СЕЙЧАС +23°С

Буянов о прохождении муниципального фильтра: Никакого бреда!

...маятник остановился почти на нуле. Один-два забракованных листа поддержки могут решить дело не в пользу Кошелева. При этом два подписанта куда-то исчезли – ни он сам, ни мы не можем их найти. Ситуация настораживает, а всякая двоякость будет трактоватьс

Кандидат в губернаторы Забайкальского края от партии «Гражданская платформа» Алексей Кошелев первым среди претендентов на пост главы региона сдал в избирком подписи глав администраций и депутатов, необходимые для прохождения так называемого «муниципального фильтра». И первым столкнулся с проблемами: избирком забраковал несколько десятков подписей, и Кошелев оказался в шаге от отказа в регистрации в качестве кандидата в губернаторы.

Комментарии по поводу происходящего появились в аккаунтах Кошелева в социальных сетях «ВКонтакте» и Facebook (запрещённая в России экстремистская организация) 9 июля, были быстро подхвачены журналистами, но ещё быстрее удалены. На следующий день «ВКонтакте» Кошелев сообщил о том, что «имела место попытка взлома страниц в социальных сетях». Неизвестные и редкие на территории Забайкальского края хакеры, по информации владельца аккаунта, «напакостили, в том числе удалили друзей», но «сейчас все восстановлено».

В записи, которую можно отнесли к пакости, хакеры написали о том, что «признаков подделки» в подписях, в принципе, быть не может, так как нотариус никогда не будет удостоверять никакую подделку». «Это уголовно наказуемое деяние. Где вы встречали нотариуса, который бы добровольно хотел идти в тюрьму? Поэтому всё написанное в статье бред! Всё нормально, мы работаем в прежнем режиме», - писали интернет-разбойники.

Несмотря на то, что сообщения в соцсетях были выставлены за чьё-то хулиганство, глава избирательной комиссии Забайкальского края Валерий Буянов прокомментировал ИА «Чита.Ру» ситуацию с проверкой подписей в пользу Алексея Кошелева и высказывания по поводу того, что и почему можно считать бредом.

- Когда говорят о тех или иных решениях избиркома, большинство окружающих почему-то склонны их персонифицировать и сводить работу избиркома – коллективного органа – к личности. Но это не совсем корректно, точнее, совсем не корректно. Основную работу, в том числе и сейчас, по проверке документов, представляемых кандидатами в губернаторы, избирательными объединениями ведёт рабочая группа. В неё входят пять членов избирательной комиссии с правом решающего голоса, представляющие партии КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия» и «Яблоко». Плюс два члена комиссии, работающие на штатной основе, и два сотрудника аппарата избиркома. Один из них отвечает за техническое, второй – за юридическое сопровождение работы группы.

Все решения принимаются в открытом режиме после коллективного обсуждения. А на заседаниях рабочей группы, которые сейчас проходят практически каждый день, даже в выходные, я не присутствую. Моя задача - координировать работу самой комиссии, обеспечивать качественную подготовку материалов к её заседаниям, добиваться, чтобы по каждому вопросу решения были взвешены, обоснованы, соответствовали закону. А затем, чтобы они становились известны общественности.

- Что в итоге произошло с документами Кошелева? Часть подписей принадлежит людям, которые не являются депутатами и главами?

- Да. И для нас это странная ситуация – охарактеризовать её можно именно так.

Внешне эти подписные листы от других ничем не отличаются. Мы на память не знаем, какие депутаты существуют на самом деле, а какие нет. Сначала проверяем информацию в системе ГАС «Выборы», в которой есть протоколы всех муниципальных выборов и данные на всех избранных депутатов и глав. Вместе с тем, мы не можем гарантировать, что в системе не произошло сбоя, что какие-то данные не были случайно удалены или не внесены в систему: техника есть техника. В этой связи мы звоним в муниципальный район и запрашиваем у них подтверждающую информацию по депутатам. За устным запросом следует письменный.

Так вот вся эта процедура привела к тому, что 13 подписей оказались принадлежащими людям, которые депутатами и главами не являются. Из них 11 – из Газимуро-Заводского, один – из Дульдургинского и один – из Чернышевского района.

- Как такое может быть? Они не знали, что они не депутаты?

- Я не могу ничего утверждать, но могу предположить, что кто-то подумал: «А! Подпишусь, кто там будет проверять?!» А оказалось, что мы проверяем. Но вероятнее всего, что эти люди не увидели различия между обычными подписными листами и листами поддержки кандидата людьми, имеющими особый статус.

- Это не единственное нарушение?

- Да. Ряд подписных листов оказались оформлены с орфографическими ошибками или небрежно. Некоторые фамилии читались в разных графах листа поддержки по-разному, где-то ещё и нотариус третий вариант написания применил. И у членов комиссии возникли законные вопросы: какая всё же фамилия у человека, как он подписывал эти документы и подписывал ли вообще?

Было принято решение опросить самих депутатов и глав. В отличие от первого случая, сомнений по поводу того, являются ли эти люди депутатами, не было. Опрос был проведён, и нам прислали сообщения о том, что, да, мы действительно подписывались.

Дальше. Мы хорошо готовились к проведению выборов. У нас есть список всех нотариусов. А также всех глав, всех заместителей глав и специалистов сельских поселений, которые обладают правом нотариального заверения подписей. Даже образцы подписей этих людей есть. Увидев небрежность в оформлении подписных листов, мы запрашивали информацию о том, действительно ли была заверена подпись. В данном случае вызывали вопросы уже не личность подписанта, и не качество его подписи, а подпись заверителя. На эти запросы мы также получали ответы.

В третьем случае оказалось, что у того, кто подписывается, и у того, кто эту подпись заверяет, одна и та же фамилия. А закон запрещает близким родственникам заверять подписи друг друга. Мы отправили запросы в ЗАГС – действительно ли подписант и заверитель не являются близкими родственниками. На все из этих запросов уже получили ответы.

И последнее – тот пункт, который вызвал наибольшее негодование. Согласно установленным правилам, весь подписной лист желательно должен быть заполнен одной рукой. Желательно! Но та часть листа, где поставлена подпись, и стоит дата и время подписания, всё это должно быть в обязательном порядке заполнено одной рукой – это уже жёсткое требование. Так вот именно в написании именно этих вещей почерки были разные. Мы выбрали листы, где были замечены подобные нарушения, и отправили их на экспертизу в МВД. И экспертиза подтвердила, что часть подписного листа заполнена разными людьми. Поэтому они и были забракованы.

- Сколько всего забраковано?

- Всего 37 листов и шесть поставлены под сомнения. Плюс два листа не забраковано – это ситуация с одинаковыми фамилиями, сами листы в порядке. Всего он представил по максимуму - 363 подписи при обязательном минимуме в 346 подписей. Дельта здесь всего 17 подписей.

- Какие у него варианты?

- Он вчера уже 30 подписей внёс заново.

- И влез в 346?

- Влез, но маятник остановился почти на нуле. Один-два забракованных листа поддержки могут решить дело не в пользу Кошелева. При этом два подписанта куда-то исчезли – ни он сам, ни мы не можем их найти. Ситуация настораживает, а всякая двоякость будет трактоваться, скорее всего, не в пользу Кошелева.

- Какое у вас первое впечатление от подписей, принесённых на замену?

- На первый взгляд качество хорошее, но окончательное решение примет рабочая группа завтра.

Работа командой Кошелева была проделана, конечно, колоссальная. Например, вчера в первой половине дня нотариус посёлка Богдарино заверил подпись, а после обеда её привезли нам. Из Букачачи привезли, из Нерчинско-Заводского района. Из Баляги – посёлка в Петровск-Забайкальском районе – привезли молодую женщину-депутата, которая подтвердила нам, что это, действительно, она подписывалась.

- Как можно прокомментировать высказывания про бред?

- На всех заседаниях рабочей группы присутствовали представители Кошелева. Когда начались выявления нарушений, они об этом своевременно извещались. Когда рабочая группа подытоживала выявленное при проверке, у представителей Алексея Геннадьевича вопросов не было, они согласились с тем, что брак имеет место, и его надо устранять.

Второе. 4 июля рабочая группа, обобщив факты, пришла к выводу, что часть подписных листов надо отправить на почерковедческую экспертизу. Утром приняли решение, в три часа дня я подписал документы, и их увезли на экспертизу, результаты которой мы получили 5 июля. Вчера, 8 июля, мы получили исправленные подписи. Часть подписных листов были датированы 4 или 5 июля. То есть они ещё в ходе проверки начали их фактическую замену.

- Кто ещё сдал подписи?

- Вчера, 8 июля, весь пакет документов, включая подписи для прохождения муниципального фильтра, предоставила Василина Кулиева. Приём документов на регистрацию кандидатов в губернаторы завершается 24 июля в 18.00. После того, как мы принимаем документы, у нас по закону есть 10 дней для их проверки и принятия решения о регистрации или отказе в регистрации.

- Как идёт работа с партиями?

- Краевой список и список одномандатников зарегистрирован только у партии «Зелёных». Заверены краевые списки и списки одномандатников у региональных отделений партий «Патриоты России» и «Гражданская платформа». Сегодня представило документы региональное отделение КПРФ, мы с ними работаем.

«Справедливая Россия» провела конференцию, «Единая Россия» уведомила нас о проведении конференции 12 июля. В «Аграрной партии» и «Трудовой партии в России» готовят документы.

- Представители властных структур не давят на вас?

- Фактов давления нет. Есть вполне понятное желание узнать, как обстоят дела, что называется «быть в курсе». Мы в рамках возможного и положенного информацию выпускаем. Словом, с органами исполнительной власти работа идёт в том же режиме, что и со СМИ, что и с политическими партиями – в строгом соответствии с законом.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter