СЕЙЧАС +8°С

«Когда уходит пациент» — Денис Проценко дал интервью «Чита.Ру»

«Такого проблемного вируса не было, но и раньше пандемии заканчивались гораздо большим количеством летальных исходов».

Это короткое интервью я беру у главного врача городской клинической больницы №40 в Москве (больницы в Коммунарке) Дениса Проценко, который на несколько дней прибыл в Забайкалье, после насыщенной пресс-конференции — новости с неё вы можете прочитать у нас в ленте. А в этой небольшой беседе он рассказал о том, как переживает смерть пациентов, каким видит будущее медицинского сообщества и что станет с зарплатами врачей после пандемии.

Денис Проценко прилетел в Забайкалье для встречи с губернатором Александром Осиповым. Также он посетил главный моностационар региона и назвал врачей героями.

- Вы знакомы с врачами-антиваксерами? Что думаете про них и это явление в целом?

- Лично с такими врачами я не сталкивался. Видел их позицию в социальных сетях. Она вызывает недоумение, потому что вакцинация когда-то спасла человечество. Мы видим последствия на примере кори — что будет, если отказаться от вакцинации.

- Было ли у вас, что кто-то из близких, знакомых или коллег не хотел прививаться категорически?

- Из коллег — нет. Среди близких были люди сомневающиеся, и мы с ними просто общались, объясняли. Я им рассказывал примеры, приводил мотивацию историческую с различными эпидемиями, из которых выходили путём вакцинации. И в итоге у меня нет в близком кругу людей, которые бы не вакцинировались.

- Сталкивались с чувством безысходности, когда долго лечили человека от коронавируса, но он всё равно умер? Опускались у вас руки?

- Чувство безысходности было, но руки не опускались. Когда уходит пациент, ты задаёшь себе ровно один вопрос: «Всё ли я для него сделал?» В той клинике, которой я руковожу, фактически нет недоступных методов лечения коронавируса. У нас есть экстракорпоральная мембранная оксигенация, все самые современные виды респираторной поддержки, средства для блокады цитокинового шторма. Поэтому весь вопрос, который задаёшь, — всё ли ты сделал и, главное, вовремя ли ты сделал. Самокопание в этом заключается, а не в том, что ты опустил руки и понимаешь, что пациента не спасёшь.

- Каким вы представляете медицинское сообщество после пандемии коронавируса? Что поменяется? Как будет работать медицина?

- Сообщество представляю таким же консолидированным (объединённым), каким оно стало во время пандемии. Хирурги оставили скальпель и стали лечить инфекционных больных. Народ наступил на своё профессиональное эго во имя спасения пациентов, и это очень консолидировало команду.

Совершенно чётко пандемия показала, что, с одной стороны, система здравоохранения может реагировать на эти вызовы, с другой - выявила те проблемы и сложности, которые требуют изменений. Собственно говоря, в этом был основной посыл нашего президента Владимира Владимировича Путина, когда мы с ним разговаривали по телефону. И он прекрасно понимает, что система требует перезагрузки.

А перезагружать систему всё-таки должны не функционеры, а доктора с земли, которые понимают эти проблемы, которые их должны решать. Но этого мало, с моей точки зрения, поэтому сейчас наши консилиумы, встречи с трудовыми коллективами и коллегами в различных регионах направлены на простую формулу коммуникации: ребята, вы озвучиваете проблему, но вместе с тем озвучиваете, какие видите типы их решения.

Всё это будет консолидировано, обсуждено и выдвинуто в наружную программу с эффективными предложениями изменения и в системе законодательной, и в системе исполнительной.

- А уровень зарплат не поменяется? Сейчас врачам доплачивают за работу с ковидными больными.

- Поменяется, конечно. Она вернётся к исходному — допандемическому уровню, со всеми теми запланированными изменениями и индексациями, которые как по жизни происходят, так и будут происходить.

- Вы предполагали, что пандемия может набрать такие обороты в России и мире?

- На самом деле, такие масштабные пандемии случаются с определённой периодичностью - от 75 до 100 лет. Вспомните испанку в прошлом веке, пандемию азиатского гриппа - он правильно гонконгский назывался, эпидемию свиного гриппа. Человечество периодически с пандемиями сталкивается.

Другое дело, что такого проблемного вируса не было, но и раньше пандемии заканчивались гораздо большим количеством летальных исходов. Опять же испанка, которая выкосила пол-Европы. Не было ни вакцин, ни системы современной медицины, ни аппаратов ИВЛ, поэтому были совершенно другие исходы.

Денис Проценко родился 18 сентября 1975 года в Ашхабаде. Окончил школу и Туркменский государственный медицинский институт. В 1999 году окончил Московскую медицинскую академию им. И. М. Сеченова по специальности «лечебное дело». В 2000 году там же окончил интернатуру по специальности «анестезиология и реаниматология».

С 2019 года занимает пост главного врача городской клинической больницы №40 в Москве (больницы в Коммунарке). В 2020 году получил награду «Герой труда Российской Федерации».

Главный внештатный специалист по анестезиологии-реаниматологии Министерства здравоохранения РФ, вице-президент Российской ассоциации специалистов по хирургическим инфекциям (РАСХИ), член президиума и ответственный редактор инициативной группы по подготовке клинических рекомендаций по интенсивной терапии тяжёлой внебольничной пневмонии комиссии Федерации анестезиологов и реаниматологов России, член Европейского общества интенсивной терапии (ESICM).

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter