СЕЙЧАС -11°С
Все новости
Все новости

Почему не надо валить — в обзоре событий недели

Я уже разочаровал своим возвращением многих из своего окружения, теперь разочарую и ту часть аудитории «Чита.Ру», которая гуляет по порталу с лозунгами о худшем городе на земле. Россия везде одна.

Анна Хвостова: Старые секреты нового губернатора

Поделиться

Андрей Затирко: Вернулся, чтобы жить

Ровно год я прожил в Иркутске – столице Восточной Сибири, самом крупном городе в Байкальском регионе, численность которого с окружающими его городами-спутниками уже превышает 1 миллион человек. Именно в такие мегаполисы ежегодно и «валят» тысячи забайкальцев в поисках лучшей жизни – хорошей, высокооплачиваемой работы, всевозможных развлечений, низких цен и прочих «благ» цивилизации. Казалось бы, их выбор. Если бы.

99,9% всех моих знакомых, друзей и родственников склонны считать, что, возвращаясь из Иркутска в Читу, я делаю «шаг назад». Они убеждают, что в Чите нечего делать, это дыра и всё подобное. Каждый из вас слышал такое, многие сами говорят это постоянно. Самое интересное, что большинство из моих советчиков даже и не уточняли при этом, как вообще у меня обстояли дела, скажем, с работой, вырос или упал мой доход, насколько лучше мне живётся в Иркутске по сравнению с Читой. Кажется, они поддержали бы меня иркутского даже в том случае, если бы я смог там устроиться только уборщиком. У большинства из них в голове сидит одна мысль – хуже, чем в Чите, жизни в России не найти, поэтому нужно советовать всем, кто ещё может уехать, уезжать. Советовать молодым, здоровым и активным знакомым, энергичным друзьям, собственным детям и внукам. Главное, чтобы не в Чите.

Я уже разочаровал своим возвращением многих из своего окружения, теперь разочарую и ту часть аудитории «Чита.Ру», которая гуляет по порталу с лозунгами о худшем городе на земле. Россия везде одна – везде коррупция, везде дикая инфляция, везде разбитые дороги, везде одна налоговая политика, поэтому большинство регионов, как и Забайкалье, имеют дефицитные бюджеты, в том числе промышленная Иркутская область. Если же вы хотите в один миг качественно улучшить свою жизнь, то вам надо выбирать не другой регион России, а другую страну.

Естественно, в каждом городе есть свои плюсы, и при выборе места жительства, я считаю, нужно руководствоваться ими и вашими собственными интересами и желаниями. Скажем, если вы заядлый любитель бетонных джунглей, ради которых готовы мириться с ежедневными пробками, дикой загазованностью воздуха и подъёмами в 6.00, то вам, безусловно, нужно переезжать хотя бы в Иркутск, а лучше сразу в Новосибирск или Москву. Если же вы хотите иметь 20-минутный доступ из центра города к какой-нибудь славной речушке или в лес, если вам больше нравится общение с друзьями и родственниками, коих на малой родине больше, чем где-либо, то стоит сто раз задуматься и взвесить всё, прежде чем бросаться собирать чемоданы после очередного восклицания «знающего» все тонкости жизни в городах-мегаполисах советчика.

Я не говорю, что в Чите жизнь для всех вас лучше, чем в Иркутске или Новосибирске, лично для меня да, а вам самим решать. Только самим.

Роман Шадрин: Занимательное прожектёрство

Меньшая половина моей жизни приходится на время, когда в Забайкалье была реально работающая тяжёлая, лёгкая и сырьевая промышленность, когда работали ГОКи, строился БАМ, когда оба родителя работали на Читинском машиностроительном заводе, сделавшем для того самого БАМа около 500 единиц компрессорного оборудования (а вообще-то, завод делал их в год около 8 тысяч, и многое отправлял на экспорт). В те времена педагог и инженер были престижными профессиями, лечили и отправляли на курорты бесплатно, ну вы и так всё знаете.

Большая, взрослая часть моей жизни приходится на дивные демократические времена, когда разломав и распродав всё, что только было можно, немало при этом разбогатев, элиты начали бесконечно думать и говорить о том, какую бы забабахать программу половчее, чтобы обнищавшее Забайкалье вновь стало похоже на процветающий край. Программы - наше всё. Территории опережающего развития, какие-то никому невидимые точки роста, кластеры, зоны - куда нас только не пробовали затолкать, чтобы всё вдруг взяло да и заработало со страшной силой. И вот вам новая тема - мы опять спасены. На этот раз благодаря единому проекту развития регионов вокруг Байкала. Красиво, правда? Читаешь эти слова и начинаешь взволнованно дышать полной грудью. Вот-вот, подгоняемые байкальскими ветрами, к нам хлынут потоки денег - только подставляй ладошки да карманы покрепче.

Увлекаясь безудержным прожектёрством, элиты до сих пор не понимают, чего от них ждут. Примерно того, о чём написано в первом абзаце. Называйте это как угодно, лишь бы при составлении очередной чудодейственной программы у нас не умер в муках очередной машзавод.

Егор Захаров: Секретные месседжи

«Известия» на этой неделе сообщили о грядущем запрете популярных мессенджеров WhatsApp, Viber и Telegram в чиновничьей среде. Речь идёт об использовании этих приложений для обсуждения рабочих вопросов, которые не должны стать известными.

Глава компании InfoWatch и бывшая жена главного российского борца с вирусами Наталья Касперская в комментарии «Известиям» предположила, что следить за исполнением запрета на смартфонах чиновников может, например, программа-агент, «которая будет контролировать работу устройства и приложений».

Несмотря на серьёзность вопроса — под угрозу ставится национальная безопасность — он кажется уровнем средней школы. Почему чиновникам — взрослым и адекватным людям — нужны какие-то дополнительные нормативные акты, «программы-агенты» и ответственность, предусматривающая увольнение? Cui prodest? Конечно, разработчикам отечественного софта. Вместо опальных мессенджеров чиновничьей братии потребуется каноничный и безопасный клиент, на разработку которого выделят кусок бюджета — национальная безопасность же. «Программа-агент» тоже вряд ли окажется бесплатной. Как к этим приложениям отнесётся потенциально вражеский айфон — ещё предстоит посмотреть. В итоге Россия получит второй «Спутник».

А кто, кстати, знает, куда делся ЙотаФон?

Ирина Халецкая: А чё я-то сразу?

Недавний скандал на заседании совета заксобрания края был похож на детскую склоку, но увеличенную в несколько сотен раз своими последствиями. Несколько строительных компаний, в частности «РУС» Александра Филонича, «Энергожилстрой» Виктора Лопатина, вышли с жалобами на правительство за нежелание платить по долгам. Те, в свою очередь, говорят, что они строителям ничего не должны, а во «всём виноват Ильковский», потому что заключал контракты без лимитов и понимания, как потом расплачиваться с компаниями.

Однако, какая ирония: как приехать во время предвыборной кампании и открыть детский сад или школу - мы первые поедем и с умным видом пройдёмся по коридорам, заглянем в каждый кабинетик и пожмём руки воспитателям. А как встаёт вопрос, кто за это будет платить - это не наше. Конечно, власть 2014-2015 годов действительно перемудрила, и теперь полмиллиарда рублей долгов сами по себе не исчезнут. Но ведь почти все те, кто сейчас находятся в правительстве, были и в старом составе или хотя бы рядом и всё видели, а молчание - это такое же согласие.

Валентин Булавко: Вы, главное, пишите

В Краснокаменске есть газета «Горняк» - долго писала поровну о городе и ППГХО, но в итоге стала корпоративным изданием комбината. В 2013 году «Горняк» выглядел не просто лучше краснокаменской «Славы труду» и других забайкальских районок - ни у одной даже краевой газеты не было такого качества полиграфии, глянцевых страницы и прочих прелестей «росатомовского» финансирования. Тираж верстали и печатали в Иркутске и оперативно доставляли в Краснокаменск. Главред газеты на встрече с приехавшими в пресс-тур студентами журфака кичился, мол, мы молодцы, у нас тексты про людей, а не голимая реклама как в «Славе». И простите, коллеги, конечно, но читать «Горняк» и не уснуть - почти невозможно. А вот в «Слава труду», несмотря на архаичное название, - крепкая и часто интересная районная газета. Четыре года назад они печатались в формате А4 на полувековом станке в подвале под редакцией, теперь это единственная районка, выходящая на А3 и в цвете.

На неделе заксобрание Забайкалья приняло закон о поддержке печатных СМИ. Одиннадцать счастливых редакций получат государственные гранты. Разные издания - литературный журнал «Слово Забайкалья», например. Депутат Сергей Михайлов объяснил, что поддержку получат не ориентированные на рекламу печатные СМИ. Медицинские, культпросветные, патриотические.

Удивляет, как краевые чиновники и депутаты пытаются решить проблемы печатной журналистики аппаратными методами: пытаются присоединить районки к «Забрабочему», предлагают утверждать главных редакторов в заксобраниии, теперь будут выдавать гранты поверх госконтрактов: вы главное, пишите, не задумываясь над подачей; «всё нормально, деньги есть»; никакой конкуренции и реальных стимулов совершенствоваться, получая новых читателей и даже буржуев-рекламодателей.

И кстати, в Красном Чикое с весны вещает частная (!) радиостанция.

Ксения Зимина: Караван ушёл в закат

Поделиться

Сергей Бумагин: Мандаты пошли по рукам

Чиновники от «Единой России» сильно гордятся тем, что их партия – единственная, кто, прежде чем включить в федеральные списки на выборы в Госдуму своих кандидатов, спросила мнение народа на праймериз.

Смысл предварительного голосования «ЕР» прост – кандидаты, набравшие наибольший рейтинг попадают в партийный список и получают шанс стать депутатами Госдумы. Это теория. На деле получилось несколько иначе – во многих регионах лидеры выступили локомотивами, которые протащили за собой менее известных широкой публике персонажей, получивших в итоге заветные мандаты.

Таких новоявленных депутатов от «Единой России» минимум 24 – именно столько единороссов после выборов отказались работать в Госдуме, в том числе по понятным причинам и премьер-министр России Дмитрий Медведев и 19 губернаторов, которые возглавляли региональные группы партии. Схема работает, поэтому и в будущем «ЕР» вряд ли от неё откажется, ведь лучшего начала предвыборной кампании, чем праймериз, придумать трудно.

При этом реальное мнение народа, судя по всему, в партии априори учитывать не планируют. За примерами далеко ходить не надо – в Забайкалье достаточно вспомнить победу директора компании «Атомредметзолотo» Виктора Святецкого на предварительном голосовании по Даурскому округу и последующее решение «ЕР» не выдвигать своих одномандатников на этом округе, а также провал нынешнего губернатора региона Натальи Ждановой на предыдущих праймериз и последующее её назначение спикером краевого парламента.

Зачем тогда спрашивали?

Кира Деревцова: Как чиновники, только священники

Мы сидели в небольшом кабинете Читинского епархиального управления с епископом Димитрием, говорили два часа обо всём, что РПЦ пытается сегодня консолидировать в самой себе как организация и о том, что православие сегодня значит для власти и для гражданского общества. Странное ощущение словила я, сидя в этом кабинете. Священники как чиновники – не без гордости говорят о добрых делах, не без жёсткости отстаивают свои предложения к власти, не без удовольствия наставляют и советуют. После интервью владыка на полминуты позвал меня на разговор. И без стука, без разрешения, без надобности сказал: «Он простит», и дальше что-то о моей готовности просить прощения. И дело не в том, что меня прощать не за что и некому. Конечно, есть. И даже не в том, что я пришла не на исповедь, а на интервью. А в том, что я не православная, но в этом кабинете это никого не интересовало. Такая привычка есть только у нашего русского священства, и раньше я к ней относилась легко. Слушала всегда из уважения, кивала. Но теперь я не хочу, чтобы кто-нибудь мне говорил: «Он простит», вешая на меня заранее некую вину. Уважение не может быть односторонним. Впрочем, на всё воля божья.

Мария Шестакова: Сначала об абортах, а о поддержке потом

На неделе бурление в народе вызвала поддержка патриархом Кириллом сбора подписей за запреты абортов в России.

Думаю, эта тема перестанет быть острой, только если однажды изобретут способ вынашивания детей в каком-нибудь отдельном резервуаре. Ну, а пока женщины и процесс деторождения связаны на биологическом уровне, люди будут доказывать свою правоту, брызжа слюной и тараща глаза.

Забавен даже не сам факт сбора подписей – да мало ли подобных заявлений было в последние годы, а перечень инициатив, с которыми выступают сборщики.

- Признание за зачатым ребёнком статуса человеческого существа, жизнь, здоровье и благополучие которого должны быть защищены законом.


- Запрет хирургических и медикаментозных прерываний беременности.


- Запрет противозачаточных средств с абортивным действием.


- Запрет вспомогательных репродуктивных технологий, неотъемлемой составляющей которых является унижение человеческого достоинства и убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития.


- Оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума.

Помощь и поддержку от государства поставили на последнее место, хотя это первое, о чём вообще следует говорить.

От большинства предложений такого рода за версту несёт, как минимум, наивностью, как максимум – слабоумием. Потому что они однобоки, не предлагают решения проблемы и в большинстве своём находятся на уровне сочинения 5-классника Коли на тему: «Что было бы, если бы все жители Земли отказались от использования оружия». Надеюсь, когда-нибудь люди, тратящие энергию и время на подобные инициативы, займутся каким-нибудь реально полезным делом – например, организуют фонд помощи родителям-одиночкам.

Дарья Прокопьева: Бэби-боксы для детей и для женщин

На сайте Елены Мизулиной 28 сентября появилось сообщение о том, что правительство России поддержало законопроект о запрете бэби-боксов. Так называют специально оборудованные места с колыбелью, где мать, решившая отказаться от ребёнка, может оставить новорождённого.

Бэби-боксы созданы в том числе для комфорта матерей и безопасности детей-отказников. Чтобы женщины из стыда или страха перед наказанием по статье об «Оставлении в опасности» оставляли малышей не на пороге какого-нибудь приюта, а в специально оборудованных окнах в медучреждениях. Если глядеть на ситуацию под таким углом, существование бэби-боксов кажется вполне оправданным. Поэтому я категорически против инициативы Мизулиной и рада тому, что 29 сентября источник в аппарате правительства РФ сообщил «Интерфаксу», что отзыв кабинета министров на этот законопроект не утверждён.

Но хуже всего в этой ситуации даже не возможный запрет бэби-боксов, а его обоснование. Елена Мизулина утверждает, что государству не следует поощрять отказы от новорождённых, поскольку подобная практика не избавляет матерей от непростых жизненных ситуаций, а лишь усугубляет положение. Но ведь это не так. Достаточно представить мать большого и бедного семейства, в котором появился ещё один «рот», чтобы понять, почему некоторые женщины отказываются от своих детей. Чаще всего это не прихоть, не эмоциональный порыв, а продуманное и тяжёлое решение. И это решение всё-таки может смягчить непростую жизненную ситуацию. Потому что одно дело – кормить троих, и совершенно другое – четверых детей. Потому что одно дело, когда молодая девушка в одиночку выживает на зарплату в 10-15 тысяч, и совершенно другое – когда к ней присоединяется нуждающийся в постоянной опеке малыш.

Бэби-боксы, аборты, средства контрацепции – все эти вещи направлены на помощь женщинам. И избавляться от них означает ставить представительниц этого пола в по-настоящему трудную ситуацию, когда их жизнью будет руководить наличие средств. Тех самых, что пригодятся для не включённого в полис ОМС аборта, дорогостоящих препаратов или даже взяток людям, которые могут помочь отказавшейся от ребёнка матери сохранить анонимность. Апокалипсическая картинка складывается.

Татьяна Акишина: Унижение мужчин страшнее избиения женщин?

Три дня назад сенатор Елена Мизулина заявила, что одной из главных проблем в России является не насилие в семьях, а грубость, причину которой она видит в отсутствии «ласки и уважения, особенно со стороны женщин». По мнению Мизулиной, когда женщины обижают мужчин, это гораздо хуже, чем когда мужчины – женщин.

«У нас проблема в семьях не столько домашнее насилие. У нас одно из самых продвинутых законодательств применительно к ответственности за домашнее насилие. А грубость — низкий уровень культуры общения, нет ласки, нет уважения — особенно со стороны женщины, этот фон задаёт женщина в семье: уважение к супругу, авторитет в семье — это обязательно. Мы, женщины, слабые создания, нам «всё можно». Мы не обижаемся, даже когда, видите, бьёт мужчина свою жену — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину. Мужчину унижать нельзя», - пояснила Елена Мизулина.

Мне кажется, в последнее время наш сенатор совместно с РПЦ пытается оправдать домашнее насилие и убрать наказания за него. Церковь заявляла, что насилие в семьях это практически нормально, поэтому женщины должны всё молча сносить, а наше законодательство только вмешивается в жизнь людей. Теперь Мизулина выставляет мужчин какими-то нежными фиалочками, которых терроризируют злобные представительницы слабого пола.

Согласна, что грубость порождает насилие, но почему именно в отношении мужчин? По словам сенатора, можно подумать, что все представители сильного пола носят своих дам на руках, выражают галантность и уважение по отношению к ним, а неблагодарные женщины их унижают, хамят и постоянно тыркают. Это какое-то однобокое и совершенно необъективное высказывание. Складывается ощущение, что в окружении нашего дорогого сенатора встречаются только такие запущенные случаи.

Я всегда считала, что чаще всего люди относятся к друг другу так, как обращаются с ними. Если мужчина не ценит свою жену, то в большинстве случаев она будет отвечать ему тем же. И наоборот: те, кто излучают взаимоуважение, понимание и ласку, получают положительное отношение к себе. Конечно, бывают ситуации, когда один человек проявляет нежность и заботу, а другой этим просто пользуется. Но это скорее больные отношения с односторонней любовью.

Хватит уже оправдывать домашнее насилие и искать виноватых. Это такое же преступление, посягательство на здоровье и жизнь человека. Если такие случаи происходят – нужно наказывать.

ИА «Чита.Ру»

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter