СЕЙЧАС +22°С

Персидский рейд, или как забайкальские казаки с курдами рубились. Начало

Потребовалось некоторое время для того, чтобы бы найти ответы на простые загадки той статьи и определить тайну, разгадки которой нет и сегодня.

В прошлом году, когда в стране отмечалось 100-летие революции 1917 года, мне, благодаря помощи сотрудников краеведческого музея, госархива и «Пушкинки», впервые удалось основательно познакомиться с материалами из подшивок газет «Забайкальская Новь» и «Забайкальский рабочий» за тот бурный год.

Тогда-то повезло найти и статью, которая с тех пор никогда, никем и нигде не упоминалась. Называлась она «На персидском фронте», автор подписался «хорунжий Н.», опубликовали её в марте 1917 года, в прямом смысле на рубеже двух эпох. Потребовалось ещё некоторое время для того, чтобы найти ответы на простые загадки той статьи и определить тайну, разгадки которой нет и сегодня.

Закрытая тема

В советский период истории Второй Отечественной, как её назвали соотечественники, или Первой мировой войне, как она традиционно и сегодня именуется большинством историков, уделялось крайне мало внимания. Война была заклеймена как империалистическая, представляя интерес лишь в качестве одной из причин революции и гражданской войны.

А о роли казачества в ней тем более старались не вспоминать. Понятно, ведь его значительная часть выступила против большевиков. И если в годы мировой войны на всех её фронтах погибло около 10 тысяч казаков, то в ходе гражданской войны только на Дону красными было физически уничтожено около 800 тысяч казаков и членов их семей. В Забайкалье, где значительная часть казаков пошла за красными, поначалу им, после окончательной (в 1922-1923 годах) победы советской власти, вроде бы ничего не угрожало.

Но затем многих из них всё же уничтожили в годы коллективизации и репрессий 30-х годов.

Вместе с тем, на той войне было и много ярких сражений, и эпизодов, говорящих о таланте российских военачальников, и ещё больше примеров героизма наших воинов.

И если в период Великой Отечественной войны стали вспоминать о ратных подвигах предков, совершённых во время других войн и сражений, даже в ходе русско-японской войны 1904-1905 годов, о событиях Первой мировой и тогда предпочли просто молчать. Особенно не везло Кавказскому фронту, который возглавляли дядя императора Николая II великий князь Николай Николаевич и один из лидеров белого движения генерал Николай Юденич.

Великий князь Николай Николаевич Романов

Великий князь Николай Николаевич Романов

Поделиться

Многое изменилось в постсоветский период, когда правда о той войне всё активнее стала возвращаться в историю нашего Отечества. Всё больше первоисточников вводилось в научный оборот. В нашей стране были переизданы многие воспоминания участников той войны, написанные и изданные ими в эмиграции. После того, как в 2014 году в России широко отметили 100-летие начала Первой мировой, от «табу» на этой теме не осталось и следа. Это дало возможность всерьёз взяться за большие и малые темы, начать разгадывать тайны той войны.

Статья, полная загадок

Натолкнуться на статью «хорунжего Н.» повезло в подшивке «Забайкальской Нови», хранящейся в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова. Статья «На персидском фронте» была достаточно подробным рассказом одного из участников похода, совершённого в мае 1916 года забайкальскими казаками на Кавказском фронте, где Россия вела боевые действия против Турции.

Поделиться

Первая часть была напечатана 2 марта, когда в Чите о событиях, произошедших в этот день в Петрограде, знали единицы. По сути дела, эта публикация была сделана ещё в самодержавной России. IV, V и VI части вышли 8 марта уже после падения монархии. В номерах за 5 (6 марта газета не печаталась) и 7 марта продолжения не было. Так что можно предположить, что II и III части были изданы в номерах 2, 3 или 4 марта. Почему я лишь предполагаю? Потому что данных номеров нет в подшивках ни в Государственном архиве Забайкальского края, ни в краеведческом музее, ни в краевой библиотеке им. А.С. Пушкина. Номер «Забайкальской Нови», вышедший 4 марта, был посвящён (во всяком случае первая и последняя страницы событиям Февральской революции в Петрограде и других местах страны. При этом внутренних страниц мне обнаружить не удалось. Потом была «пауза», возникшая из-за непонимания отношения к войне со стороны Временного правительства. Но, когда стало известно, что война будет продолжена «до победного конца», видимо, и в редакции «Забайкальской Нови» решили продолжить и завершить публикацию этой статьи.

Ещё одна её особенность состоит в том, что в силу, видимо, требований цензуры, большинство имен в ней обозначены лишь отдельными буквами. И пришлось заняться из разгадыванием.

Благодаря эпизоду спасения полкового знамени, в котором автор этого материала рассказал о самом себе, стало ясно, что «хорунжий Н.» - это Лев Филиппович Власьевский. Ту войну он закончил в чине поручика, потом сражался в войсках атамана Григория Семёнова, стал генералом, эмигрировал в Маньчжурию, где и был в 1945 году арестован и в 1946 году вместе с атаманом Семёновым казнён.

Часть других имён помог установить известный исследователь истории Забайкальского казачьего войска Виталий Апрелков. По его мнению, «сотник С-в» - это Владимир Смольянников, «корнет С-в» - Виталий Смирнов, «подъесаул Р-н» - Михаил Рюмкин, «урядник П-н» - Григорий Пинигин, «зауряд-прапорщик Т-н» – Агап Туркин.

Но имена некоторых героев пока установить так и не удалось. Не восстановлена и полная география событий, которая также была скрыта цензурой 1917 года.

Полностью эта статья будет опубликована в очередном томе, посвящённом истории участия забайкальских казаков в Первой мировой войне, который в настоящее время готовится к изданию Виталием Апрелковым и его командой в Чите в «Экспресс-издательстве». Тогда любой желающий сможет продолжить разгадывать загадки этой интереснейшей статьи.

«На персидском фронте»

В редакции «Забайкальской Нови» решили сделать к этому материалу лишь небольшое вступление, так как читатели, у многих из которых родные сражались как раз на Кавказском фронте, были в курсе тех событий. Решили ограничиться одним абзацем: «В мае 1916 года русские войска угрожали, как Багдаду, так и всей багдадской железной дороге с двух сторон: со стороны Армении и со стороны Персии. Корпус кн. Баратова, спеша на помощь ген. Таунсенду, приблизился к Багдаду на расстояние 150 верст. Об одном из эпизодов борьбы в труднейших условиях, терпеливой самоотверженной и героической, рассказывают записки хорунжего Н., впервые появляющиеся в печати. Наши войска освободили от неприятельских банд всю западную Персию и вступили на турецкую территорию».

Сегодня требуется дать дополнительную информацию. Персия (современный Иран) была так слаба, что ещё в 1907 году Россия и Великобритания разделили её на сферы влияния, между которыми находилась буферная зона. Германия же втянув в войну против Антанты Турцию, в 1915 году попыталась втянуть и Персию. Именно в этот период здесь и развернулись ожесточенный бои, в которых русские войска Кавказского фронта, в том числе и забайкальские казаки, выходили, как правило, победителями вплоть до осени 1917 года. Часть боёв развернулась на территории современного Ирака, который в тот период был частью Турции, хоть когда то и он входил в состав Персии.

В тот период русское командование предложило британцам двинуть их корпус на соединение с русскими войсками. В результате мог появиться единый русско-британский фронт, который пресекал бы всякую возможность воздействия германо-турецких войск на восток. В дальнейшем русско-британская группировка могла бы совместно нанести двойной удар по Багдаду. А уже оттуда соединенные русско-британские силы смогли бы перенести боевые действия в основные районы Турции, что могло заставить Турцию выйти из войны. Однако англичане не приняли эти предложения.

Британский 20-тысячный корпус двумя колоннами, одну из которых возглавлял генерал Таунсенд, в сентябре 1915 года начали самостоятельное наступление, целью которого был Багдад. Поначалу им сопутствовал успех, но затем турки, создавшие отдельную армию, которую возглавил немецкий генерал фон дер Гольц, нанесли англичанам несколько поражений, затем загнали в ловушку. Оказавшиеся в осаде войска Таунсенда в декабре 1915 года обратились за помощью к русским. Тогда и был направлен корпус Николая Баратова.

Поделиться

Николай Николаевич Баратов был офицером с прекрасным образованием (включая академию Генерального штаба) и боевым опытом. За участие в русско-японской войне 1904 – 1905 годов он был награжден «Золотым оружием». В помощь корпусу через некоторое время был направлен Урмийский отряд генерала Левандовского, в который и были включены 3-я Забайкальская казачья бригада (2-й Аргунский и 3-й Верхнеудинский полки, 2-я Забайкальская казачья батарея), а также два Терских батальона 4-й Кубанской пластунской бригады.Впервые о событиях того времени было рассказано в книге Николая Смирнова «Слово о забайкальских казаках», изданной в Волгограде в 1994 году. Но при оценке Персидского похода этот автор опирался на воспоминания лишь одного из штабных офицеров Кавказского фронта. Статьи из «Забайкальской Нови» в его распоряжении не было. Поэтому он и сделан неверный, на мой взгляд, вывод: «В ходе наступления 2-й Аргунский полк был выслан против курдов к Орамару. Это была большая ошибка командования, так как надобности в этом не было, а вред причинён большой и в плане выполнения поставленной задачи, и в боеспособности всей бригады».

Возможно он опирался на книгу генерал-майора Евгения Масловского, чья книга «Великая война на Кавказском фронте 1914 – 1917 гг.» впервые была издана в эмиграции в Париже в 1933 году. Тот писал, что все усилия, предпринятые в 1916 году рейдом конницы конного корпуса генерала Баратова, «были затрачены напрасно, так как отряд генерала Таусенда, осажденный у кут-эль-Амары, о выручке которого так настаивали англичане, не дождавшись подходившей помощи, сдался туркам, которые, благодаря этому, оставив против только что потерпевшей полную неудачу английской Месопотамской армии лишь наблюдение, все свободные силы направили против корпуса генерала Баратова».

К истории того, почему русские не успели помочь британцам, а те не дождались помощи, вернёмся чуть ниже, а пока стоит остановиться на подвигах, совершенных забайкальскими казаками, о которых рассказал в 1917 году хорунжий Лев Власьевский. Рубиться им пришлось прежде всего с курдами.

Особые противники

Сегодня это кажется удивительным, но на той войне курды сражались вместе с турками, которых они и тогда недолюбливали, против русских и англичан.

Поделиться

Интересные воспоминания о них оставил кубанский казак Фёдор Елисеев, написавший в эмиграции мемуары «Казаки на Кавказском фронте»: «Стариннейший народ. Все кочевники... Они мусульмане. Стройные рослые мужчины. Полных среди них совершенно нет. Все они, кроме дряхлых стариков, бреют бороды своими примитивными бритвами-ножами, оставляя густые черные усы. Гостеприимные, скромные, послушные и по-мусульмански терпеливые к велениям судьбы… Всякий курд счастлив и обязан иметь какое-либо ружье. Они предпочитают патроны со свинцовой пулей. Такая пуля делает рваные раны, заражает их, и в большинстве случаев смертельный исход неизбежен. Курд-чабан всегда вооружен ружьём и ножом… В общем, курды народ хороший, и мы их даже полюбили. Из них получились бы отличные конные полки, наподобие казачьих. Да таковыми они и были в Турецкой армии - как иррегулярные конные части». Ещё – они прекрасно знали горы, в которых сражались.

С этим то противником и пришлось в Персидском походе иметь дело забайкальцам.

(Продолжение следует)

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter