kuka
СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

Пушкин на бурятском - в обзоре районных газет

Детский сад превратил мою дочь в ребёнка, говорящего только на русском языке.

Районные газеты к концу февраля вышли отличные. Писали про забвение бурятского языка, золотодобытчиков, выбирающих для своей добычи огороды, переселенцев, которые никуда не хотят переселяться, Год экологии, от которого чище и светлее не станет, и в лучших традициях «районок» рассказали об одном селе, где у главы богатырская почти фамилия.

В «Агинской правде» опубликовали письмо местного жителя о том, что родной бурятский язык стал для его детей как иностранный. «Детский сад превратил мою дочь в ребёнка, говорящего только на русском языке», - делится агинчанин. Раньше все произведения для изучения в школе переводились на бурятский – стихотворения Пушкина и Лермонтова заучивали на родном языке. Общая система образования сегодня исключила народные языки и зря. Я сама училась в Якутии, и у нас были уроки якутского языка, на которых мы рисовали до 9 класса. В итоге восемь лет обучения языку и культуре якутского народа превратились в пару запомнившихся эпизодов эпоса и слов приветствия. В прошлом году забайкальский режиссёр Баяр Барадиев снял короткометражку «800 слов», на которую его натолкнула статья ЮНЕСКО о том, что бурятский язык к 2060 году исчезнет. Глобализация в мире привела к тому, что в некоторых языках конструкции заменяют английскими словами и фразами. Это следствие разнообразия диалектов, неразвитости языковых конструкций или упрощений, ещё это часть последовательного интеграционного процесса, который во многом оправдан, но нельзя просто стирать языки. Есть исследования, согласно которым поведение человека и его образ мыслей меняется в зависимости от языковой среды. В словах заложена не только возможность к коммуникации, но и сохранению культурного кода, ценностей, отношения и поведенческих моделей. Бурятский язык нужен нам здесь, он красив и велик, как и все языки, что родились в разных уголках мира. В своём письме автор предлагает наладить связи с соседней Бурятией и слушать их радио, смотреть программы, переводить фильмы и мультфильмы, книги, и внедрять в школы то, что когда-то исключили.

«Нерчинская звезда» рассказывает о главе Олекана Иване Муромове, который считает, что сегодня в селе приходиться ломать стереотипы, рождённые перестройкой, менять жизнь людей и надеяться на позитивные перемены, которые завязаны на дотациях и субвенциях. Сам Муромов руководит сельской администрацией уже больше 20 лет – люди доверяют. «В разговорах с селянами услышала: «У меня два соседа в этом году не ездили на вахты, работали в хозяйстве», «Двоих семейных закодировали, наконец-то, хоть работать стали, и дети в школу приходят в нормальном виде», - пишет автор статьи Татьяна Гусева о хрупкой надежде на то, что так всё и будет дальше в селе. Почему нет?

В «Советском Забайкалье» какая-то совершенно футуристическая статья о научных разработках неизвестных учёных с рекомендациями, как искать золотоносные месторождения с Сретенском районе. А ещё о том, как уже нашли кремугиты – пемзовидные результаты вспучивания породы матаканской свиты.

В Новопавловке сложилась совершенно прелестная с точки зрения абсурда история переселения людей из ветхого и аварийного жилья. Всем участникам программы предложили квартиры в Чите. Но то, как к такому решению пришли власти, объясняется обыкновенным неумением планировать и расходовать. В посёлке для переселенцев планировали построить сначала благоустроенные дома из бруса, сделали проект, одобрили. Потом межевали землю, решили строить новые дома из других материалов, сумма которых в процессе из 10 тысяч рублей превратилась в 31. На строительство зашла компания. Но тут уже высказали недовольство сами нуждающиеся в новом жилье – предложенные условия в определённых моментах оказались даже хуже тех, в которых они проживают. В итоге «нате вам квартиры в Чите». Но не все готовы переезжать – не из вредности характеров, а потому что старенькие мамы-папы, работа и родная земля, в конце концов. На месте стройки стоят коробы, деньги потрачены, люди ждут. А программу в сентябре 2017-го должны выполнить. Задача для властей ещё та.

В сельском поселении Козловское тоже беда, за их огородами собираются организовать добычу золота – то есть на землях села. И всё бы ничего – экономически это же не плохо. Но вопросы как всегда касаются целесообразности, закона, экологии и просто здравого смысла. Люди категорически против работы артели рядом с селом, глава их поддерживает, но ничего поделать не могут. Система работает так, что единожды высказанное несогласие не означает перманентного «нет». Надо каждый раз топать ножкой и говорить «не хочу, не буду» вместо того, чтобы уже навсегда решить проблему и придумать, как достать золотко и никого не потревожить. Или, может, переселить всех в Читу?

В «Улётовских вестях» продолжение истории с вручением памятных медалей детям войны – акцией, которую когда-то начали коммунисты. Если коротко – то они придумали наградить детей войны (бессистемно и безо всяких привилегий, потому что награда неофициальная) за счёт муниципальных бюджетов. Наградить получилось, конечно, не всех – откуда в сёлах деньги? А пенсионеры, родившиеся до войны и во время, шли за медалями, за льготами, за признанием своего прошлого. КПРФ, пожалуй, поступила хуже, чем парламентское большинство ГД, которое они клянут за непринятие законопроекта о выплатах детям войны, потому что создали фикцию, вручили её торжественно и оставили людей смотреть на дешёвые награды в красных футлярах.

Неожиданная для районной газеты и предельно актуальная статья снова в «Нерчинской звезде» - о Годе экологии, на который в России настроили наполеоновские планы на 20 миллиардов рублей. Пока все говорят о раздельном сборе мусора, в большинстве регионов его не могут даже вывезти – просто некуда. Теперь в каждом субъекте есть территориальные схемы обращения с отходами, и фактически нет санкционированных свалок. Прибавьте к свалкам котельные, реки и получится маленький апокалипсис, который пытаются решить плакатами в школе «Береги лес». Автор статьи во всей системе охраны окружающей среды разглядела неприятный оборот – предприятия загрязняют реки, воздух и платят налоги, которые затем уходят на покупку угля в регионе. И пусть это нелинейная и даже не взаимосвязь, но во всём этом есть что-то жутковатое. Система существует, потому что сама себя воспроизводит – есть мусор, выхлопы, выбросы в атмосферу, за всё это в казну государства и субъектов приходят какие-никакие деньги, которые в силу экономической ситуации не позволяют прийти к чему-то технологически и принципиально новому. И даже не столько из-за экономики, но и из-за отсутствия административного контроля, схем, бумаг, планов. То есть регионы жили и почти сколько-то там много лет не задумывались особо о том, что охрана среды – это не просто норма закона. А то, от чего напрямую зависит качество жизни людей. В нашей стране с этим самым качеством вопрос определённо стоит остро – никто даже не знает, какое оно должно быть. В том же, что касается обращения с отходами, всё уже давно придумано маленькой Японией или Южной Кореей – купить и внедрить технологии также реально, как вложиться и разработать самим.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter