СЕЙЧАС -11°С
Все новости
Все новости

«Родом из Забайкалья»: Взгляд из Твери на здравоохранение Забайкалья

Как может человек, далёкий от онкологии, указывать, какое оборудование нужно? Выводы напрашиваются сами. О каком развитии медицины можно говорить?

Поделиться

Редакция ИА «Чита.Ру» в новом 2014 году перезагрузила проект «Родом из Забайкалья». Теперь героями текстов будут только те люди, для которых переезд из Забайкалья стал шагом к достижению новых высот в своей профессиональной деятельности. Их успехами в других регионах и странах можно только гордиться, так как они делают имя региону за его пределами.

Первым героем проекта «Родом из Забайкалья» в 2014 году стал уроженец Читы, главный врач областного онкологического диспансера в Твери Олег Терехов.

О первых вехах

- Родился я в Чите в 1961 году. Окончил среднюю школу №18, что возле Церкви декабристов. Этот уголок родной Читы остаётся одним из самых моих любимых, как и её окрестности – Молоковка, Кручина, Никишиха. Нет ничего оригинального в том, что я считаю природу Забайкалья уникальной, отличной от всех других регионов. Ценить её, скучать по нашим суровым, но таким живописным местам стал только после того, как уехал из Забайкалья.

- На врача учились в Читинской медицинской академии?

- Да, окончил её в 1987 году, в ту пору, правда, был ещё институт. С того времени прошло больше 25 лет, но я до сих пор убеждён, что эта высшая школа - одна из самых сильных не только в Сибири, но и в стране. Кстати, недавно вуз отмечал юбилей, и часть его воспитанников (около 60 человек), живущих в Москве и её окрестностях, собирались в сентябре вместе на такой импровизированный «вечер встречи выпускников». Я не смог приехать на эту встречу, о чём очень сожалею.

- Когда определились, в какое направление медицины пойдёте работать?

- На третьем курсе института я уже твёрдо решил, что жизнь свою посвящу хирургии. После ГОСов проходил интернатуру на базе центральной районной больницы Читинского района. Моим наставником был Николай Николаевич Мурзин. Я думаю, человек весьма известный в медицинской среде. Я до сих пор благодарен ему за те крупицы практики, из которых складывается опыт врача, за окрепшую уверенность в правильном выборе профессии. Потом недолгое время я работал урологом и онкологом в поликлинике №7, а дальше весь мой профессиональный путь был связан с горбольницей №1.

Об учителях

- Когда вы пришли в горбольницу?

- Я начал ходить туда на ночные дежурства ещё студентом с третьего курса. Тогда хирургический корпус только строился, поэтому хирургия располагалась в двухэтажном здании, что на углу улиц Ленина и Баргузинской. В ту пору там трудились такие замечательные хирурги как Олег Муравко, Юрий Кузьмин, Виктор Непомнящих, Александра Вихляева. К сожалению, их уже нет в этом мире. Вечная им память! Ну, и ныне здравствующие, не менее талантливые хирурги: Юрий Кокотов, Сергей Лобанов, Сергей Лесков. У всех у них я и учился ремеслу и считаю их своими учителями.

В 1988 году я пришёл работать ассистентом на кафедру факультетской хирургии, которая базируется в горбольнице №1. Много дежурил уже в новом корпусе, лечил больных, учил студентов.

- Откуда появился интерес к онкологии?

- Онкология была научной тематикой на кафедре. Я много и увлечённо занимался исследованиями по раку желудка, молочной железы, к тому же, стажировался в онкологическом диспансере. Но, к сожалению, в трудные для всех нас 90-е годы научную работу пришлось оставить, хотя дело уже близилось к защите кандидатской диссертации. Ещё работая на кафедре, я начал осваивать такое новое тогда и перспективное направление – эндоскопическую хирургию. У меня родилась идея создания службы эндохирургии при больнице.

- Удалось её воплотить в жизнь?

- Да, в 1993 году, когда я перешёл на работу в хирургическое отделение, вплотную этим занялся. Никакой нормативной базы, финансовых средств, подготовленных штатов тогда не было, но, ретроспективно оценивая результат, хочу сказать, что тогда всё получилось, поэтому эффективно работает и по сей день. Серьёзную поддержку в создании городского центра эндоскопической хирургии тогда оказал главный врач горбольницы №1 Евгений Бурдинский и наши врачи-депутаты. Особая роль в создании центра принадлежит и заместителю главного врача по хирургии. В ту пору эту должность занимал Сергей Лесков. Уже после моего отъезда в Тверь он стал главным врачом онкодиспансера. А центр, как я знаю, продолжает работать, лечить пациентов, обучать медработников и до сих пор. Приятно осознавать, что находился у истоков хорошего дела.

Поделиться

О династии Лесковых

- Раз уж вы заговорили о Лескове. Как вы оцениваете его как специалиста?

- Вообще, о хирургической династии Лесковых нужно писать отдельную статью или даже книгу. Отец Сергея Васильевича – Василий Николаевич ещё при мне, в 90-е годы, работал в горбольнице: консультировал, передавал свой богатейший опыт и знания хирургам. Мне очень обидно за те события, что происходят в здравоохранении Забайкалья сейчас! Обидно, когда амбиции и неприязнь личного плана приводят к увольнению талантливого организатора здравоохранения, к каковым, по праву, можно отнести Сергея Лескова. Я со стороны могу оценить, как преобразился онкодиспансер и вся онкологическая помощь в регионе при этом главном враче. Это оценили коллеги из столичных НИИ, других регионов.

Обидно и то, что полностью остановилась установка мемориальной доски Василию Николаевичу Лескову в горбольнице №1. Добрая память о человеке, который сделал для хирургии края в сотни раз больше, чем нынешние «организаторы», не может зависеть от чьих-то амбиций, мстительности. Медицинская общественность, ветераны здравоохранения не должны допустить, что бы память о сильнейшем организаторе здравоохранения, хирурге, воспитателе была попрана из-за неприязни Лазуткина к сыну Василия Николаевича.

- А что можете сказать о ситуации с увольнением Лескова с должности главврача онкодиспансера?

- Ситуация с увольнением Лескова очень показательна. В ноябре 2011 года главных врачей онкологических диспансеров собирали на совещание в Минздраве РФ для обсуждения вопросов реализации Национальной онкологической программы. Основной лейтмотив совещания – страна выделяет на модернизацию онкологической службы миллиарды рублей, их нужно использовать с максимальной эффективностью, с учётом местных особенностей, но придерживаясь общей концепции. Политику развития онкодиспансера определяет главный врач. Как может человек, скажем мягко, далекий от проблем онкологии, лучевой терапии указывать, что нужно другое оборудование? Выводы напрашиваются сами собой. О какой стратегии развития медицины можно тут говорить? Кстати, события в городском роддоме – результат такой политики. Нужно во что бы то ни стало отчитаться о выполнении «дорожной карты» наверх. А когда грянет гром – встречаться с коллективом, увольнять главного врача. Чем ещё «порадуют» стратеги в медицине края?

О работе главврачей

- Если обратиться к скандалу с врачами в роддоме Читы, кто, по-вашему, допустил оплошность с размером их зарплат?

- Если к началу мониторинга зарплат в учреждении не была создана прозрачная, чётко работающая в соответствии с нормативными актами и рекомендациями система распределения заработанных средств, то привести всё в соответствие, ничего не нарушив, сложно. Это не вина, а просчёт руководителя.

Меня иногда спрашивают: сколько должен зарабатывать врач, чтобы его работа стала престижной? А я отвечаю, что дело не только в доходе. Он, безусловно, важен, но если в операционной нет элементарного, в ординаторских и палатах неуютно, нет оборудования или оно устаревшее, как можно говорить о престиже. Ещё один больной вопрос – жильё. Без решения этих вопросов медицинские профессии так и останутся непрестижными. Так вот сейчас, единственный, кто как-то, в меру своего напора и темперамента, занимается решением этих вопросов – главный врач. По большому счёту – его задача организовать лечебный процесс высокого качества и поддерживать этот статус. Министр и остальные чиновники правительства региона должны максимально им (главным врачам) в этом содействовать и помогать.

- А что может мешать главврачам решать эти задачи?

- Постоянно изменяющаяся правовая база. Главные врачи вместо лечебного процесса вынуждены заниматься совсем другими делами. И чем больше на управленцев ложится новых задач, тем меньше у них времени на основное, главное дело. А страдают, в первую очередь, наши пациенты.

Об одноканальном финансировании

- Как вы считаете, переход к одноканальному финансированию пошёл на пользу здравоохранению или нет?

- Почитайте статью главного онколога РФ Михаила Давыдова.

Поделиться

- Я с ним согласен на все сто процентов. Финансирование должно быть адекватным. Сейчас всё усложнилось, прибавилось всяческих мониторингов. Например, мониторинг средних зарплат. Примерно, как средняя температура по больнице. Да и простое повышение зарплат совсем не благо. Возникает парадокс: зарплаты растут, а качество медицинской помощи нет, а то и снижается. На самом деле, ничего парадоксального. Тут дело в психологии работника. Зачем лучше работать, если и так всё будет? Крайне опасная тенденция. Потом будем бороться за качество! Да, контроль нужен и чем он жёстче, тем лучше. Но есть некие пределы. Тот управленческий и вспомогательный персонал, что есть сейчас, уже не справляется с предоставлением различных отчётов. А контролирующих инстанций всё больше и больше. Постоянно требуются дополнительные силы, и если у крупных больниц ещё есть какие-то ресурсы, то что делать малым ЦРБ?

- Что вы можете пожелать своим коллегам в Забайкалье и всем жителям региона в столь сложное в здравоохранении время?

- Хочу сказать слова благодарности моим учителям и всем, кто помогал мне на моём пути в Забайкалье. Пожелать всем коллегам стойкости к невзгодам. Несмотря на все трудности, здравоохранение Забайкалья находится на достаточно высоком уровне. Меняются времена, руководители, но мои земляки - стойкий народ. Дай Бог всем здоровья, берегите его и заботьтесь о его сохранении и преумножении!

Андрей Затирко

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter