СЕЙЧАС +11°С

Биатлон на Высокогорье - без медалей, но с буфетом

Спонсоры, с которыми пока ведутся переговоры, готовы дать денег на строительство «взаймы», а потом получить обратно, но с опозданием.

Зимние Олимпийские игры пройдут в Корее через три года. Спортсменам пора начать к ним готовится, но что делать если для этого нет ни места, ни условий? С такой ситуацией столкнулась краевая СДЮСШОР по биатлону, уже воспитавшая несколько чемпионов и спортивных звёзд России. Прошёл год, как сгорело здание на Высокогорье, а ситуация на базе только усугубилась - уже и следствие закончилось и виновных нашли, а здание не восстанавливают. Проект базы сегодня зависит от денег спонсоров, поэтому дальнейшее развитие Забайкальского биатлона во власти широты чьего-то кошелька.

Губернатор Забайкальского края Константин Ильковский в конце 2014 года пообещал , что сгоревшее здание спортшколы биатлона на Высокогорье заново отстроят на том же месте в 2016 году. Для начала к 2015 году власти закупят инвентарь и подготовят проект здания, а к следующему 2016-му реализуют. Тогда же Ильковский обмолвился, что судьбы построенных без нормального проекта зданий, каким и была сгоревшая база, чаше всего заканчиваются печально.

Три коробки

Нынешний директор базы Алексей Пляскин приступил к обязанностям в конце января. В прошлом курировавший биатлон в Хилке, Пляскин, казалось бы, должен знать, что необходимо для качественного тренировочного процесса, однако на мой вопрос, какой он видит школу, ответил «я ещё слишком мало времени на этой должности и успеть сделать всё, что планируется за такой период сложно».

Сгоревшее здание несколько лет использовалось без приёма в эксплуатацию из-за земельных споров, возникших при строительстве, которые продолжаются до сих пор. Пляскин говорит, пока не оформлена земля и не имеется кадастрового номера, строить нового ничего нельзя. «Мы делаем одну заявку, на неё ответ приходит в течение месяца, потом другую. Пожарный период был у нас длительный, он долго не позволял нам вести деятельность. Эти процедуры занимают время», - отчитывается директор.

Пока разрешений ещё не получено, самое время обсудить, как же будет выглядеть новая школа. Проекты предлагают все, начиная от родителей, заканчивая министерством спорта. Здесь как раз начинается интересное: планов громадьё, а денег на них нет.

Вопрос со спонсорами, по словам директора, пока только обсуждается и от наличия средств будет зависеть, к какому проекту привязаться. «Какая сумма будет, такой и проект - либо хороший, качественный биатлонный комплекс, либо что-то приспособленное к занятию спортом. Всё зависит от средств».

Пляскин неохотно озвучивает, что к этому зимнему сезону обязательно «что-то будет». «Мы примем обоюдное решение, варианты обговорим и сделаем реальное. Зимой к началу сезона, мы подготовим место, где переодеться, кататься и взять лыжи напрокат. Разве что формат пока не определён», - делится планами Пляскин.

Формат в понимании директора особенный. По словам сотрудника школы, пожелавшим остаться неизвестным, речь идёт о трёх-четырёх помещениях контейнерного вида, которые можно приспособить под раздевалки и прокат лыж. О том, где разместятся и будут жить спортсмены – речи не ведётся. «Чтобы не завалить биатлон совсем, принято решение пойти по компромиссу. Потом они скорее всего, уйдут для работы судей и тренеров», - уточнил источник.

Сам же Пляскин говорит, что на данный момент ничего конкретного не решено, но планы хорошие и перспективные: «Хотелось бы иметь биатлонный комплекс общероссийского уровня. Спортсмены его заслужили».

Поделиться

Родительская коммерция

В это же время другой проект видится в глазах родителей. Экс-директор школы по биатлону Геннадий Ковалёв, который поддерживает отношения с родителями воспитанников, рассказал, что инициаторы предложили проект здания в 200 квадратных метров, с раздевалками, буфетом и прокатом лыж. Проект чистой воды коммерческий и для развития биатлона такой проект не пойдёт.

«Таких условий, как на лыжной базе Высокогорья, нет нигде в России. База стоит на высоте 1 100 метров над уровнем моря и в этом её преимущество. Воспитанники живут там же, где и тренируются. За 10 лет работы директором дети выступали хорошо, завоёвывали золотые медали на соревнованиях, попадали и в сборную. Конечно, трагедия, которая произошла в прошлом году всё изменила», - вспоминает Ковалёв. Раньше мы собирали по 60-70 детей, которые жили, питались и тренировались, используя для себя фактор среднегорья».

Ковалёв уточняет, что в Корее, где пройдут Олимпийские игры 2018-го, высота над уровнем моря ниже нашей и тот же часовой пояс. Акклиматизироваться сборной России, если бы они приехали тренироваться в Забайкалье, оказалось несложным. Но, как приехать туда, где для спортсмена ничего нет, кроме буфета?

«Понятно, что деньги нужно зарабатывать, но это, скорее вторичная задача базы. Если на ней не воспитываются звёзды биатлона, то смысла в ней нет совсем», - подчёркивает Ковалёв.

Сам тренер считает, что на Высокогорье надо строить гостиницу, не менее, чем на 100 человек, и комнаты для подготовки лыж. «Если их не будет, нам никто никогда не даст провести соревнования. Одна комната занимает площадь в 24 квадратных метра и летом их можно использовать как жильё. Должен быть и дом для хранения оружия», - рассказывает Ковалёв.

Денег нет!

Обсуждать, какой должна быть база и как спасать треснувший биатлон в крае можно до бесконечности, только факт остаётся фактом: бюджетных денег сегодня на строительство здания спорт школы нет. «Есть небольшое количество денег, которые готовы выделить спонсоры, чтобы построить необходимое – раздевалки, место для проката лыж», - прокомментировал итоги министр спорта региона Роман Ларионов.

По его словам, спонсоры, с которыми пока ведутся переговоры, готовы дать денег на строительство «взаймы», то есть вложить средства, а потом получить их, но с небольшим опозданием. «Мы не можем сделать так, чтобы здания не было», - заявляет министр. Он же даёт обещание, что в 2016 году из бюджета будут изыскиваться средства, чтобы уже сделать комплекс по современным стандартам и с применением хороших материалов. А пока – домики для проката лыж и буфет.

Статистика настораживает. За год, как сгорела база и сменилось руководство СДЮСШОР, почти десяток ребят разъехались по другим регионам страны.

«Чемпион мира Прощенко в 2014 году стал абсолютным чемпионом России. Приехал на зональные соревнования, так ему даже не дали оружия. Теперь он выступает за Новосибирск, вместе с Максимом Ковалёвым. Пятеро уехали в Дивногорск, потому что им негде здесь соревноваться. Вместе с тренером Ларисой Гуровой ушли 35 детей. Можно посмотреть последний протокол соревнований со стрельбой, где видно, что подавляющее число победителей - её воспитанники», - рассказывает Ковалёв.

Несмотря на почти бедственное положение, тренировки в школе всё равно ведутся, но, разумеется не в том стабильном режиме, что было раньше. «Тем не менее, трассы мы готовим. Пока мы с базой «Динамо» в хороших отношениях, будем переодеваться там, но это сложно. Процесс менее интенсивен», - делится работой замдиректора по административно-хозяйственной части Олег Степанов.

«Неделю назад пришли лыжи, мы раздали их в Петровск-Забайкальский и Красный Чикой, следующую партию отдадим в восточную часть – Шелопугино, Сретенск. На каждое отделение необходимо минимум по 10 пар лыж и ботинок».

Все эти проекты с крохотными домиками – временные, на фоне которых планы Пляскина создать комплекс общероссийского уровня выглядят не более, чем шутка. Лишь бы не подтвердилась пословица – нет ничего более постоянного, чем временное. В противном случае строительство базы для развития биатлона обернётся его похоронами.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter