Реклама
СЕЙЧАС -23°С
Все новости
Все новости

История болезни - с каблуков на костыли

Первые две операции, которые Ольга Евстратова перенесла из-за травмы ноги, прошли в 2014 и 2015 годах.

Первые две операции, которые Ольга Евстратова перенесла из-за травмы ноги, прошли в 2014 и 2015 годах. Тогда нынешний глава краевого минздрава Сергей Давыдов возглавлял «Академию здоровья», и именно там, по словам Евстратовой, Давыдов вместе с ещё одним хирургом чуть не лишил её ноги.

После падения в быту осенью 2014 года, правый голеностоп у Ольги начал сильно болеть, первое время Евстратовой назначали только физиотерапию и таблетки, но это не помогло: стопа и пальцы начали опухать, женщина уже не могла нормально ходить. Тогда-то она и попала на приём в «Академию здоровья».

Операции, удары током и боли

Рентген ноги показал, что проблема куда серьёзнее, чем простой ушиб или растяжение. Ольге поставили краевой перелом лодыжки и разрыв связок. Вместе со снимками она пошла в «Академию здоровья», где её принял врач Олег Кошкин.

По словам Ольги, он предложил ей два пути: сшивание связок через отверстие в пятке, либо установка титановых пинов (искусственные пластины, созданные для фиксации мембран — Н.И.). При этом он заверил, что после операции сустав будет загипсован, и после 4 недель реабилитации Ольга сможет выйти на работу. Евстратова согласилась приобрести эти самые пины, стоимость которых, по её словам, составила 30 тысяч рублей, и провести операцию, которую назначили на 30 декабря 2014 года.

Операция не задалась с самого начала. На Ольгу не действовал наркоз, из-за чего хирург принял решение сделать ей дополнительный укол. Но и это не помогло, так как Евстратова проснулась посреди операции.

Именно в это время на мониторе она увидела, что ей установили длинные спицы, хотя в операцию это не входило. Кошкин потом объяснил, что спицы необходимы для скорейшего заживления.

Ольге загипсовали ногу, назначили несколько уколов и отправили на новогодние праздники домой. Вечером того же дня нога начала сильно болеть. Супруги позвонили Кошкину, но, по словам Евстратовой, он лишь посоветовал ослабить гипс.

До 5 января, по словам Евстратовой, никакого наблюдения врачи не осуществляли, а 8 января Кошкин заявил, что готов выписать пациентку, несмотря на то, что нога сильно болела, а швы ещё не сняли.

9 января боли в ноге усилились, нога сильно отекла. На следующий день они поехали в больницу, где Олег Кошкин принял решение снять гипс и удалить металлические спицы и назначил гальванические ванны с прикреплением электрода. По словам Евстратовой, проводить такие процедуры при наличии металлических конструкций (установленные в ногу титановые пины — Н.И.) нельзя, но врачи не обратили на это внимания. После процедуры состояние только ухудшилось: нога отекла сильнее, корочка кожи на месте операционного шва размякла, образовался некроз и свищ. 28 января её повторно госпитализировали в «Академию Здоровья».

Поделиться

Поделиться

По словам Ольги, в её медицинской карте было написано, что гипс она снимала самостоятельно отказывалась от приёма таблеток, пропускала занятия, однако, как она утверждает, гипс самостоятельно снять было невозможно, так как спицы тоже были загипсованы. Позже, по её словам, врачи сказали, что установленные спицы раздробили сустав, из-за чего подшитый костный фрагмент мог спровоцировать осложнения.

Всё это время состояние ноги всё ухудшалось. На очередном осмотре 30 января Кошкин назначил Евстратовой приём сосудистых препаратов, витамины и лечение перевязками, а 13 февраля Ольгу выписали с рекомендацией наблюдения у хирурга и невролога в поликлинике по месту жительства. Врачи также рекомендовали лечиться перевязками, выписанными медикаментами и заниматься лечебной физкультурой.

После выписки ситуация продолжила усугубляться. «В зоне воспаления отмечалось покраснение, начались головные боли и общее недомогание. Передвигаться мне становилось все труднее из-за нарастающей боли, я опять стала передвигаться на инвалидной коляске», — рассказала Ольга. По её словам, рана начала гноиться из-за прохождения гальванических ванн, из-за чего они с мужем не раз звонили Кошкину, но тот не знал, что с этим делать. В поликлинике по месту жительства рану промывали, вкалывали антибиотики, но ситуацию это не спасало.

Поделиться

«Через интернет я начала переписываться с ведущими клиниками России, отравляла документы, описывала симптомы болезни, отправляла КТ (компьютерная томография — Н.И.), МРТ (магнитно-резонансная томография — Н.И.), фото голеностопного сустава, просила помощи. Все клиники, куда я обращалась, просили у меня историю болезни, то есть интересовались, какая была операция, какой наркоз, какое лечение. […] Я неоднократно обращалась к Кошкину по поводу выдачи мне на руки выписок из истории болезни. Он всегда отвечал, что готовит, завтра получите, и это было каждый раз. Я не знаю, почему было такое отношение», — рассказала Ольга.

Женщину по интернету проконсультировали в Новосибирском научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии имени Я.Л. Цивьяна (НИИТО). Согласно предоставленному редакции ответу, сотрудники института сделали заключение о том, что в ногу была занесена инфекция во время операции.

Поделиться

Евстратова не раз настаивала на консилиуме, однако он долго откладывался. В конце концов, его провели лишь в марте 2015 года: «На консилиуме я высказала своё мнение по поводу первой операции, по поводу первого наркоза, по инфицированной ране, про гальванические ванны, как меня ударило током, почему я бегаю с инфицированной раной по другим больницам. Ведь операцию проводили они, ответственность какая-то должна быть. Так же я передала в присутствии всех врачей заявление Давыдову, чтобы мне на руки отдали выписки из истории болезни и выписной эпикриз. Давыдов подписал моё заявление на предоставление документов, и сказал, что документы будут готовы через три дня».

Но выписные эпикризы и копии медицинских документов, по словам Евстратовой, выдали лишь в июне. В самой же карте она обнаружила множество фальсификаций, которые, по её мнению, были сделаны для того, чтобы отвести удар от врачей. На самом же консилиуме, рассказала Ольга, Давыдов признал ошибку Кошкина и предложил вторую операцию, которая состоялась в апреле того же года. Она прошла также

неуспешно, фрагмент кости из ноги не удалили. Самостоятельно передвигаться женщина уже не могла, ездила на инвалидной коляске.

Был созван второй консилиум: «Я Давыдову показала заключения врачей НИИТО. Он стал смеяться и сказал, что он позвонит Пахомову (Игорь Пахомов — руководитель клиники патологии стопы и голеностопного сустава — Н.И.) и тот напишет нужное заключение, если я буду подавать в суд. На консилиуме в присутствии всех врачей на мой вопрос, что мне делать и как дальше лечиться Давыдов сказал: «Есть муж, есть дочь, пусть лечат и обеспечивают…» Я была возмущена и задала вопрос Давыдову: «Почему он себя так ведёт, ведь он руководитель?» Все вокруг молчали».

После ещё нескольких осмотров, которые не принесли никакого результата, Евстратова отправилась на третью операцию в Новосибирск. Осколки удалили, зачистили некроз, но предупредили, чтобы Ольга настраивалась на эндопротезирование (операция по замене компонентов сустава имплантантами, которые имеют анатомическую форму здорового сустава и позволяют выполнять весь объём движений — Н.И.). Протезирование сделали в апреле 2017 года.

Ущерб нанесли неустановленные лица

В 2016 году Евстратова обратилась в правоохранительные органы. Было возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда здоровью во время операции. Позже была назначена судмедэкспертиза, которая, по словам Евстратовой, выявила причинно-следственные связи между операциями в «Академии здоровья» и состоянием ноги. При этом в постановлении о назначении экспертизы написано, что вред причинило неустановленное лицо.

Далее с уголовным делом началась чехарда: производство по нему сначала прекратили в марте 2017 года, в апреле зампрокурора Центрального района отменил постановление о прекращении уголовного дела, возобновили его только в июне. В июле его снова закрыли, по словам Евстратовой, даже не уведомив её об этом. Потом снова возобновили, через несколько дней. При этом, по словам Ольги, ей отказали в удовлетворении нескольких ходатайств, в том числе в допросе Сергея Давыдова и Олега Кошкина. В пресс-службе краевого УМВД подтвердить или опровергнуть информацию о том, допрашивались ли Давыдов и Кошкин не смогли, попросив оформить официальный запрос.

Евстратова написала жалобы начальнику следственного отдела при УМВД России по краю, а также в краевую прокуратуру. В УМВД ей ответили, что обращение признано обоснованным, первый следователь же, согласно ответу, строго предупреждена о недопущении таких фактов в дальнейшем.

Одновременно с обращением о причинении вреда здоровью женщина подала заявление о подделке данных в медкарте. По ответу краевой прокуратуры, это дело также находится на рассмотрении.

Сергей Давыдов от комментариев отказался, попросив составить официальный запрос. В своём ответе на него он указал, что «Академия здоровья» - организация, министерству не подконтрольная. Поэтому проверить её по вопросам лечения Евстратовой невозможно. Информацией о ходе расследования Давыдов также не владеет.

В ответе «Академии здоровья» на запрос редакции в частности сообщается, что все обвинения Евстратовой в отношении её лечения в клинике субъективны и недостоверны. Например, что Ольга сама сняла с себя гипс и заменила его на ортез — устройство для восстановления или лечения элементов опорно-двигательного аппарата. Предписания врачей, согласно ответу, Евстратова также не соблюдала, медицинская карта была выдана вовремя, а консилиумы проводились по мере необходимости и своевременно.

Ольга Евстратова сегодня передвигается на костылях, при этом постоянно боясь потерять ногу: «Пришла сшить связки сустава, а вышло эндопротезирование сустава из-за халатности Кошкина и Давыдова. […] Не знаю, как в дальнейшем будет с ногой. Врачи говорят, что у каждого индивидуально. […] Вот с этими мыслями я живу и боюсь остаться без ноги. Стала инвалидом и потеряла покой в семье».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter