Все новости
Все новости

«Родом из Забайкалья»: Бегущая по волнам

...Внешность меня часто подводит. Особенно в Штатах, когда преподавала геологию в университете в Лас-Вегасе. Студентами моими были люди взрослые. Некоторым далеко за 50. Захожу в аудиторию в первый раз – приняли за студентку. А «студентка» - к кафедре и у

Даже по телефону поговоришь с ней — как ложку энергетика съел… Выросла в Чите. Училась в Новосибирске. Замуж вышла в Лас-Вегасе. Жила в Нью-Мексико. Сейчас выращивает орхидеи на питерском подоконнике, работает экспертом в области патентов иностранных фирм, а белые ночи просиживает за ювелирным столом с крохотным молоточком — гравирует кольца, серьги и бирки для собачьих ошейников. Но главное, чему стоит поучиться у кандидата геолого-минералогических наук Юлии Папелис — умению вкусно жить на любом континенте, в любом городе. Умению радоваться простым вещам и философски относиться к сложным.

- На вид вам не больше 17. Кандидат наук, работала в школе в Новосибирске, преподавала в университете США… Когда успели?

- (смеётся) Внешность меня часто подводит. Особенно в Штатах, когда преподавала геологию в университете в Лас-Вегасе. Студентами моими были люди взрослые. Некоторым далеко за 50. Захожу в аудиторию в первый раз – приняли за студентку. А «студентка» - к кафедре и учить. Сначала расстраивалась, переживала, а потом решила: это мой класс, и я тут преподаватель, нравится вам это или нет. Сразу почувствовала разницу, постепенно и они стали относиться серьёзнее. Но проблема была даже не в возрасте. Просто я не вписывалась в американские представления, каким должен быть профессор геологии.

- В костюме, галстуке, с бородой?

- Отсутствие бороды с трудом, но всё же простительно. А вот форма одежды должна быть конкретной – шорты по колено, обязательно – открытые сандалии на ремешках и белые носки… Иначе – всё, не профессор и не геолог!

Спасибо читинской школе №38: в чужой стране у меня не было проблем с языком. Правда, немецкий в жизни так и не пригодился. Но кто знает. Может, пока не пригодился… (улыбается)

- Как оцениваете знания, которые даёт высшая школа в России и за океаном?

- Однозначно наша сильнее, особенно в практическом плане. Тут даже нельзя сравнивать. Но там и принципы преподавания другие. Никто ни за кем не бегает, не уговаривает ходить на лекции, пересдачи. Люди поступают в университет, чётко понимая, что покупают (за очень приличные деньги) свои знания. Магазин: ты мне знания – я тебе деньги. Всё. При этом если студент не сдаёт экзамен – виноват преподаватель: не научил, не нашёл подход, дал слишком сложное задание. И от успеваемости группы напрямую зависит зарплата преподавателя. Иногда это приводит к некоторому на наш взгляд абсурду: накануне зачётной недели профессора начинают… «подкупать» учеников. Приносят на экзамены минеральную воду, пиццу, ещё что-то.

С другой стороны, есть очень удобная схема оценки. Балл складывается к концу семестра из того, насколько добросовестно студент посещал занятия и выполнял промежуточные задания. Примерно на 80% оценка зависит от этого. И когда человек идёт на экзамен, он уже знает, сколько у него уже есть и сколько надо получить еще, чтобы было «отлично», например. В России студент может изредка просыпаться на лекциях, за ночь перед экзаменом вызубрить все билеты или «счастливый» вытянуть и - «пятёрка». Кстати, меня удивило, что устные экзамены там считаются чем-то суперсложным, их и устраивают редко – чтобы в аспирантуру поступить, например. Обычный американский студент никогда не сдавал устный экзамен и будет очень нервничать, если придётся.

Поделиться

- А как Юля Сидельникова стала Юлией Папелис? Поисковики выдают всего четыре ссылки, и все четыре – о вас. Одна такая на 7 миллиардов…

- Папелис – это фамилия мужа. Он грек. Тоже учёный. Познакомились, ещё когда я жила в Новосибирске. Потом переписывались, общались, много путешествовали, я в Грецию, он в Россию. Жил и работал он в Штатах, потому я туда и уехала. Правда, Ламбис не геолог – инженер, занимается проблемами экологии, преподаёт в университете.

Мы жили в Неваде, потом в Сан-Франциско, потом в штате Нью-Мексико, в маленьком городке на границе с Мексикой. У меня Мексику было видно из окна дома. Со временем супружеская жизнь не заладилась, и я вернулась на родину, в Россию. Правда не в Читу, а в Санкт-Петербург. Там меня никто не ждал. Но если чего-то очень хочется, надо идти и не бояться. Со временем всё наладится и войдёт в нужное русло.

К примеру, когда я переехала в Нью-Мексико, там работы не было, я по объявлению устроилась помощницей художника. Нет, не натурщицей. Помощницей! Я резала бумагу и картон, вставляла картины в рамы, вела инвентаризацию того, что у них есть, помогала готовиться к выставкам. Расписывалась за художников на принтах, то есть за Пикассо не подпишусь, а вот за этих ребят – легко. Самое интересное в этом было само общение с необычными людьми. Художники ведь почти всегда личности неординарные. Мастерская находилась у них прямо в доме, и мы постоянно что-то обсуждали – Россию, Польшу, кармические проблемы, нацизм, сложение стихов. Я очень тепло о них вспоминаю.

- Фото персикового сада с той страницы жизни?

- Да, но к сожалению, когда в 2010 году в Штатах были страшные холода, сад погиб. Настоящий катаклизм был, там обычная зимняя температура +10, а тут жахнуло -24. У них ничего не рассчитано на такие морозы, люди 2 недели сидели без света, газа, тепла, и ещё у всех прорвало канализацию – потому что трубы не укрыты. В соседнем городе в Техасе жираф погиб. В общем, катастрофа.

- Почему пошли в геологию? Случайно, сознательно или в семье династия уже геологов?

- С класса 6-го ни кем другим себя в будущем я не видела – только геологом. Началось всё со школьной олимпиады. Попала туда почти случайно, даже не сразу поняла, что олимпиада именно по геологии, думала, что по географии. А потом захватило! Огромное спасибо за это читинской школе геологов. Знаю, что она и сейчас существует. Мы занимались прямо в здании геологоуправления. И учили нас замечательные геологи-практики – Якобсон Татьяна Геннадьевна, Павлык Владимир Николаевич.

Всё было – и камни собирали в экспедициях, и шлифовали флюориты, и палеонтологию изучали. А главное – мы все были дружной такой семьёй. Праздники отмечали, ездили на слеты, участвовали в олимпиадах, в маршруты с радиометром ходили, как настоящие геологи. Сейчас тоже общаемся. Благо, есть интернет.

Вот. А в семье... Да, мой дядя, мамин брат был геологом. Погиб в экспедиции в Красноярском крае. Поэтому дома были категорически против, чтобы я занималась тем же. Но я упрямая была тогда, и сейчас тоже (смеётся). Уговорила маму, клятвенно пообещав, что моя геология будет лабораторной. Никаких экспедиций. Я пользовалась теми образцами, которые мои коллеги привезли из Италии, благо мне немного надо, за 10 лет в институте я израсходовала всего граммов 100. Мне приносят образцы пород. Исследую их свойства до эксперимента, ставлю эксперимент, изучаю свойства после эксперимента, обобщаю полученное.

А поступила в Новосибирский государственный университет (после геологической школы с поступлением проблем не было). Потом работала в Институте геологии и минералогии СО РАН в Новосибирске, там же защитила кандидатскую. Кандидатская была посвящена цеолитам, это очень полезные минералы, которые «работают» катализаторами, фильтрами для очистки, строительными материалами, да много ещё где, вплоть до лекарств и красок для волос. Параллельно 3 года преподавала геологию в школе. Тоже интересный опыт. Не знаю, стала ли я для своих учеников тем самым учителем, определившим судьбу, как мне когда-то мои наставники по геологии, но надеюсь, у них остались добрые воспоминания.

- Сейчас от геологии вы несколько отдалились. С чем связана работа в Санкт-Петербурге?

- Занимаюсь экспертной оценкой запатентованных изобретений. Иностранные компании приходят на российский рынок, но сначала изучают его, потому что патентное свидетельство, скажем, американское не гарантирует защиту патентных прав в России. Я занимаюсь тем, что помогаю иностранным фирмам составить заявку на патент, а потом пройти весь путь до выдачи патента – переговоры с нашими инстанциями, экспертиза, возражения и так далее. Интересная работа, каждый день что-то новое. То про лекарство от СПИДа читаешь, то про присадки для дизельного топлива. Сейчас изучаю юридическую сторону вопроса выдачи патентов в России. Был забавный случай – подхожу к начальнице, чтобы спросить у нее литературу какую-то по этому вопросу. Она отвечает «Книжки? Конечно, нет! Ты Гражданский Кодекс почитай, там со статьи 1349 начинается очень интересно».

Но эту работу нашла не сразу. Какое-то время в Питере преподавала английский язык малышам. Деткам от 7 месяцев до 10 лет. Занимаешься с ними по определённой методике, и через какое-то время заметно: тебя понимают! Например, намеренно делаешь ошибку в названии того, что на картинке изображено, и малыш – по глазкам видно – сомневается. Конечно, по-английски ползунки не говорят, но потом эти занятия дадут колоссальный плюс, когда они начнут изучать язык в саду или школе. Занятия иностранными языками очень полезны для детей, потому что дают возможность по-другому сформировать мышление. У тех, кто говорит только на одном языке, есть жёсткая связь между предметом и словом для его обозначения. А у детей, которые говорят на нескольких языках, эта жёсткая связь не возникает, с предметом ассоциируются несколько слов, и ребенок учится выбирать, когда пользоваться одним словом, а когда другим. Такое мышление очень помогает потом не просто в изучении языков, доказано, что такие дети лучше успевают в физике и математике. Очень интересный опыт. Правда, школа была частной, и возникли некоторые проблемы с руководством из-за оплаты. Поэтому через год мы с ними расстались. Сейчас я занимаюсь тем, что действительно нравится.

- Но есть ещё кое-что – для души. Как сели за ювелирный стол, Юля?

- Мне всегда очень увлекательно объяснять мотивы каких-то своих прошлых поступков и решений, который совершал по наитию. Так вот сейчас я осознаю, что мой интерес к геологии был, в первую очередь, интересом к ювелирному искусству. Просто мне не попалось литературы по этому вопросу. А по минералам, с использованием которых изготовлено то или иное сокровище, например, Алмазного фонда, написано было много. Ювелирное дело, конечно, напрямую связано с минералогией, потому что для работы необходимы знания характеристик камня и так далее.

А увлеклась просто: попала в общее течение изготовления бус. Сначала бусинки на ниточку, потом на металлическую проволочку, потом бусинки куда-то потерялись, остался просто металл. Потом, когда стало понятно, что это серьёзно и никуда не денешься, я пошла изучать ювелирное дело в университет в Штатах. Диплом я оттуда не получила – не хватило времени, но основам меня научили. Теперь выкраиваю свободные минутки и за любимый ювелирный стол! Счастье несравнимое ни с чем – заниматься делом, к которому лежит душа. Надеюсь, со временем это выльется во что-то более серьёзное и станет моим основным занятием.

- То есть пока это не источник дохода?

- Не основной. Но уверена, что когда-нибудь будет основным. Хочу дорасти до того, чтобы открыть свой магазин серебра.

- Делаете броши в виде цветков. А на окнах цветут настоящие орхидеи. Тоже для души?

- Орхидеи мне всегда были интересны, но особой возможности покупать их и разводить не было. А в Америке они очень доступны и стоят относительно недорого. Там и начала претворять мечту в жизнь. Сейчас у меня 20 орхидей шести разных видов. Это немного на самом деле. И самый мой любимый зигопеталум, он цветёт шикарными фиолетовыми цветами и очень приятно пахнет. Орхидеи редко пахнут, и ещё реже пахнут приятно – запах чаще травяной, а тут именно цветочный.

- Миллионы людей во всём мире «болеют» орхидеями. Ну что ж такого особенного в них?

- Не знаю, не могу объяснять. Может быть, то, что они так непохожи на всё то, что обычно растёт на подоконниках? Их на планете немыслимое количество видов, что-то около 15 тысяч. И особенно привлекает то, что содержать орхидеи в домашних условиях достаточно просто, главное не поливать чаще раза в неделю. Что сложно – это чтобы орхидея зацвела. Уж если расцвела капризуля – чувствуешь себя покорителем Эвереста по меньшей мере (смеётся). И цветы на них держатся необычайно долго, несколько месяцев, это тоже привлекает.

- Орхидеи – это прекрасно. Но крысы-то почему?!

- Ой, они тоже прекрасны. Посмотрите, какие ушастые. Больше всего в крысах меня всегда пугал... хвост. Но к этому быстро привыкаешь и перестаёшь замечать. Начинаешь относиться просто как к животному, не акцентируясь, что крыса. В городской квартире крыса, мне кажется, идеальный вариант. Как кошка всюду не скачет, на голову ночью не прыгнет. Под присмотром поиграет час-два и опять в свой домик. А какие умницы! Крысы очень общительные. Если кошка живёт как бы сама по себе, то этим всё любопытно: лезут под руку — а что ты делаешь, а чего ты ешь? Угощают едой, иногда пытаются вычёсывать – надо же своего человека в порядок приводить. Забавухи.

- Уговорили: знакомьте!

- Сэм и Фродо (смеётся). Хоббитомания, да. Только я немного ошиблась: Сэм, когда подрос, стал стройнее «напарника», а по книге — наоборот, толстячок.

- Не могу не спросить: вы прожили в Штатах четыре года. Наверняка есть мысли по поводу нашумевшего запрета об усыновлении.

- Не могу отвечать за всех, но знакомых в Америке осталось много. Хорошо знаю семью, которая взяла трёх сестрёнок в российском детском доме. Их никто не брал, потому что старшая была уже подростком. Буквально за несколько месяцев они адаптировались в новой среде, учатся в школе. Приёмные родители их искренно любят, поверьте. У них всё хорошо. Мы общаемся. На Рождество отправляю туда кипу открыток. Только делать это приходится за месяца два, иначе не успеют получить (улыбается).

- Юля, вы счастливый человек?

- Очень. На самом деле, мне кажется, счастье или несчастье — это твоя собственная установка, в первую очередь. Конечно, речь не идёт о каких-то трагедиях. Нет. Но позволить себе чувствовать себя счастливым — под силу каждому. Много наблюдала за людьми в России и за границей (учёный склонен всё анализировать). Создаётся впечатление, что многим из нас... стыдно показать,что ты счастлив. Даже поговорка есть про смех без причины. Улыбаешься – значит у тебя или нет проблем совсем, или ты не замечаешь. Не замечаешь - глупый, значит. Так и получается, что веселый счастливый человек несерьёзен и несолиден. Вот мы и прячемся за негативными эмоциями. Я серьёзно. Заметили, что человеку, который виноват и переживает, попадает меньше, чем тому, кто не переживает? Серьёзный человек в России должен с нахмуренным лбом ходить. Страдание вроде как добавляет солидности...

Не знаю. Жизнь одна. Что будет после, никому неизвестно на самом деле. Поэтому я стараюсь не переживать. Можешь что-то делать –делай, нечего расстраиваться. Не можешь – ну, тут тем более расстраиваться бессмысленно. Ну, разбилась любимая ваза — уже не склеишь. Займись делом и купи новую, ещё лучше.

- Вам хорошо говорить — вы счастье в буквальном смысле догнать можете...

- Это про увлечение бегом? Должна признаться, что в школе терпеть не могла физкультуру. Мы бегали кроссы до Коханского, где кладбище, и обратно. Мы тогда добегали до кладбища и ныли, что сейчас тут и останемся, назад не побежим. Это так удручало, казалось, что добровольно — никогда. Но в Лас-Вегасе у меня был студент. Тоже взрослый, работал продавцом красок в строительном магазине. Учиться пришёл, чтобы... было чем голову занять во время пробежек. Там такие шикарные горы и долины, совсем не покрытие дерном – с точки зрения геолога это прекрасно, потому что всё видно. И многие бегают — здоровый образ жизни ведут.

Сначала мне было просто интересно – ну как же, столько людей бегает, наверное, в этом что-то есть? Потом втянулась. Сначала мне было неважно, как и за какое время, главное, что я бегу! Потом стала ставить цели – смочь больше или быстрее. Конечно, это трудно, но есть определённое удовольствие в преодолении трудностей. Похудела на 20 килограммов. Даже медаль на соревнованиях получила на дистанции 5 километров.

Поделиться

- Значит, бег, активный образ жизни — секрет молодости? Или ещё говорят, минералы помогают хорошо сохраниться... Ну, расскажите хоть нам, землякам...

- Не знаю на счёт минералов (смеётся), но был у нас в Новосибирске один профессор. Очень заслуженный, в годах уже. В силу камней свято верил и каждое утро в своём кабинете... съедал прямо из мешка столовую ложку цеолита! Честно скажу — не пробовала. Мне кажется, людей моложе делает всё-таки то самое ощущение счастье. Улыбнитесь себе в зеркале утром, а потом ещё раз вечером. Витамина лучше не придумаешь. Это я вам как исследователь говорю!

Поделиться

Поделиться

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter