Все новости
Все новости

Мальчик или девочка - за 300 рублей

Прежнее руководство минздрава отменило эту абсурдную плату за определение пола ребёнка, а нынешнее — вернуло.

В октябре 2014 года я сама платила 250 рублей за то, чтобы узнать пол своего ребёнка, и ещё, по-моему, столько же за то, чтобы рядом со мной был муж. В мае 2015 года было принято распоряжение, по которому при проведении ультразвукового исследования беременным стали предоставлять информацию о поле ребёнка бесплатно. Там же написано: «исключить из перечня платных медицинских услуг присутствие супруга при проведении УЗИ беременной женщине». Это распоряжение, как выяснилось, нарушается в Забайкальском краевом перинатальном центре.

В очередь. В кассу

В январе в редакцию «Чита.Ру» обратилась женщина, которая пришла на второй скрининг в перинатальный центр. Это примерно срок 21-23 недели беременности. Именно в этот период, чаще всего,хорошо виден пол ребёнка. После процедуры женщина спросила врача «А кто у меня, мальчик или девочка?», - на что ей ответили, что эта услуга платная, а касса уже закрыта.

Женщина, кстати, была больше возмущена не фактом необходимости платы, а формулировкой «касса уже закрыта».

Другая беременная рассказала корреспонденту ИА «Чита.Ру», как полчаса стояла возле кассы, чтобы оплатить эту «дополнительную услугу»: «Это какое-то очередное издевательство над беременными женщинами. То есть,в кабинет врача ты должен войти с квитанцией об оплате. Иначе — не скажут. В результате я простояла в очереди чуть ли не полчаса. Плата,сейчас, кстати, в районе 300 рублей».

Без личной позиции

В ответе на официальный запрос ИА «Чита.Ру» в министерство здравоохранения Забайкальского края майское распоряжение 2015 года не упоминается. В министерстве ссылаются на документы с другими датами.

«Правовыми актами, которыми руководствуются врачи акушеры-гинекологи и врачи ультразвуковой диагностики при проведении пренатального скрининга, являются: приказ Министерства здравоохранения России от 28 декабря 2000 года № 457 «О совершенствовании пренатальной диагностики в профилактике наследственных и врождённых заболеваний у детей»; приказ Министерства здравоохранения России от 1 ноября 2012 года № 572 «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология»; приказ Министерства здравоохранения Забайкальского края от 20 ноября 2015 года № 654 «Об утверждении порядка проведения (дородовой) диагностики нарушений развития ребёнка в Забайкальском крае», - говорится в ответе.

А дальше идёт подробное описание того, для чего нужен скрининг. По мнению краевого минздрава, информация о поле ребёнка при скрининге не важна. Это и понятно, ведь «скрининг» в министерстве расшифровывают как просеивание и отбор. К слову, с английского скрининг так и переводится. Но в данном случае речь идёт о пренатальном скрининге. И это никак не просеивание, а комплекс исследований, направленный на выявление риска развития пороков плода во время беременности.

Называть второй скрининг просеиванием и отбором, конечно, — «верх гуманности». Это уже срок больше половины беременности, чувствуются движения ребёнка, позади напряжённый первый триместр. И даже если во время УЗИ выявляются какие-то отклонения в развитии, это «не просеивание» и «отбор», а необходимость всячески содействовать в сохранении беременности и в случае необходимости быстро оказать помощь малышу после рождения.

«Стандарт пренатального скрининга подразумевает трёхкратное ультразвуковое исследование в течение беременности. Адекватная оценка состояния плода включает в себя соответствие размеров плода сроку гестации, диагностику аномалии развития плода, состояние внутренних органов, наличие пальцев на верхних и нижних конечностях. Кроме того, данное исследование также позволяет выявлять признаки аномалии развития плаценты, плацентарной недостаточности, признаки внутриутробного инфицирования и угрожающих преждевременных родов», - говорится в ответе на запрос.

В минздраве уточняют, что, согласно рекомендациям ведущих учреждений и ассоциаций врачей ультразвуковой диагностики, определение пола плода не является обязательным при проведении ультразвукового скрининга и не имеет прогностического значения.

Краевое министерство здравоохранения ссылается на международную ассоциацию ультразвука в акушерстве и гинекологии, которая в 2011 году выпустила «Практические рекомендации по проведению рутинного ультразвукового исследования плода во втором триместре беременности». В них отмечено, что «характеристика наружных половых гениталий для определения пола плода не является обязательной в контексте ультразвукового исследования в середине второго триместра беременности».

Уже без ссылки на международные ассоциации минздрав объясняет плату за присутствие родственников на УЗИ отсутствием правовых актов: «Присутствие супруга либо иных родственников при проведении ультразвукового обследования беременной женщины правовыми актами не предусмотрено. Внесение данной услуги в «реестр платных услуг» является решением администрации медицинской организации и законодательно не запрещено».

В запросе ИА «Чита.Ру» также спрашивало, сколько средств за год получает краевой перинатальный центр за платные УЗИ, куда эти средства идут. Интересовались мы и личной позицией министра Сергея Давыдова, его отношением к этим 300 рублям за УЗИ. Но минздрав уже традиционно отвечает только на те вопросы, на которые хочет. Остальные игнорируются.

Против системы

Заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Читинской медицинской академии, врач акушер-гинеколог Марина Мочалова сообщила корреспонденту ИА «Чита.Ру», что требование оплаты за определение пола плода и присутствие супруга при проведении ультразвукового скрининга при беременности является неправомочным на основании действующих региональных нормативных документов: распоряжения краевого минздрава №774 от 18 мая 2015 года и приказа №654 от 20 ноября 2015 года, где в утвержденном протоколе второго ультразвукового скрининга были специально введены графы: «наружные половые органы» и «пол».

«Оба документа были подготовлены после обсуждения и одобрения профессиональным сообществом и руководством регионального министерства на тот момент. Вся информация была доведена до сведения руководителей медицинских учреждений, где проводятся этапы ультразвукового скрининга», - говорит Мочалова, в 2015 году работавшая главным внештатным акушером-гинекологом Забайкальского края.

По её словам, представленная ссылка в ответе регионального минздрава на практические рекомендации Международной ассоциации ультразвука в акушерстве и гинекологии не корректна: «Так как упущено важное пояснение: «определение пола плода проводится с согласия родителей и с учётом положений местных законов».

Получается, что прежнее руководство минздрава отменило эту абсурдную плату за определение пола ребёнка, а нынешнее — вернуло. Правда, сделали это без каких-либо отдельных распоряжений, которые, очевидно, выглядели бы странно. Кто определил сумму этой услуги — тоже неизвестно. Тем более, за каждое проведённое УЗИ медицинское учреждение получает деньги из фонда обязательного медицинского страхования. Но этого, видимо, мало. Надо стрясти с беременной ещё хоть несколько сотен.

И даже если на эту ситуацию посмотреть не с позиции закона, который очевидно нарушается, а с позиции человечности, это не меньший абсурд. Платить за присутствие мужа — он что, потребляет дополнительный воздух в кабинете УЗИ?

«Мы всё чаще говорим о сложной демографической ситуации в Забайкалье и необходимости повышения рождаемости, акцентируя внимание на семейно-ориентированной медицине, как можно больше привлекаем будущих отцов к партнёрским родам (с использованием современных перинатальных технологий, не требующих особых финансовых затрат), обеспечиваем свободный доступ родителей к больным детям в отделения реанимации акушерских и детских стационаров, но при этом вновь слышим о фактах абсурдной оплаты за определение пола плода и присутствие супруга при проведении ультразвукового исследования во время беременности. Однозначно, что последнее противоречит любой логике», - добавляет Марина Мочалова.

Вся эта ситуация не только про 300 рублей, а про социально-ориентированную медицину, о которой и говорит Марина Николаевна. Она, наверное, где-то и есть. И кому-то везёт с врачами и роддомами. Но чаще всего нас в жизни сопровождает это феноменальное - «касса уже закрыта». За этой фразой равнодушие, чванство и убогость . И вместо того, чтобы избавляться от подобного в социальной жизни региона, этому потакают на самых верхах, а в ответах на прямые вопросы не могут озвучить даже свою личную позицию. То ли потому, что стыдно, то ли потому, что всё равно.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter