СЕЙЧАС +9°С

Ондатры пришли в Краснокаменск — в обзоре районных газет

Удивительное всегда рядом, нужно быть только чуточку внимательнее к тому, что тебя окружает.

Никогда не устану повторять, что районные газеты беспрестанно греют душу многими своими публикациями: будь то рассказ о 88-летней бабушке, родившейся в селе, которого сейчас и на карте нет, или же разговор о самых, на мой взгляд, грациозных представителях животного мира — лошадях. На этой неделе нам даже поведали о бобрах, внезапно поселившихся на озёрах Краснокаменска.

«Все чаще животные удивляют нас своим необычным поведением. Мы замечаем, что в определённые месяцы некоторые звери и птицы, словно по мановению волшебной палочки, появляются в нашей местности, а потом вдруг исчезают», — пишет журналистка газеты «Слава труду». Краснокаменцев, к слову, удивили не то бобры, не то ондатры, которые порой прямо к домам приходят.

Екатерина Леонова родилась в селе Арашантуй Акшинского района в большой крестьянской семье, в которой было 12 детей. «Меня все время свои называли «медичка, медичка», потому что я постоянно лечила кукол. Началась война, и я в 12 лет пошла работать. В селе остались женщины, старики и дети», — вспоминает она в газете «Сельская новь». Этот человек прошёл через многое. И это достойно памяти.

— Где-то год я проработала в яслях, а потом ушла в колхозную бригаду: боронили, пахали на быках, сеяли вручную, пололи — все делали. Был один трактор, и тот стоял неисправный — никто не мог наладить, добрые мастера ушли на фронт. Боронишь, кругом пыль, ничего не видно.

До окончания войны Екатерина Николаевна работала в бригаде. Ещё поварила на бригаду — всех кормила. Приходилось варить из того, что дадут. Моя собеседница вспоминает, как жилось в годы войны и как они узнали весть об окончании войны.

— Мы были в бригаде, когда из Акши приехал уполномоченный Першин и позвал нас в тракторную будку. Мы сказали, что туда не пойдём, вы нас заставляете подписывать деньги на фронт, а дома нас ругают за это родители, говорят, что мы сами подписываемся. Першин сказал нам, что закончилась война. Мы что — дети да дети, сразу заплакали и все разбежались.

В войну было голодно и холодно. Привезут скотскую овчину, нарежешь из неё что-то наподобие выкроек для ног, завяжешь на ногах вязками и идёшь пахать. Пока пашешь, овчина высохнет, стянет ноги. Приходишь на обед и замачиваешь её, чтобы размокла. Еда была скудной. Взрослые привозили скотину, которая при смерти, и докалывали её на мясо. Хлеба давали 200 граммов на сутки. Собирали на поле колоски, мололи их. После уборки колхозного картофеля разрешали собирать на поле оставшийся картофель для себя. Приходилось раскапывать мышиные кладовые — у них там запасы зерна на зиму, колосок к колоску лежит. У родителей были козы, бараны, свиньи — всех отдали для фронта, осталась одна корова.

Когда повзрослела, то после окончания войны продолжила работать в колхозе, а потом ушла работать в Акшинскую МТС учётчиком. Там проработала 11 лет. Когда МТС закрыли, Екатерина Николаевна вновь перешла работать в колхоз и работала на свиноферме старшей свинаркой. Когда всех свиней сдали и ферма закрылась, стала работать на колхозной птицеферме заведующей. В это время Екатерина Николаевна проживала в Новоказачинске. Но потом и птицеферму закрыли, так как открылась Акшинская птицефабрика. И вновь работа в колхозе. Работала в Новоказачинске на почте почтальоном, возила почту на лошади из Новокургатая. Проработала на почте свыше 10 лет и оттуда ушла на заслуженный отдых. Затем дочь Людмила перевезла Екатерину Николаевну в Акшу, купила ей дом, где она жила вместе с сыном (у Екатерины Николаевны двое детей). После смерти сына её к себе забирает дочь. У Екатерины Николаевны двое внуков и 5 правнуков.

Честный, добросовестный труд Екатерины Николаевны не остался незамеченным. Она награждена юбилейными медалями 50, 60, 65, 70 лет Победы, «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», награждена медалью «За освоение целинных и залежных земель», является ветераном труда. В конце 60-х годов её отправляли в Москву на ВДНХ за высокие показатели работы на свиноферме старшей свинаркой, но ей не на кого было оставить семью (престарелая мать, хозяйство), и она отказалась. Екатерина Николаевна была депутатом Новокургутайского сельского Совета, участвовала в художественной самодеятельности. Будучи членом женсовета ходила по неблагополучным семьям, где не учились дети, разговаривала с родителями, просила их отправлять детей в школу. Иногда попадало им, членам совета, от нерадивых родителей за то, что заставляли их отправлять детей в школу.

— Наше детство было не сахар, — вспоминает Екатерина Николаевна, — а сейчас детям что не жить — что захотят, то им родители и преподносят на блюдечке. У нас спичечный коробок вместо игрушки и то не всегда был. Мы как-то боялись что-нибудь сделать необычное, меньше хулиганили. Нам говорили: «Нельзя, Бог накажет». А сейчас дети ничего не боятся. Кто их накажет? Сейчас они знают законы, попробуй тронь их.

— У детей сейчас возможностей больше, — продолжает Екатерина Николаевна. — Наши правнуки объездили полстраны (играют в хоккей, — авт.), а мы ничего не видели — одни быки. Сейчас учись, не ленись, и всё будет. Мы прожили свой век. Сколько перенёс один человек за войну, а День Победы сейчас не хотят праздновать. У меня два брата погибли в ту войну, ещё двое, Сергей и Николай, были ранены и после войны долго не прожили.

Вот такая трудная, нелёгкая жизнь за плечами Екатерины Николаевны, в которой было всё: голодные и холодные военные годы, тяжёлый крестьянский труд, радость рождения детей, внуков и правнуков. Мы поздравляем Екатерину Николаевну с днём рождения, желаем здоровья, благополучия, любви и уважения родных и близких. Она это заслужила.

Сергей Киселёв. «Сельская новь» №46 от 25 ноября

Защитником Улётовской центральной районной больницы на неделе выступил тренер местной спортивной школы Лелеков, которому о-о-о-очень много раз вправляли вывихнутые конечности местные врачи. В газете «Улётовские вести» он отвечает на публикации в этом же издании, которые поднимали проблемы этой самой ЦРБ. «Не обращайте внимание на злые языки и пресекайте все домыслы о вас праведными делами», — советует Лелеков персоналу больницы.

«Как только свернули на дорогу, ведущую в падь Юлия, сразу же провалились в снежную чистоту. Белое небо, словно пуховая шаль. На природе, сцепленный из узоров снежинок, покров. Хитро петляет по нему дорога. Вернее, много дорог и все езженые: кому-то надо по дрова, кому-то на охоту, а кому-то просто так на прогулку», — так красиво начинает свой материал журналистка газеты «Красное знамя». Недавно она посетила лошадиную стоянку и пообщалась с её хозяином.

А дальше, ещё интереснее. Минутами раньше в крестьянско-фермерское хозяйство Духненко прибыла группа ветеринаров (о них отдельный рассказ!) для забора крови у лошадей и взятия ещё анализов у других животных. Световой день короткий, план мероприятий насыщенный. Они сразу же приступили к работе.

Хозяин стоянки Илья Анатольевич Духненко рассказал, что разведением лошадей, овец, крупного рогатого скота мясного направления занимается свыше восьми лет. Дело это семейное, для души. По специальности он инженер-эколог. Работает пожарным. Как только появляется возможность, едет сюда. Его задача - дело организовать, отладить и поддержать в нужном тонусе.

Фермер пояснил, что косяк — это примерно 10-15 маток с жеребятами и один хозяин-жеребец. Отношения между разными косяками своеобразные. Когда встретились два косяка, мы наблюдали, как вожаки начали между собой ругаться на своём лошадином языке и делить территорию. Распри утихли, когда пришло им время пройти ветеринарные процедуры.

Илья Анатольевич собак ласково покормил, попросил скотников загнать ещё косяк лошадей в заграждение. Оттуда их по очереди направляют в раскол, это такой специальный сквозной коридорчик для необходимых манипуляций. Больно ли им сдавать кровь на анализ? Сложно сказать. И хотя они и дикие, друг от друга пугаются, но всё-таки умные животные. Что ж поделаешь? Надо потерпеть.

— Лошади — они неприхотливые, — продолжает фермер. — Могут обходиться без пастуха. Умеют корм копытить и пищу находят даже под снегом. Упитанность у них нормальная. В этом году трав заготовлено достаточно. Планируем развивать кормозаготовительную базу семейного предприятия. Недавно комбайн приобрели. Сама эта местность, где луга чередуются с лесами, располагает заниматься животноводством.

Сейчас спрос на конину возрастает. Если раньше было не так много ценителей этого диетического продукта питания, то сейчас всё меняется. Есть заказы на мясо от жителей Карымского района. Его закупают как в Забайкальском крае, так и за его пределами. Якутам, например, оно нравится своим вкусом и питательными свойствами. Они его прямо мёрзлое отрезают и едят. Вопросы с организацией рынка сбыта есть. Легче и выгоднее договориться на небольшие оптовые поставки мяса, чем реализовывать по одной голове. В основном продажи осуществляем в холодное время года, ведь чтобы перевозить его летом, нужно специальное оборудование. Думаю, эти проблемы общие для многих фермеров.

Непросто подобрать работников для такого предприятия. Казалось бы, что сложного в том, чтобы работать на скотном дворе, ухаживать за животными? На самом деле не так много людей, которые бы были готовы трудиться в любую погоду. Чтобы усмирить коня, нужно прилагать большие физические усилия и быть таким, чтобы он тебя слушался. Специфика такова, что скотники по два-три человека работают по 10-15 дней, сменяются, отдыхают, затем снова возвращаются на ферму. В нашем небольшом коллективе в основном разнорабочие из Поселья и Урульги. Они сейчас ветеринарам помогают.

— Илья Анатольевич, у Вас есть любимая лошадь?

— Уже много лет мой любимый конь Рыжка. Я на нём на охоту езжу.

— И собачек с собой берёте?

— Ну, а как же без них. Вместе охотимся.

— Животные ведь для того и созданы, чтобы служить человеку, а он несёт за них ответственность.

Подготовила Елена Наконечная. «Красное знамя» №93 от 19 ноября

Каларский район — место необычное. Мало того, что посреди нашей суровой природы находятся знаменитые Чарские пески, но, оказывается, причуды природы на этом не закончились. «Северная правда» рассказала о том, что в 70-ти километрах от села Чара находится настоящий горячий ключ.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter