СЕЙЧАС +15°С

«Если их ограбить, то Новый год встретим хорошо!»: примета не оправдалась

Покушение на убийство заслуженного учителя РСФСР и грабёж — наводчиком оказался бывший ученик, а одним из грабителей — потомок уважаемых в Чите купцов.

«Если их ограбить, то Новый год встретим хорошо!» — подбивала Анна Трофимова накануне 1961 года своего мужа — 43-летнего Всеволода Замошникова. О том, что у четы Губановых есть деньги, рассказал Павел Лукин. Он жил неподалёку, а хозяйка квартиры, заслуженный учитель РСФСР Клавдия Васильевна Губанова, ранее была его учительницей в читинской школе №1. Замошников и его квартирант — 24-летний Геннадий Серёдкин, — сделав фальшивые обложки для удостоверений работников горкомхоза из красной обложки книги стихов Исаковского, пошли на дело. Но Новый год все они встретили в КПЗ.

Это блог о громких преступлениях и занимательных событиях прошлого, которые происходили в разные годы в Забайкальском крае и не только. Автор — пресс-секретарь Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк — будет теперь рассказывать о них не только на страничке в Instagram (запрещённая в России экстремистская организация), но и на «Чита.Ру».

Накануне преступления Замошников, Серёдкин и Трофимова пьянствовали целый день. Распивали тройной одеколон, купленный на деньги, вырученные от продажи краденого. Вечером «на огонёк» зашёл Лукин. Тот был при деньгах и внёс в общий котёл сто рублей, на которые купили водки. Допили и её. Тогда-то Павел и сказал, что у «училки», которая сейчас на пенсии, денег целый диван. Договорились, что на грабёж пойдут на следующий день.

Поделиться

Утром Лукин не пришёл, а потому осуществлять задуманное в четыре часа дня пошли без него. Договорились, что Замошников будет убивать женщину, а более молодой Серёдкин — её мужа. Губановы поверили лже-работникам горкомхоза и впустили их. Те для вида замерили размеры кухни, а потом Замошников набросился на хозяйку квартиры: шилом, принесённым с собой, он стал бить её в шею. Серёдкин припас зубило — им он стал бить по голове Губанова. Затем, посчитав, что супруги мертвы, они сбросили их в подполье и прикрыли крышку.

Серёдкин тут же облачился в полупальто и валенки хозяина квартиры, а свою окровавленную телогрейку бросил на кровати. Прихватив отрез материи, меховой воротник и облигации, Геннадий, как договаривались, пошёл за машиной, чтобы вывезти добро. А Замошников в это время должен был собрать хорошие вещи.

Серёдкину не терпелось обменять облигации на деньги — получив 2 тысячи рублей в Сберкассе, тут же купил 3 бутылки коньяка, колбасы и... загулял, забыв про товарища. А тот, после того как Серёдкин ушёл, увидел непочатую бутылку вина, которую Губановы купили для себя, чтоб встретить Новый год, и выпил её. Затем просидел два часа (!), тупо глядя в одну точку. Заглянул в диван. Денег там не оказалось, зато нашёл в шкафу 3 тысячи рублей и взял их.

Поделиться

Стемнело, а Замошников по-прежнему сидел в квартире. Примерно в семь вечера вдруг услышал, как из подполья Губанова стала звать на помощь. Всеволод выскользнул из квартиры, а Губановых освободили соседи — к счастью, серьёзных ранений грабители им не нанесли.

«Воровать нас заставило пьянство», — на суде Замошников свою вину признал частично, отрицая то, что шёл убивать. Серёдкин же вину признал полностью.

За покушение на убийство и грабёж Замошников и Серёдкин были приговорены к расстрелу, Трофимова получила 10 лет лишения свободы, Лукин — шесть.

В этой истории интересен один из грабителей — Всеволод Замошников, который родился в 1917 в году на Филиппинских островах, в городе Манила. Его родители в ту пору были в эмиграции. Позже отец Всеволода Алексей Замошников с 1917 по 1921 год возглавит Читинскую почтово-телеграфную контору, а в 1926 году станет основателем плодово-ягодного питомника в Атамановке.

Поделиться

Он много писал об электрификации железных дорог восточного Забайкалья с использованием электроэнергии Братской ГЭС, составил проект постройки в Чите электростанции с использованием озера Кенон для увеличения объёма общего водохранилища и постройки ГЭС. Сын, к сожалению, не пошёл по его стопам. Прошение о помиловании в Верховный суд РСФСР написала сестра Всеволода, известный педагог Читинского пединститута Надежда Алексеевна Замошникова:

«Всеволод — самый младший в семье. На его долю выпало меньше счастья и удач, чем у старших братьев и сестёр. Разруха после революции, арест отца... 15-летним подростком поступает на работу. Брат очень способен к труду. Так нас учили и отец, и мать. Наша беда то, что брат пристрастился к вину. В семейной жизни брат тоже большой неудачник. Его жена Анна Трофимова сама употребляет алкоголь, нигде не работает. По характеру он очень мягкий, добрый, бесхитростный.

Весть о том, что брат явился участником злодейского нападения на квартиру пенсионеров Губановых, потрясла меня до глубины души. Зная его характер и его миролюбивое отношение к людям и жизни, никак не увязывалось с его попыткой пойти на грабёж и убийство. Только в пьяном, затуманенном и отравленном спиртным сознании можно так действовать.

Всё поведение брата — яркий пример тому, до чего доводит алкоголь. Как этот русский богатырь Всеволод, красивого телосложения, одарённого ума, талантливый к труду, доброй души человек мог опуститься до сорняков общества, и почему его мир замкнулся в пределах маленькой кучки людей?»

Надежда Алексеевна просила суд помиловать её брата, но приговор суда был оставлен без изменения, и Всеволода вместе с Геннадием Серёдкиным казнили в сентябре 1961 года. А его жена, отсидев 8 лет из 10, и помилованная за хорошее поведение, написала в Читинский областной суд небольшое письмо, в котором сообщила: «Находясь на свободе, среди народа, я всем объясняю, что никогда не надо попадать в заключение! Свобода дорога, её надо ценить!»

P. S. В этом уголовном деле, между страниц, на которых льётся кровь и обнажаются человеческие пороки, 60 лет назад кто-то положил цветок. Словно напоминание, что есть в нашей жизни ещё и другая сторона.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter