СЕЙЧАС +17°С

Разбитые витрины читинских площадей — в обзоре краевых СМИ

Краевая власть всерьёз намерена сделать прорыв в экономике за счёт сотрудничества с Китаем и другими соседними странами. Но выглядит при этом подобно хозяйке, которая ждёт гостей, не удосужившись помыть полы и постелить свежую скатерть.

Я уже признавался, что ни разу в жизни не был за границей. Всего пару раз мне удалось съездить в Москву, но уже в сознательном возрасте. Ещё в пару детских лагерей на западе страны, ну и, будучи журналистом, в несколько районов Забайкалья. Я не был в Китае или США и не могу сравнить их дороги с читинскими. Но достаточно сравнить хотя бы с московскими.

Для меня было искренним удивлением, когда машина знакомых, которые меня принимали в столице, двигалась по улицам белокаменной с такой лёгкостью и плавностью, словно катилась по намасленному листу фольги. И тут же вспомнил про дороги читинские. И как-то взгрустнул.

Поддался грусти и журналист газеты «Экстра» Владимир Тихомиров, который ещё раз напомнил краевым властям об их желании наладить сотрудничество с Китаем и другими соседними странами, а также об их нежелании посмотреть на истинное лицо городских витрин — площадей. И как, пройдя по этим развалинам, должны реагировать потенциальные партнёры и инвесторы?

Впрочем, возможно, это только так нам кажется со стороны. А вот у отцов города другое настроение. Они заняты успешными отчётами друг перед другом. Сначала отчитался перед депутатами глава администрации краевого центра Олег Кузнецов. Депутаты, в том числе и глава городского округа «Город Чита» Анатолий Михалёв - в восторге. Им понравилось. Очень хвалили сити-менеджера. На днях отчитался Анатолий Михалёв. Снова все в восторге, снова депутаты хвалили. И по телевизору, и по радио, и в газетах. Отличный, по их мнению, отчёт. Просто замечательный.

Наверное, всё было бы прекрасно, если бы после этих отчётов не надо выходить на улицу. Поэтому и отцам города, и депутатам хотелось бы предложить вместо бумажных отчётов следующий тест. Дать Анатолию Михалёву и Олегу Кузнецову по детской коляске (детей изъять в целях безопасности) и предложить пройти с ними по центральной аллее площади Декабристов. Сумеют при этом не опрокинуть коляски и не переломать себе ноги - зачёт. Не сумеют - не взыщите. А потом пусть строем пройдут по той же аллее депутаты. И вот после этого выскажут своё мнение о работе отцов города.

Мне почему-то думается, что такая тестовая форма будет более действенной.

Владимир Тихомиров. «Экстра» №14 от 5 апреля

В одной компьютерной игре про американскую мафию 40-х и 50-х, босс итальянского мафиозного сообщества, принимая в семью нового криминального члена сказал, чтобы никто из его семьи не связывался с наркотиками. «Они приносят хорошие деньги, но это — грязные деньги», — говорил дон Винчи, этот босс. Читу, как и прочие города и целые страны, вирус лёгкой, но грязной наживы стороной не обошёл. «Экстра» на этой неделе узнала у специалиста Управления по контролю за оборотом наркотиков краевого УМВД о том, как наркотики прибывают в регион, как их распространяют и насколько эффективна борьба с этой дрянью.

На гербициды нет денег

— Как на сегодня в Забайкалье в целом обстоит ситуация с незаконным оборотом наркотиков?

— В прошлом году в крае прослеживалась тенденция к снижению числа наркопреступлений. Их общее число составило 1419, в то время как в 2015-м их было выявлено 1840. Такое положение обусловлено несколькими факторами, главный из которых - это принятые меры по ужесточению законодательства. Немаловажную роль здесь сыграл и тот факт, что многие из тех, кто торговал смертью, оказались за решёткой, а на их место еще не пришли новые криминальные субъекты. Еще одной из причин снижения стала активно развивающаяся практика привлечения наркозависимых к административной ответственности. В её рамках правонарушителей по решению суда принуждают проходить лечение в диспансерах, либо платить штрафы за уклонение от него.

В сравнении с другими регионами Сибири наш край имеет достаточно низкие показатели в сфере незаконного оборота наркотических средств наравне с Бурятией. Так, например, всего в Забайкалье в прошлом году было изъято 594 килограмма наркотиков, большую часть из которых составили производные канабисной группы. В центральных регионах России эти цифры составляют более крупные значения.

— Каких результатов удалось достичь в плане борьбы с марихуаной?

— Мы активно работаем в этом направлении, однако некоторые факторы не дают нам достичь более высоких результатов. В первую очередь это связано с недофинансированием федеральной программы по уничтожению дикорастущей конопли химическим путем при помощи гербицидов. Например, в нынешнем году краю было выделено 297 тысяч рублей, тогда как в прошлом году эта сумма равнялась 500 тысячам рублей. В идеале же на данные цели нам требуется ежегодно порядка одного миллиона рублей. Что касается контролируемых отжигов «травы», то здесь дела обстоят гораздо лучше. Подобные мероприятия проводятся практически во всех районах Забайкалья за исключением северных, где данное растение практически не произрастает в силу климатических условий.

Нужно отметить, что методы распространения наркотиков канабисной группы в Забайкалье тоже постепенно переходят на «электронные рельсы». Дилеры в последнее время чаше начинают взаимодействовать друг с другом дистанционно при помощи соцсетей. Тем не менее, осенью прошлого года нам удалось пресечь деятельность группировки, занимающейся изготовлением и фасовкой наркотиков, основой для которых служили производные конопли. Всего было задержано 12 человек в разных населенных пунктах края. В общей сложности у них было изъято 50 килограммов дурманящих сознание средств. Злоумышленники перевозили наркотики по территории региона в маршрутных такси и автобусах.

— В завершении расскажите о том, как прошел процесс по передаче полномочий от упраздненного УФСКН органам УМВД в регионе?

— Основная часть сотрудников из упраздненного в прошлом году наркоконтроля перешла на работу в органы УМВД для исполнения прежних обязанностей. После реформирования число оперативных работников увеличилось — на сегодня штат в полной мере укомплектован, и в данный момент все процессы по передаче полномочий практически полностью завершены. В составе вновь созданной структуры мы довольно быстро стали догонять показатели прошлых лет. Однако говорить об этом со стопроцентной уверенностью, пока не приходится, так как нужно дождаться конца 2017 года, а затем сравнить итоги с предыдущими периодами деятельности.

Максим Макаров. «Экстра» №14 от 5 апреля

Коллектив «Вечорки» побывал у бастующих дальнобойщиков, требующих отмены системы «Платон». Текст о том, как бастующие живут, чего хотят от власти и какую нелёгкую долю несут в связи с активацией этой системы. Ну, и «Вечорка» не была бы «Вечоркой», если бы не колко проехалась по депутатам, посетившим дальнобойщиков.

Лично мне, ярому любителю детективных фильмов, игр и книжных романов, в материале журналистки «Азия-Экспресс» про забайкальского следователя искренне не хватило информации про саму работу следователя. Не хватило понимания того, как приходится видеть место преступления такому человеку и как на происходящее реагировать. Тем не менее, материал раскрывает саму личность человека, посвятившего своей работе много лет.

- Сбор доказательств шёл по крупицам. На тот момент человек уже был привлечён к ответственности, но доказательств предыдущим следователем по объективным причинам было найдено недостаточно. Второе дело тоже было нестандартным, запутанным. Из первых громких дел запомнилось расследование в отношении банды «Пивзаводские» в Борзе. Туда меня, молодого следователя, направили в составе группы коллег.

Будни следователя - мир, где день за днём идёт бой со злом. Бескомпромиссный. Как сама справедливость. Здесь состязание воли, ума, эрудиции, психической стойкости, требующее, как в шахматной игре, острого комбинационного зрения, но по стратегии и тактике жизненных законов.

Любимый фильм Максима Пронина - «Место встречи изменить нельзя». Также, как герой киношедевра, он борется с бандитами и организованными преступными сообществами. В разговоре замечает:

- В современных фильмах о следователях, к сожалению, мало того, что можно было бы использовать в работе. А в сериале «Место встречи...» и мысли, и поступки сотрудников, должностных лиц достойны подражания. Несмотря на то, что сменились эпохи, ситуации повторяются. Конечно, преступники меняются, следуя за техническим прогрессом. Все чаще они берут на вооружение современные технологии. Но и методы расследования, раскрытия преступлений совершенствуются.

Быть следователем можно только по призванию. Сама жизнь делает жёсткий отбор - быть тебе им или не быть. Окончание учебного заведения - только порог на этом пути. Служба сурова, и малейшие промахи дорого обходятся. Наш герой - один из тех, кто не ошибся и выборе профессии. Хотя, признаётся, с детства о милиции не мечтал. Да и среди близких сотрудников правоохранительных органов не было. Родился Максим Геннадьевич в Сретенске. Мама работала главным инженером, папа - механиком, водителем. Есть старший брат. Сегодня семья майора Пронина - жена и маленькая дочка. Супруга училась на юридическом факультете на курс младше, представление о службе в полиции имеет, потому терпеливо переносит тяготы нелёгкой полицейской службы мужа, который порой домой приходит только ночевать.

Во время следствия на него смотрят как на человека, способного во всём разобраться. Здесь очень важно быть объективным и до конца принципиальным. Ведь от особенностей его восприятия, способностей, знаний зависит, насколько объективно будет решение суда. Безусловно, дела разные. Но сказать, какие лёгкие, какие нет, Максим Геннадьевич затрудняется:

- Во всех преступлениях есть потерпевшие. И для них неважно, к какой категории отнесено дело, они пострадали. Для кого-то ущерб - миллион рублей, а для кого-то и тысяча.

Сейчас на производстве майора юстиции Пронина находится объёмное уголовное дело, за членами банды числится более ста эпизодов преступной деятельности. Вообще, отмечает начальник отдела, в первом квартале Следственной частью по расследованию организованной преступной деятельности Следственного Управления УМВД по Забайкальскому краю в суды направлено 25 уголовных дел, из них особо сложных - три. Два уголовных дела в отношении организованной группы, одно - преступного сообщества. На данный момент в производстве следственной части находятся десятки уголовных дел. Это почти сто обвиняемых, которые ждут окончании следствия в СИЗО. И такая нагрузка отмечается в последние три-четыре года.

Мой вопрос о пенсии ставит собеседника в тупик.

- Я об этом не задумывался. Цель поскорей заработать пенсию перед собой не ставил. Честно скажу, не знаю, не интересовался, когда же у меня возникнет право на пенсию. Получаю удовлетворение от работы, несмотря на все сложности. Ведь профессия следователя - это, кроме всего прочего, общение с людьми, помощь пострадавшим и, по возможности, наставление на путь истинный граждан, преступивших закон, но осознавших, что так жить неправильно.

Виктория Сивухина. «Азия-Экспресс» №13 от 6 апреля

На вопрос, в чём секрет долголетия журналисту «Аргументы и Факты. Забайкалье» ответила самая старшая долгожительница Забайкалья, 106-летняя Анна Власова.

«Сейчас, когда бываю в Чите, то не узнаю родной город. Причина не столько в смене имён. Если спросят, где находятся улицы Кастринская и Амурская, не скажу. В моей памяти прежнее название - улица Калинина. Переименование - детали. Существенно другое. Сам облик центральной части города изменился. Появились здания-новоделы, которые закрыли контуры сопок. К части строений прилепили какие-то скворечники - вроде бы гостиница «Забайкалье», а вроде бы и нет. Возникли несуразные башни, нарушив строгую геометрию улиц и площадей. Может, так и надо. Но современная Чита - это город, который я не знаю. Книга - о городе, которого нет, о городе, который живёт в воспоминаниях молодости», — пишет автор новой книги-воспоминания о Чите Валерий Зарубин, о которой рассказало «Читинское обозрение».

Движение мышки. Мерцание монитора. Я путешествую во времени и пространстве. Гуляю по Чите.

Это было недавно - это было давно.

Как родился замысел?

Он родился из ничего. Причина - в моём пристрастии к собирательству. Спичечные этикетки, марки, пакеты с видами городов коллекционирую всё и всегда. Тут ещё интернет подсобил - символы и артефакты в огромном количестве. На фотоколлаж «Улица Горького: четыре сезона» набрёл случайно. Вглядываюсь, окружённый серо-серым петербургским пространством, в изумрудно-зелёный, золотисто пунцовый оазис читинского бульвара, плывущего в голубую бездонную высь - сколько нахлынуло воспоминаний и эмоций.

Разместил снимок в сети. В ответ получил массу откликов, комментариев и оценок. Значит, не только меня торкнуло, задело за живое! Что было дальше? Инстинкт коллекционера принуждал меня искать всё новые и новые снимки - это было азартно и увлекательно.

Подсказка однокашницы

Коллекция фотографий собралась довольно большая. Что делать?

Моя однокашница Ирина Хоботова предложила: «Валера, тебе надо создать группу в сети». Так на платформе «Одноклассников» появилась группа «Чита: по волне моей памяти». Группа обросла людьми, единомышленниками, появились новые идеи и разгорелись споры.

Коллекция - дело увлекательное, но сугубо личное, группа в сети - открывает новые возможности, но не долговечна. А не попробовать ли издать книгу-альбом?

От чего хочу отказаться

Стремлюсь избежать пафосности. Чеканная дробь парадов, красное зарево кумача и разноцветье триколора, гранитное громадьё монументов и постаментов вызывают гражданские чувства. Но об этом расскажут другие манускрипты и фолианты. Наша книга без затей. Она о прохожих на улицах, о стайке малышей, бодро плещущихся в летней луже, о любителях знойного солнца на озере Кенон. Повседневность - прекрасна!

Краевед из меня не вышел. Учился на историческом отделении педагогического института. Но даты и имена, хронология с точностью до дня и месяца - увольте, не моё. Конечно, вести летопись событий, составить фотографическую хронику Читы - дело необходимое. Но пусть этим занимаются музейные работники и архивисты.

В середине 60-х, будучи девятилетним мальчишкой, я оказался в Чите. Ареал моего обитания ограничивался домом, где размещался магазин «Весна», и 49-й школой; а когда в начале 90-х уехал, то более-менее ориентировался в центральной части города. Знатоком истории Читы себя не считаю, а пишу о том, что помню и люблю.

Сейчас, когда бываю в Чите, то не узнаю родной город. Причина не столько в смене имён. Если спросят, где находятся улицы Кастринская и Амурская, не скажу. В моей памяти прежнее название - улица Калинина. Переименование - детали. Существенно другое. Сам облик центральной части города изменился. Появились здания-новоделы, которые закрыли контуры сопок. К части строений прилепили какие-то скворечники - вроде бы гостиница «Забайкалье», а вроде бы и нет. Возникли несуразные башни, нарушив строгую геометрию улиц и площадей. Может, так и надо. Но современная Чита - это город, который я не знаю. Книга - о городе, которого нет, о городе, который живёт в воспоминаниях молодости.

О чём сюжет этой книги?

Основу составляют несколько предположений.

Прошлое - это чужая страна. Чтобы не быть голословным, обращусь к мнению эксперта: «Мы можем вернуться в прошлое ничуть не в большей степени, нежели совершить прыжок в будущее. Запечатлённый в воображаемых реконструкциях, вчерашний день в реальности отделён от нас навсегда» (Лоуэнталь Д. «Прошлое - чужая страна», СПб, изд-во «Владимир Даль», 2004, с. 34). Разве, рассматривая чёрно-белый глянец фотографий, мы оказываемся в прошлом? Оно ушло безвозвратно. Наш опыт создаёт причудливый пазл из разрозненных фрагментов. Наше воображение монтирует из разрозненных кадров сюжет. Мы - зрители. Фильм, который нас захватил и не отпускает, называется «Прошлое». Наша книга - это входной билет в кинозал.

Строительными лесами сюжета оказывается наше воображение. Обратимся к мнению эксперта: «И произведения историка, и произведения романиста, будучи продуктами воображения, не отличаются в этом смысле друг от друга. Разница, однако, в том, что картина, рисуемая историком, претендует на истинность. У романиста только одна цель - построить связную картину, картину, обладающую смыслом» (Коллингвуд Р. Дж. «Идея истории. Автобиография», М., изд-во «Мысль», 1980, с. 234). Иными словами, мы лишены претензии на историческую достоверность. Для нас не является принципиальной локализация во времени и в пространстве. Мы не особо придерживаемся фактов. Фрагменты воспоминаний, эмоции, сопереживания, - вот из чего строится мозаичное полотно сюжета.

Прошлое - это настоящее, не больше и не меньше. Сюжет о настоящем, то есть о нас, какими мы стали сейчас...

Сегодня ностальгия - излюбленный повод оглянуться назад. Поэтому проще простого привести наши рассуждения о хитросплетениях сюжета к общему знаменателю. С позиции эксперта в знаменателе оказывается, что ностальгия - это «самый здоровый вид туризма». Люди «твёрдо убеждены, что старое - значит обязательно хорошее». Многих из них «более привлекает поклонение прошлому, чем попытка отыскать подлинное прошлое» (Лоуэнталь Д„ там же).

...Вот тебе раз! скажете вы. Каркас сюжета оказался непрочным и зыбким. Это и не история, и не ностальгические заметки. Как быть?

Путешествие дилетантов

Читатель, ты оказался в плену неспешного движения по волне памяти. Это путешествие без определённой познавательной цели и без определённого профессионального интереса.

Книга наполнена фотоснимками. Несомненно, любительская чёрно-белая фотография уступает мастеровитому кадру профессионала. Но мы сознательно жертвовали качеством.

В книге высказывания, ремарки и стихи. Но их авторы не профессиональные литераторы. И это сделано сознательно.

Надеюсь, что мы оказались на одной волне, в одной тональности настроения. Настроения чуть грустного или смешливого, и уж точно искреннего.

Насколько это удалось судить тебе, читатель.

Валерий Зарубин, г. С.-Петербург – Горьковское. «Читинское обозрение» №14 от 5 апреля

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter