СЕЙЧАС +16°С

Чиновники на земле: сам не ам и другим не дам

Понятно, что администрация стремится соблюдать закон о выделении земли и требует от фермера правильного заполнения бумаг. Никто из чиновников не может дать Николаеву разъяснения и похожи в связи с этим на приснопамятных собак на сене.

Фермера Сергея Николаева можно было сделать героем большинства проектов «Чита.Ру». Он, безусловно, «Человек труда», что становится понятно по его рукам. Для «Сделано в СССР» он мог бы рассказать про то как жила и умирала птицеферма в Читинском районе. Однако писать о нём приходится не с этой позиции.

В 2006 году Сергей Владимирович купил ферму под селом Александровка в Читинском районе. Изначально он не планировал заниматься сельским хозяйством, а покупал её для другого человека. Но затем загорелся и лично взялся работать.

Держась одной рукой за баранку «Нивы», второй Николаев показывает на окрестности Александровки: «Здесь никто не работает. Андрюха-китаец мало-мало шевелится, растит овощи. Эти земли передали в аренду фермеру, но посмотрите сами — на них никто ничего не сеет. Вот здесь тоже были колхозные земли, а сейчас заросли кустами. Сейчас посмотрите на мою землю — небо и земля».

Через несколько километров с пригорка открывается вид на крестьянско-фермерское хозяйство. Нормальная рабочая земля — поля, обнесённые поскотиной, желтеют стернёй. Над речкой стоят загоны для скота. Маленький домик пускает лёгкий дым. Казалось бы — милая пастораль. Но уже несколько лет назад из-за земли Николаев ведёт борьбу с чиновниками.

«В 2002 году предыдущий владелец хозяйства заключил договор с администрацией Читинского района на аренду этих земель. В 2006 году я купил ферму, а в 2008-м уведомил администрацию о смене главы КФХ и написал заявление на переоформлении земель. Заявление приняли, но когда срок аренды подошёл к концу, в администрации вдруг выяснили, что нет информации о смене главы хозяйства и передачи прав на землю. С тех пор получить внятного ответа от них я не могу», - делится Николаев.

Ответ на полях

Внятных ответов в его папке, действительно, нет. В конце 2008 года исполняющий обязанности начальника управления имущественных и земельных отношений администрации района попросил у фермера кадастровый паспорт на участки и копии документов на них, оформленные ранее. В более поздних ответах чиновников речь об этом не идёт.

Вот, например, в ответе главы администрации района Андрея Просяника на обращение Николаева в аппарат омбудсмена, говорится, что нет ни документов о смене глав КФХ, ни документов, подтверждающих передачу прав и обязанностей на четыре земельных участка, следовательно, законных оснований для оформления земли тоже нет.

Аналогичный ответ Просяник направил и депутату гордумы Наталье Нестеренко, которая подключилась к решению проблем фермера после встречи с ним в приёмной председателя «Единой России».

«В ответ на первые заявления ему говорили — вы же работаете не официально, обращаетесь к нам неправильно и так далее. Вообще, я считаю что исполнительная власть существует, в первую очередь, для информирования, а потом уже — для контроля. Давайте отстранимся — вы профессионал в своём деле, но не разбираетесь, скажем, в медицинских или правовых вопросах и можете получить консультации в соответствующих органах. Почему тогда земельный комитет не может проконсультировать фермера? В конце концов это развитие района, какой-то показатель работы», - прокомментировала ситуацию Наталья Нестеренко.

По её словам, когда она пыталась узнать все обстоятельства дела по телефону, её «кормили завтраками», а на письменное обращение ответили — нет правовых оснований.

«Там вообще какая-то интересная ситуация, - рассказала Наталья Афанасьевна. - Я ездила в Александровку, встречалась с главой Галиной Присяжнюк и была неприятно удивлена. Я попросила у неё ответы на обращения Николаева и очень долго смеялась. В углу запроса глава села пишет ответ, как резолюцию, и не отдаёт бумагу ему. В июле 2009 года предприниматель обращался с просьбой о продлении ранее заключённых договоров аренды, а ответа на его вообще не получил. Когда я попросила предоставить мне ответ и запрос на него, то мне сказали, что если хранить все документы в администрации, то не хватит никаких шкафов. Хотя есть закон о документообороте, в котором говорится, сколько такие бумаги должны храниться».

В одном из ответов-резолюций на просьбу о выделении земли говорится: «Земли, находящиеся, в районе села Нарым, не входят в мою компетенцию. Обращайтесь в администрацию сельского поселения Елизаветинское». Бумагу с ответом Николаев, разумеется, не получал. Очевидно, что отдавать ответы тоже не входит в компетенцию главы.

На второе письмо, в котором фермер просит заполнить форму для получения кредита на нужды сельхозпредприятия, Пристяжнюк отвечает, что «администрация сельского поселения оформлением документов на получение кредита не занимается».

В целом кажется, что Галина Пристяжнюк негативно относится к фермеру. Рассказывая о ситуации «Чита.Ру», она отмечает, что не против работы Николаева на этих землях, но, в целом, от его хозяйства не видит пользы. По её словам, ферма расположена рядом с речкой и непременно должна загрязнять её.

В настоящее время, по словам Николаева, земли, на которых он сеет пшеницу и пасёт скот, выставлены на аукцион. Подтвердить это в администрации не удалось. Хотя если вспомнить резолюции на обращениях, то такая мера кажется вполне реальной.

13 марта он написал очередное заявление в администрацию района. С ответом чиновники тянули до последнего. Однако даже 30 отведённых законом дней им не хватило. В полученной 16 апреля бумаге говорится, что участки должны быть оформлены в кадастровой палате, в противном случае их продадут с аукциона. Грубо говоря, фермера могут просто прогнать с земли, которую он обрабатывает семь лет. Решение администрации он намерен обжаловать в суде. А если коровы останутся без пастбищ, то он грозится пригнать их под окна главы Читинского района.

Оборванный бизнес-план

«Да если бы мне нормальную технику! - сетует Сергей Николаев. - У меня такой характер: раз взялся, делай до конца. Каждый из 217 гектаров земли, на которых я работаю, даёт по 10 тысяч рублей. Вот представьте, что было бы, если так заработали все сельхозугодья, которые есть в крае. Так мне ещё развиваться не дают. По осени пришлось забивать 10 свиноматок — можно сказать, 80 поросят потерял. Почему? Так лес на строительство мне не выделяют — меня же официально тут нет. Отказывают в выделении леса потому, что не знают меня — нет, говорят, у нас такого фермера вообще. Приходится по лесу собирать валежник, ветровал и обрезки — на строительства и на дрова».

Несмотря на это, фермер намерен развивать хозяйство. У него уже отлажен рынок сбыта: мёд, мясо, молоко и сливки расходятся в окрестных сёлах и не успевают дойти до Читы. О дальнейших планах Николаев говорит почти речитативом — коровы-герефордов, пчёл, овец, птицу — развести, дорогу починить, бугор убрать. Только вот его чёткий бизнес-план может быть грубо оборван.

Понятно, что администрация стремится соблюдать закон и требует от фермера правильного заполнения бумаг. Никто из чиновников не может дать Николаеву разъяснения и похожи в связи с этим на приснопамятных собак на сене. Служащие из отдела земельных отношений и развития сельского хозяйства, чем вы занимаетесь?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter