наших глазах из причудливых завитушек пара и выливались нам на головы проливным дождём. В ожидании благоприятной погоды мы провели два дня. Камни мокрые, подъём невозможен, наверху снег, продукты заканчиваются, пришлось сократить пайку, нервное напряжение нарастает. Народ начал говорить, что нас кто-то не пускает на пик, а альпинисты – люди суеверные, переубеждать бесполезно. В третью ночь к храпу моих товарищей прибавился ещё один неприятный звук, который быстро нарастал и через секунды превратился в грохот. «Камни!!!». В горах эта знакомая всем команда заставляет человека прижиматься к скалам, а в палатке куда прижиматься? Народ рванул кто куда, мы бежали по леднику в носках в неизвестном направлении. Оглянувшись на гору, мы увидели стекавшую сверху лавину камней, которые ударяясь друг о друга сверкали, как бенгальские огоньки, превращая весь поток в огненную лаву, в первый момент мы подумали что это она – лава – и есть. Запах кремния и хруст пыли на зубах. Бррр... Никогда не забуду. Но милостью Божией камни прокатились справа и слева от лагеря. И мы, постояв на морозе с открытыми ртами, пошли в палатки. Утром нас разбудил очередной камнепад, только раза в четыре поменьше, его мы успели заснять на видео. Но, как и в первый раз, убегали, словно немцы под Москвой, в носках по снегу.

Утром, не выспавшиеся, усталые и злые, мы к удивлению обнаружили открытую вершину БАМа, и, поняв, что это наш шанс, рванули, не собравшись, в гору.

Маршрут восхождения на пик БАМ имеет категорию 3а и является не туристическим, а альпинистским. Это означает, что первый ползёт на нижней страховке, закрепляется и сбрасывает верёвку, по которой мы поднимаем груз и поднимается сами. Горы молодые и очень живые, всё шевелится под ногами и под руками, постоянное напряжение приводит к нервозности. В гору пошли всего четыре человека, остальные остались в лагере. Меньшим составом подняться было уже не реально. В процессе восхождения Виктору прилетел на голову камешек, который я потом сфотографировал рядом со своей ногой. Если б не каска убило бы наповал. Подниматься с грузом оказалось тяжелей чем мы рассчитывали, и мы не уложились в график. Пришлось заночевать на скале полтора метра на пятьдесят сантиметров – полке, которая приютила нас пристёгнутыми к страховке карабинами под полиэтиленовой накидкой. Под нами рюкзаки, в руках грелка с кипятком, вода, с ледника, вместо заварки – кусочек шоколадки, баночка спортивного протеина – мы назвали это коктейль «Высота».

Каждый задремавший представлял свою кандидатуру на полёт со скалы без парашюта, и посему был беспощадно будим. Вниз лететь, по такому холоду, никому не хотелось.

В 4.00, с первыми лучами солнца, мы двинулись дальше, кислорода катастрофически не хватало, приходилось останавливаться чаще, чем запланировали. Последние 50 метров я откровенно полз и никто меня за это не осуждал.

На вершине я еле сдерживал слёзы и, если б не сердечный приступ у Серёги, которого откачивал наш доктор нитроглицерином, то, наверное, расплакался бы. Серёга после откачки уснул, а мы начали устанавливать крест. В скальнике это оказалось не так легко, как планировалось изначально, у нас был с собой цемент, который мы развели водой, нагретой из ледника. Мы нашли несколько более-менее подходящих щелей и стали приспосабливать нашу святыню с ориентацией на восток. Минут сорок мы расклинивали основание креста, но когда через час собрали его целиком и начали совершать молебен – небо открылось, появилось солнышко, мы согрелись и, наскоро перекусив, пошли вниз, оставив табличку с информацией о поклонном кресте.

Спуск без груза, в сухую и солнечную погоду был легче, но мне как «чайнику» в альпинизме пришлось оставить на скалах часть своей бороды, которая попадала в восьмёрку, и кучу нервов.

На последнем спуске у нас застряла верёвка, и нам пришлось спускаться без неё, так как ночевать в позе «гордого орла» уже не хотелось. Мы побросали всё и двинули вниз к курумнику по отвесной без страховок.

Зашли в лагерь мы одновременно с темнотой. Оставшиеся в лагере, ждавшие нас ещё вчера, готовы были порвать нас на сувениры от радости: они себе нарисовали самых ужасных картин нашего инвалидного будущего и, когда увидели нас живых, радости не было конца.

Показывая нам на светлое небо, Саша произнёс (у нас в, команде было три Александра) – «МОРДОР ПАЛ!!!». Всю остальную дорогу нам светило ласковое солнышко, мы прошли Балтийский перевал без верёвок, нашли потерянный мною священнический крест.

Спасатели, которые шли по нашему следу, и первыми сфотографировались у поклонного креста, принесли застрявшие верёвки и на своей машине отвезли нас домой, сократив наше затянувшееся путешествие на день.

На вокзале мы прощались как боевые товарищи. Приморцы обещали приехать к нам на Пасху.

Наверное, я в сумбурном изложении фактов что-нибудь да забыл, но суть, думаю, понятна. Задача выполнена.

Над Забайкальем стоит поклонный крест, который мы с Божьей помощью установили на самом высоком пике Забайкальского края – БАМ. В качестве трофея я везу камень с этой горы.

Спаси Вас Бог!

Протоиерей Александр Тылькевич, «Первомайские ведомости» №35, 1 сентября

Отец Александр Тылькевич, но уже не как автор, упоминается в другом материале, в газете «Шилкинская правда», где журналист издания собирает воедино всю историю с построенной в Шилке «Детской деревней». Матушка Светлана рассказывает о том, «как рушатся мечты и почему проект, который должен был подарить счастливое детство многим малышам, скоро превратится в очередной детский дом». Статья получилась очень объёмной, но при этом какой-то очень животрепещущей.

Орфография и пунктуация первоисточников сохранена

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter