СЕЙЧАС -7°С
Все новости
Все новости

Горой вставало целое село: 5 историй незаконно мобилизованных — как им удалось вернуться домой

Бороться за мужчин, которых забрали по ошибке, продолжают женщины по всей стране

Историй вернувшихся домой мобилизованных пока немного, но они вдохновляют, особенно если вашего близкого мобилизовали незаконно

Поделиться

Во время частичной мобилизации военкоматы набрали военнослужащих, которые не подходили под те критерии, которые изначально озвучивало Минобороны. Теперь из военных частей сотнями возвращают незаконно мобилизованных. Мы собрали истории некоторых из них. Картина получилась впечатляющая и трогательная. Особую трогательность ей придает то, что в большинстве случаев на защиту мужчин встали жены, несогласные мириться с разночтениями постановлений Минобороны.

Никита Кудрявцев, Ярославская область

Осенью в социальных сетях появлялось много душераздирающих видео с проводов мобилизованных, на которых маленькие девочки, глотая слезы, умоляли: «Верните моего папу». 31-летнего Никиту Кудрявцева из Ярославской области провожали сразу трое детей: два сына трех и десяти лет и дочь, которой должно было исполниться пять ровно через неделю после того, как забрали папу.

— У меня маленькая очень впечатлительная. Она папина дочь. Когда я родила, Никита ее с рук не спускал. Она без него не может. У нас каждый день истерики, слезы. «А где папа? Привезите мне папу», — рассказывала 76.RU, вытирая мокрые глаза, жена Никиты Ксения. — Говорит: «Привезите мне папу на день рождения. Папа выйдет из коробки с шариками и будет мне подарком на завтра».

Помогать Ксении было некому, она со всем справлялась сама

Помогать Ксении было некому, она со всем справлялась сама

Поделиться

Дети остались на плечах 29-летней жены Никиты. Вместе с недостроенным домом.

Никита служил в армии 11 лет назад. Последние полгода он работал водителем на скорой помощи. Семья была уверена, что мужчина получит бронь, но этого не произошло.

— Его забрали одним днем. Не то чтобы повестку вручили за пару дней. Нет, вручили, сказали: всё, завтра с вещами едем. Отсрочку он не получил, — вспоминает Ксения. — Пришли из администрации и сказали, что там лежит повестка для Никиты. Это было 10 октября. Он позвонил на работу и спросил, что ему делать, поскольку 11 октября ему нужно было выходить на сутки. Ему дали копию трудового договора и отправили в некрасовский военкомат с расчетом на то, что ему дадут отсрочку. Но ему сказали, что они это не рассматривают и что это просто бумажка. И 12 октября мы поехали к военкомату с вещами, его сразу забрали. Как таковой там медкомиссии не было. У него больная спина, так там ничего не спросили по этому поводу и не сказали. Осмотрели только на наличие татуировок и взяли тест на коронавирус.

Пятилетняя Варя не могла сдержать слёз, когда вспоминала о папе

Пятилетняя Варя не могла сдержать слёз, когда вспоминала о папе

Поделиться

— Когда пришла повестка, отреагировал нормально. Повестку получил 11 октября, 12-го числа забрали. Переживал только за семью: как без меня будут? А там нестрашно. Каждый день думал, как жена будет справляться одна, без меня, с тремя детьми, — вспоминает уже вернувшийся Никита. — В военкомате всем вообще плевать было. Я им говорю: «Воспитываю троих, работаю на скорой». В Ярославле тех, кто работает на скорой, всех отпускали. А в нашем, некрасовском, по барабану было.

После того как историю Ксении и Никиты опубликовал 76.RU, дело сдвинулось, и вечером 21 октября Ксюше позвонила участковая. Она сообщила о заведенном по инициативе прокуратуры деле, о состоявшейся комиссии, а главное — о том, что Никита возвращается домой.

— Жена бороться начала, и всё. Мы были в полях, на учебе. После обеда приехал. Сказали: «Кудрявцев, что у тебя дома случилось? Почему тебя домой забирают?» Потом попросили сделать ряд звонков, отчитаться, что меня отпускают. Но отпускать, конечно, не особо хотели. Сначала говорили, что одежду некому принять. Потом какие-то документы не могут оформить, чтобы отпустить в пятницу вечером. А по факту оказалось, что никакие документы не надо оформлять. Одежду просто неизвестно кому сдал и уехал в субботу в обед. Всё равно довольно быстро получилось. Но я думаю, что это потому, что Ксюша чуть ли не жила в части. В кабинет полковник вызывает — она уже там. Ну и огласка помогла, конечно. Вряд ли бы без огласки удалось добиться того же.

Семья собралась воедино после тревожной разлуки

Семья собралась воедино после тревожной разлуки

Поделиться

Вновь оказавшись дома, Никита вернулся к решению насущных проблем. Нужно закончить ремонт и наладить быт. Этим он занимается в свободное от работы время. Трудится Никита всё на той же станции скорой помощи водителем. Кстати, там ему уже выдали официальную бронь.

Евгений Курчатов, Челябинская область

В армии 40-летний Евгений Курчатов служил около 20 лет назад. Боевого опыта за время службы он не приобрел. Зато на гражданке обзавелся большой и дружной семьей с тремя детьми и внушительным подсобным хозяйством: 54 коровы, 92 овцы, 5 свиней, 2 лошади, 77 кур, 73 кролика, 41 утка, 19 гусей. Животных и птиц, конечно, в военкоматах не учитывают, а вот три ребенка, надеялась семья Евгения, обеспечат ему бронь. Да и возраст совсем не тот, который подходил под правила частичной мобилизации, которые озвучивало Минобороны. Но на деле всё оказалось иначе. У Евгения есть военная специальность — механик-водитель танка. Видимо, поэтому военкомат и закрыл глаза и на его возраст, и на другие обстоятельства.

Евгений Курчатов и его дочери

Евгений Курчатов и его дочери

Поделиться

— 21 сентября объявили мобилизацию, а 23 сентября приходят к нашему дому люди из администрации и с ними женщина из военкомата: она говорит, мол, что, Таня, рада меня видеть? А я ей отвечаю: нет, я тебя не рада видеть, я знаю, зачем вы пришли, — рассказывает жена Евгения Татьяна. — Они спрашивают: «Где Евгений? Мы его найти не можем». Я отвечаю: чего его искать-то? В поле он, на комбайне. В общем, на следующий день его вызвали в администрацию, там был какой-то поверхностный медосмотр — и всё, вручили повестку. Мы пытались убеждать их, взяли справку о размерах нашего хозяйства, о том, что он работает на уборочной кампании, что у него трое детей. Никто даже слушать не захотел! 26 сентября Женя уже уехал в Чебаркуль.

Жена Евгения с первого же его похода в военкомат начала бороться за мужа. Собрала все возможные справки для военкомата, а когда не удалось убедить военкома, собрала полный комплект документов и подала от лица мужа исковое заявление в суд. В заявлении семья просила признать незаконной повестку и отменить решение комиссии по мобилизации. Вступались за Евгения и местные жители. Они настаивали, что без него населенная пенсионерами деревня рискует просто вымереть.

В итоге в начале ноября Татьяне сообщили, что военные согласовали вопрос, и Евгений отравляется домой. Чего женщине стоило вернуть мужа, вы можете почитать в подробном репортаже на 74.RU.

Кирилл, Московская область

Кирилл и его жена Наталья живут в подмосковном Чехове и воспитывают троих детей. Наталья — домохозяйка, Кирилл — водитель такси. Был им. Пока 23 сентября не получил мобилизационную повестку. Спустя день, попрощавшись с семьей, мужчина уехал в сборный пункт. Наталья осталась одна с тремя детьми: младшей дочке только-только исполнилось три года.

На учениях Кирилл провел вместо обещанных двух недель всего четыре дня, после чего их с сослуживцами отправили в один из приграничных городов. Наталья всё это время поддерживала связь с мужем по телефону, от него она узнала, что Кириллу и другим мобилизованным не позволили взять с собой из Наро-Фоминска паспорта и отправили к границе без документов. Тогда Наталья решила действовать.

— Я побежала в военкомат, — рассказывает она. — Там сказали, что мобилизованные без паспортов — это действительно непорядок, и вроде бы обратились в прокуратуру. Паспорта обещали выслать, но так и не выслали, зато до служащих в итоге дошли военные билеты.

Но целью Натальи было не обеспечить мужа документами. Она хотела вернуть отца троих детей домой. На тот момент закон позволял получить отсрочку от мобилизации только мужчинам, содержащим четырех и более детей. Наталья это знала, но не сдавалась. Практически каждый день она ходила в военкомат. До тех пор, пока в Госдуме не скорректировали правила отсрочки, заявив, что «отцы трех и более детей должны быть освобождены от мобилизации».

Правда, к тому времени Кирилл был уже в Белгороде, получил контузию во время сражения. Наталья добралась до Белгорода, встретилась с мужем, а потом они вместе еще двое суток ждали, когда ему подтвердят увольнение. Сейчас Кирилл уже дома, но его дело еще нельзя считать завершенным. Почему так и какие препятствия пришлось пройти Наталье, читайте в репортаже на MSK1.RU.

Александр Бугров, Нижегородская область

Отца троих детей Александра Бугрова мобилизовали 24 сентября. На сборы перед отправкой дали всего четыре часа. Семья успела купить только продукты на двое суток.

— Сообщили, что отправляют в Брянскую область, в Клинцы. Муж возмутился: «На что будет жить моя семья?» — рассказала NN.RU супруга мобилизованного Анастасия.

Получив повестку, первым делом семья принесла в военкомат документы на детей, но в них даже разбираться никто не стал. После того как Александра мобилизовали, Анастасия не перестала бороться за его возвращение. Писала в прокуратуру, уполномоченному по правам человека, президенту. Но тогда отсрочка распространялась лишь на отцов с четырьмя детьми. В ответах повторялось, что отсрочка мужу Анастасии не положена.

Александра до последнего не опускала рук, чтобы вырвать своего мужа из незаконной мобилизации

Александра до последнего не опускала рук, чтобы вырвать своего мужа из незаконной мобилизации

Поделиться

Позднее, с изменениями правил частичной мобилизации, вопросом возвращения папы троих детей занимался военкомат. Однако, по словам супруги, из-за путаницы в воинской части процесс затянулся: сначала говорили, что его отправят домой, как только найдут замену, потом отказывались демобилизовывать, потому что не было соответствующего приказа. Дотянулось до того, что часть, в которой служил Александр, собирались отправить на фронт.

26 октября стало известно, что мобилизационная комиссия отменила решение о призыве Александра.

Петр Скурихин, Свердловская область

В родном Новоуральске Петр Скурихин работал на заводе НПО «Центротех», принадлежащем «Росатому», и вместе с женой Татьяной воспитывал пятилетнюю дочь. 28 сентября он получил повестку и отправился в Луганскую область. При этом у него есть официальная бронь от работы. Правда, руководство предприятия оформило ее с опозданием. Больше месяца Татьяна пыталась вернуть мужа домой, но просвета не было видно. В итоге девушка, уверенная, что выдача брони с опозданием не мешает демобилизовать ее мужа сейчас, написала жалобу в прокуратуру на действия военного комиссариата Новоуральска.

По словам Татьяны, узнав о брони, Петра вернули в Белгородскую область. Сейчас военкомат отправил его документы в мобилизационную комиссию. Семья ждет решения и надеется, что Петр скоро окажется дома.

23 заводчанина, Башкирия

В Башкирии свою мобилизацию в суде оспорили сразу 23 сотрудника Белорецкого металлургического комбината (БМК), которых мобилизовали еще 25 сентября. Хотя БМК относится к оборонно-промышленному комплексу (и это подтвердил суд). Сотрудникам таких предприятий полагается отсрочка от призыва на службу, потому что они выполняют гособоронный заказ.

Как рассказал UFA1.RU адвокат мобилизованных Александр Нетесов, на суде представитель военкомата утверждала, что во время мобилизации предприятие не оформило бронирование на сотрудников. А раз они состоят на общем воинском учете и оснований для отсрочки у них не было, им и отправили повестки. В БМК, в свою очередь, утверждают, что комбинат еще 23 сентября оповестил белорецкий военкомат о том, что их работников не могут забрать на службу, потому что предприятие входит в ОПК. Тем не менее 23-го и 24-го завод получил повестки и извещение о мобилизации работников. 26 сентября комбинат отправил в военкомат письмо с просьбой предоставить отсрочку.

Со стороны военкомата эта мобилизация была шита белыми нитками. Комиссариат должен провести призывную комиссию, после чего ее председатель обязан сообщить об итогах тем, кого призвали. Но суд решил, что этой процедуры не было. Работягам просто дали повестки и практически сразу отправили на призывной пункт. Некоторых работников, со слов адвоката, отправили на службу в тот же день, когда им объявили о мобилизации.

— Мобилизованные должны призываться на основании решения мобилизационной комиссии. Заседание комиссии должно фиксироваться протоколом с указанием даты и времени. Мобилизационная комиссия не проводилась, решение комиссии было заочным, даже не заочное, а вообще никакое. Это в суде было доказано, — рассказал Александр Нетесов.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Сейчас суд отменил решение призывной комиссии о мобилизации сотрудников БМК. Но дело, похоже, рано считать оконченным — несогласный с решением суда военкомат Башкирии собирается обжаловать его в Верховном суде республики.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter