СЕЙЧАС +13°С

Горячая вода, 999 единороссов и зарплаты бюджетников – в событиях недели

"Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть". Приятного аппетита, люди с пилами!

Ксения Зимина: Кубок поршня

Поделиться

Егор Захаров: О пунктуальности горячей воды

Горячая вода — не воздух, и без неё можно вполне сносно жить. Но недолго. Затем чаша терпения переполняется холодной водой и ледяное умывание по утрам начинает раздражать. Сильно быстрее раздражение приходит, когда в доме двое детей, один из которых начинающий химик, немного художник и собиратель песка, а второй пока в совершенстве овладел искусством пачкания пелёнок. Плюс посуда, полы и начавшийся насморк. Ну, вы понимаете.

Поэтому новости о том, что вода появится 16-го, 17-го и в ближайшее время воспринимаются как личное оскорбление. Понятно, что виноватых в срыве сроков найти сложно — это и безымянные подрядчики, и ветхие сети, доставшиеся ТГК-14 от города, и, наверняка, кризис, на который можно списать всё.

Дмитрий Поляков: 999 друзей Путина

Кто бы сомневался. Представители «Единой России» на минувших в Забайкалье выборах глав и депутатов муниципалитетов края получили 65% мест в органах местной власти, оставив менее 10% остальным партиям и 24% самовыдвиженцам. Победу на выборах одержало прям-таки адское число кандидатов от «ЕдРа» – 999 человек, которые и будут проводить в 28 районах региона линию окопавшейся в Кремле партии.

И ведь не возопишь о фальсификациях и подтасовках при подсчёте голосов – только пять жалоб на проведение выборов из 11 были признаны избиркомом обоснованными. Хотя, возможно, где-то не доглядели, и нарушений было гораздо больше – кто ж его теперь знает, вернее, узнает? А если и всплывут в проруби забайкальских выборов такие нарушения, то что – результаты отменят? Дико сомневаюсь.

Не особо разделишь и мнение секретаря крайкома КПРФ Юрия Гайдука о том, что выборы проходили в неудобные для голосования дни сбора урожая и похода за грибами, что, дескать, очень и очень удобно для правящей партии. В Агинском Бурятском округе, по данным администрации, явка составила 50% и никакая картошка не отвлекала 24 с лишним тысячи человек от голосования. А значит, люди сами голосовали за «ЕдРо».

Мы с вами живём в стране победивших единороссов. Это очевидно. Быть может, именно фатализм и, как следствие, бездействие забайкальцев в этом вопросе и обеспечили победой 999 кандидатов от партии власти? Как сказал один мой знакомый, голосуй – не голосуй, всё равно получишь «Единую Россию». Явка на выборы 13 сентября по краю составила около 24% от числа всех избирателей. Выходит, оставшиеся 76% – сплошь грибники и дачники? Здесь прав оказался, скорее, представитель ЛДПР Юрий Волков, сказавший, что выборы в забайкальских сёлах не интересны ни кандидатам, ни избирателям. В результате имеем то, что имеем – подавляющее большинство единороссов во власти и утопающий в проблемах регион, выпрашивающий деньги у Москвы из-за провальной бюджетной политики.

Андрей Козлов: Забайкальский скандал дошёл до третьего сорта

«Общероссийская общественно-политическая электронная газета The Moscow Post» на неделе опубликовала очередной «разгромный» материал про губернатора Забайкальского края Константина Ильковского. Материалы о том, как Ильковский вот-вот слетит с поста, как он «сгорел на работе», как против него взбунтовались местные единороссы, как он продаёт Родину появляются на этом мутном сайте с умиляющей регулярностью. Уровень проработки тем барахтается на уровне классической истерики. Видно, что цели действительно разобраться с происходящим никто не ставит, но ссылок наваливают столько, что неосведомлённый читатель диву может даться, как это Ильковский до сих пор сидит на восьмом этаже здания на Чайковского, 8 в Чите.

«В Забайкальском крае произошёл настоящий коллапс». «Чиновники «отмахнулись» от проблем бюджетников». «В Забайкалье активно идут аресты счетов не только школ, но и медицинских учреждений». «Похоже, что вскоре забастовка учителей возобновится по всему Забайкалью». «Забайкальский скандал» дошел до Кремля». «Эксперты считают, что обстановка в бюджетной сфере региона просто катастрофическая». «Мало того, что он (Ильковский – А.К.) полностью развалил экономику (в тексте «эконому» - А.К.) Забайкалья, так он еще и российские земли «разбазаривать» начал». «Политологи считают, что после всех этих скандалов Кремль предложит главе Забайкалья добровольно сложить свои полномочия». И так далее.

В лучших традициях псевдожурналистской истерики авторы не утомляются уточнением того, какие именно «эксперты» и «политологи» «считают», ибо настоящие эксперты и политологи как минимум в крайне редких случаях используют такие прилагательные, как «катастрофическая». Вероятнее всего, никаких экспертов и политологов при подготовке материалов не опрашивают, а просто сваливают в кучу всю проблематику, ничтоже сумняшеся мешая дискуссию про передачу земель китайцам, дефицит краевого бюджета и энергетику Якутии.

Сложно сказать, кто стоит за этим потоком низкосортной политизированной писанины, да и вряд ли имеет смысл разбираться. На странице «О газете», можно узнать, что издателем и инвестором газеты является некто Кирилл Новобоков, информации о котором в интернете почти нет. Остальное малоинтересно – счётчики на сайте не дают информации о посещаемости этого федерального ресурса, но быстрый поиск на сайте liveinternet позволяет предположить, то посещаемость эта даже по региональным меркам почти нулевая. И если кто-то использует ресурс для попытки давления на Ильковского или формирования какого-то негативного мнения о его работе, то площадка выбрана крайне неудачно, а исполнители генерируют третьесортную дешёвку. Всё это не просто неумно, но и потенциально отвлекает тех, кто собирает мониторинги СМИ, от настоящих причин происходящего в регионе. Где, конечно, существуют проблемы с дефицитом бюджета, зарплатами бюджетникам и освещением в СМИ переговоров с китайцами.

Артём Стромилов: Собачий воз и ныне там

Судебная коллегия оставила в силе решение суда первой инстанции, согласно которому мэрия Читы, городской комитет по финансам и министерство финансов Забайкальского края должны выплатить маме мальчика, загрызенного бродячими собаками днём 13 марта на улице Балейской, 2 миллиона рублей компенсации. Не хочу рассуждать о сумме компенсации – для родителей она всё равно будет ничтожной, ведь ребёнка уже не вернуть, не хочу думать о том, что чиновники пытались оспорить решение суда первой инстанции, нет, главное ведь не это.

Есть выражение – «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И вот в марте грянул гром, ударная волна от которого захлестнула всё Забайкалье. Болото зашевелилось: собак стали отлавливать, так как режим ЧС, да и отстреливать, так как народ хотел справедливости. И вот гром утих, мужик больше не крестится, а огромный воз с собаками и ныне там, а может и ещё больше он стал за это время. Вот честно, я не был никогда сторонником отстрела собак, но при этом я их по-настоящему боюсь. И что сейчас вижу в своём дворе ? Стаи голодных животных, непредсказуемые, с горящими глазами - повсюду в Чите и в других городах Забайкалья. В суде ответчики ссылались на отсутствие средств на отлов безнадзорных животных в бюджете на 2015 год. И что? А в 2016 году эти деньги появятся, особенно если учесть, что зарплаты бюджетникам в крае платить всё время нечем? Или где-то появился приют для бездомных животных, а стаи псин исчезают с улиц по первому звонку возмущённых граждан? На всё один ответ – нет. И как же не хочется снова грома, но предпосылки, к сожалению, ещё остались.

Екатерина Шайтанова: Бюджетникам снова не дают зарплат

В середине 90-х, когда все вы знаете, что творилось в стране, отец, математик-информатик, ушёл из школы в милицию. Учителями были все - мама, бабушка, дедушка. С любым из них быстро идти по посёлку было невозможно. Гладиолусами в 1 сентября и День учителя квартира заваливалась. При этом было время, когда картошки не было. Оставалась одна "чушечья" - горох, оставленный на корм. Бабушка варила её и обжаривала на пахнущем семечками масле. Не было для меня картошки любимее. Редкие "Сникерсы" резались на кусочки. Ну, вы знаете. Съешь свой и долго смотришь на папин: "Па-а-ап, а ты хочешь?» Папа лежит на полу на животе. Вокруг ворох листочков. Смятых, чистых. Рисует какие-то ребусы. Алгебраические. "Сникерс" не хочет, хочет, чтобы ему дали приготовить урок.

Потом долго, очень долго была милиция, я её сначала не любила, потом ненавидела.

А в позапрошлом году отец вернулся в школу. И снова началось: индивидуальные контрольные под каждого, студия робототехники, бесконечная очередь на репетиторство. Но бюджетникам снова не дают зарплат.

Юлия Скорнякова: Лютые сварщики у новостроек

Жили-были в стране люди, которые придумывают законы. И жили-были человеки, которые строят дома для тех, кто придумывает законы. И не только для них. Как-то раз за чаем-кофе и кой-чем покрепче придумали те, кто придумывает законы, строительные нормы, чтобы жить в новостройках было совсем радостно и легко: обязали строителей в проектах домов рисовать мусоропроводы, так как нечего туда-сюда по этажам скакать и электроэнергию на лифтах жечь. Сели, пряником решение прикусили.

Чита ничем от других городов не отличалась, проекты здесь также с мусоропроводами лепили, потому как обязаны. Только вот как из них мусор выгребать, городские власти за десятки лет не придумали, и по старинке ставили контейнеры на солнышке, у домов.

Чтобы наивные радостные новосёлы мусор в ненужные мусоропроводы не трамбовали и матом не ругались как до запахов помойки, так и после, мусоропроводы строители сразу после сдачи дома и проверки всех соответствий проектам решили наглухо заваривать. Так и живём.

Роман Шадрин: Резня бензопилой

Дорогу от дома да гаража и дорогу от дома до работы я знаю, мягко говоря, неплохо. Один из лучших способов дать отдохнуть голове - это не думать по инерции о работе или планах на будущее, а просто глазеть по сторонам - на покосившиеся старые и белые новые столбы, на густые ещё газоны, на торговцев фруктами и стоящие в вечерней пробке троллейбусы и автомобили, на весело топающих из школы детей и озабоченных, погружённых в себя взрослых, на деловито бегущих куда-то собак, на желтеющие деревья. Деревья.

На этой неделе я недосчитался двух тополей по дороге с работы домой, а через пару дней увидел, что нет ещё двух по дороге из дома в гараж. На их месте истекают посмертной смолой короткие пеньки с идеально ровным спилом. Я могу понять, когда начинают срубать места в довольно раздутом чиновничьем аппарате - не хватает денег. Но когда в городе запросто рубят деревья, я не могу найти ни одной понятной, оправдывающей этот бандитизм причины. Деревья даже денег не просят. И если это сделано для того, чтобы лучше было видно чью-то рекламную конструкцию, то я могу только процитировать одно очень старое, приписываемое индейскому вождю по имени Сидящий Бык изречение: "Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть". Приятного аппетита, люди с пилами.

Андрей Затирко: Монополия на футбол

В эту субботу в Иркутске началась продажа билетов на матч местного футбольного клуба «Байкал» и московского ЦСКА. Это событие историческое не только для столицы Приангарья, но и для всего Байкальского региона. Случаев, когда в Читу, Иркутск или Улан-Удэ приезжали клубы из высшего эшелона отечественного футбола, можно перечесть по пальцам. При этом численность болельщиков, интересующихся этим видом спорта в наших городах, запредельная, о чём свидетельствует посещаемость матчей иркутской «Звезды» и подмосковного «Сатурна-Ren TV» в 2003 году (около 20 тысяч человек) или «Читы» и питерского «Зенита» (около 10 тысяч) в 2006-м. Естественно, на грядущую игру с участником Лиги Чемпионов, руководимым тренером сборной России Леонидом Слуцким, аншлаг также обеспечен, в подтверждение – очередь за билетами, в которую становятся ещё с вечера, укладывая подушки с одеялами в машины, чтобы удобнее было там спать в ожидании открытия касс.

Подобный ажиотаж вполне объясним. Байкальский регион, как в большей степени и весь Дальний Восток, за исключением Владивостока, и вся Сибирь, за исключением Новосибирска, не видит большого спорта. Особенно спорта №1 – большого футбола. Единственное, чем большинство региональных властей могут порадовать своё население – это выступление их местной командой в зоне «Восток» второго дивизиона, потолок – первый дивизион или, как его ныне зовут, ФНЛ. У такого потолка сейчас находится «Байкал», которому свезло и в кубке России, благодаря чему к ним и пожалует ЦСКА. Естественно, за бюджетные деньги команду уровня ФНЛ не прокормить – 250-300 миллионов рублей в год для в большинстве своём дотационных регионов невозможно, а столь щедрых спонсоров здесь не найти. Вот и сидит местный болельщик на голодном пайке, довольствуясь на стадионах баталиями зоны «Восток», а Премьер-лигой - только дома, перед телевизорами.

Вообще, Российская Премьер-лига сегодня – это 16 команд, которые географически удобно укладываются в западную часть страны, до Урала. Российский футбольный союз, как и сами команды, это вполне устраивает. Вопросы логистики здесь первоочередные. Летать даже в Новосибирск – это невесело, не говоря уж о какой-нибудь Чите или Благовещенске. Особенно, если у тебя в календаре через каждые две недели выезды на еврокубки в Германию, Голландию или Португалию. Ну его, этот Иркутск, пусть молодёжь разомнётся. Кстати, большинство сведущих в футболе людей уже прогнозируют визит в Прибайкалье как раз второго состава армейцев. Никаких тебе сборников Акинфеева и Игнашевича, иностранцев Тошича или вчерашнего игрока «Ромы» Думбия. И никто в руководстве РФС или ЦСКА даже на секунду не задумается, что люди ночевали в машинах не ради какого-нибудь Кирилла Панченко, еврокубки важнее.

При этом, если посмотреть на заполняемость центральных матчей нашего футбола в 12-миллионной Москве, то злость берёт. Москвичи не могут и половину трибун занять на играх «Спартака», ЦСКА, «Динамо» или «Локомотива». Десять-пятнадцать тысяч – потолок при вместимости стадионов до 30. Зачастую тоже самое касается и игр сборной. На какую-нибудь Молдавию или Лихтенштейн и 10 тысяч – это много, а для Швеции или Австрии - 15-20. А если бы Россия сыграла в Иркутске с тем же Лихтенштейном? Уверен, за билетами местные болельщики приезжали бы за сутки и забили бы стадион до отказа. А если возить сборную по всей Сибири и по Дальнему Востоку, она бы стала самой посещаемой в Европе. Но увы. В наших регионах нет ни подходящих под все требования стадионов, ни качественных футбольных полей, ни самое главное – желания ни у кого, кроме болельщиков. А разве ради болельщиков придумывали всё это? Вообще-то, да, но, видимо, за Уралом болельщик какой-то не такой.

Мария Воронова: На бекон уповаем

На днях совершенно серьёзно обсуждали недалёкие времена, когда тело без татуировок будет считаться удивительным и странным. Поколение, в котором крепко связаны татуировка и маргинальный образ жизни, наконец, сменится, и как результат. Вообще, скорость изменений в мире, с которой меньшинства превращаются в большинства, кажется космической. К примеру, церковь атеистов — церковь бекона — в основе идеологии которой лежит борьба против дискриминации атеистов (я повторю ещё раз) за три месяца утроила число своих последователей. За пять лет собрала 4 тысячи адептов, за три месяца подняла количество до 12 тысяч.

Потому что допустило проведение для атеистов нерелигиозных свадеб, крещений и похорон. Абсурдно, тупо и очень смешно. Но если отойти чуть подальше, то в этом странном антитеологическом тренде и стремительном планетарном безумстве можно разглядеть неизменное: рождение, смерть и любовь. И это успокаивает.

Дарья Прокопьева: Может любой

Я часто читала и слышала мнение о том, что читинцы – люди угрюмые и недоброжелательные. Но какими бы жители нашего города ни казались на первый взгляд, на деле многие из них гораздо лучше, чем думает большинство.

Если обращать внимание не только на внешность и мимику, то можно обнаружить, что в Чите, да и во всём Забайкалье, живут удивительные люди. Они собирают мебель для одинокой матери, привозят парикмахеров в дома престарелых и инвалидов, организовывают поисковые операции, жертвуют вещи малоимущим и регулярно сочувствуют незнакомцам в комментариях к новостям ИА «Чита.Ру». Нас окружают пускай слишком серьёзные и загруженные, но отзывчивые люди – прохожие, соседи, коллеги. Мы не можем знать наверняка, кто из них бескорыстно совершал добрые дела, но наверняка это не только счастливо-смешливые девушки и юноши.

Волонтёром, добровольцем или просто откликнувшимся на их призывы может оказаться любой. Почему бы не вспомнить об этом, выйдя на улицу, и наугад улыбнуться одному из них? Может быть, тогда читинцы перестанут быть такими уж угрюмыми.

Редакция ИА "Чита.Ру"

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter