Все новости
Все новости

«Топило страшно». Экс-губернатор Забайкалья Гениатулин рассказал о слабых местах Читинки

Построенная вдоль реки набережная спасает Читу от наводнений, но только частично

Равиль Гениатулин был главой администрации Читинской области с 1996 по 2008 год и губернатором Забайкалья с 2008 по 2013 год

Равиль Гениатулин был главой администрации Читинской области с 1996 по 2008 год и губернатором Забайкалья с 2008 по 2013 год

Поделиться

Губернатор Забайкальского края Александр Осипов 29 июля на заседании комиссии в присутствии вице-премьера Правительства России Виктории Абрамченко сказал, что региону для защиты от паводков надо 6 миллиардов рублей. На эти деньги планируется построить 14 дамб, 17 — отремонтировать капитально, а еще 29 — отремонтировать чуть-чуть (это называется текущий ремонт). О каких именно дамбах говорил глава региона, неизвестно. Мы поговорили с бывшим губернатором края Равилем Гениатулиным, который знает, что надо делать. И в первую очередь, что делать в Чите.

— Будучи мэром в 90-е годы, я несколько раз сталкивался с наводнениями. Поэтому, когда стал губернатором, принял решение защитить Читу, потому что в 90-е топило страшно. Дамб не было. А даже если и были, то чисто песчаные, их размывало мгновенно. Это была большая проблема. Тогда в стране появилась очень скромная программа, она называлась «Инженерная защита городов». Нам удалось получить федеральные деньги, скромные по тем временам — 250 миллионов рублей или чуть побольше, точно не помню. Но это была программа не только по укреплению берега Читы, туда еще входило укрепление реки Аргунь и реки Шилки.

В 1991 году Читу накрыло наводнение, так выглядели Кузнечные ряды с видом на мемориал

В 1991 году Читу накрыло наводнение, так выглядели Кузнечные ряды с видом на мемориал

Поделиться

Больших конкурсных дебатов тогда не было, всё намного проще было. Да и желающих немного. Началось проектирование и работа по этим дамбам, которые сегодня защитили наш город. В принципе, неплохо защитили. Улицу, скажем, Недорезова не затопило, 1-й микрорайон не затопило. А дальше мы не успели сделать, потому что были субъективные причины — закончились программные деньги, начался кризис 2008–2009 годов, эти программы подрезали, и мы не доделали.

Но мы делали капитально. Эти берега у нас в бетоне все. Более того, я тогда настоял на том, чтобы по определенной части сделали парапет. Его не было в проекте. Напротив здания «Мегаполиса Спорт» есть парапет, на который люди опираются руками, локтями, смотрят. В проекте была только определенная плоскость, асфальт, бордюры, и больше ничего. В общем, сделали.

Но есть несколько слабых мест. Скажу какие. Вот почему затопило Лазо под железнодорожным мостом? Потому что тогда с железнодорожниками не удалось согласовать проектную документацию на предмет отсыпки. Причины были, аргументы у них были. Там низко расположены сами мостовые переходы, по ним какие-то крупные машины могли ударить. В то время я дал команду приподнять насколько это можно и продвигаться дальше до 1-го микрорайона. Дошли до моста на Ярославского, а дальше денег уже не было.

Дорога под железнодорожным мостом на Лазо превратилась в озеро вечером <nobr class="_">29 июля</nobr> во время наводнения

Дорога под железнодорожным мостом на Лазо превратилась в озеро вечером 29 июля во время наводнения

Поделиться

Вот мост на Комсомольской. Если подойти к дамбам, то вы увидите, что дамбы выше этого мостика примерно на метр. По проекту следующим этапом была задача поднять этот мост для того, чтобы не было сомнений, пропустит ли он воду, устоит ли. Почему он построен на таком уровне в давнее советское время? Тогда были совсем другие расчеты. За это время (мосту, наверное, лет 50) многое же изменилось. Надо пересматривать нормативы. Например, от меток нынешнего года. Мосты надо поднять на метр минимум.

Мост этот на Комсомольской надо делать немедленно. В институте «Читагражданпроект» есть проект, там предусмотрен переход, даже небольшое расширение улицы около «Мегаполиса» и «Локомотива».

Мост на Комсомольской вечером <nobr class="_">29 июля</nobr> во время наводнения принял удар стихии, но устоял

Мост на Комсомольской вечером 29 июля во время наводнения принял удар стихии, но устоял

Поделиться

Мы строили мост на улице Мостовой. Он такой горбатенький получился. Я в какой-то степени тогда принимал участие. Говорил проектировщикам: «Ну поднимите так, чтобы у нас голова не болела, чтобы, если на Комсомольской что-то случится, обход всегда был». Так и сделали. Мост на Богомягкова тоже высокий. Исходя из того, что природа меняется, глобальное потепление имеет место, воды стало больше, застройка в верховьях Читинки очень серьезная ведется. Зачастую она анархичная. Кто-то себе отсыпал дамбу, никто толком не учитывает старое русло. Это большая проблема.

Был момент, когда надо было сделать мощнейший мониторинг всех слабых мест. Знаю, что проектные работы ведутся, деньги какие-то выделяются. Наверное, немалые по сравнению с тем периодом. Но есть постоянные изменения водотока. Мониторинг в том числе с сегодняшними техническими возможностями — сегодня же можно всё сверху снимать. Самый свежий мониторинг нужен, чтобы вовремя вносить изменения в проекты. Где-то дамбы убрать, где-то ее укрепить.

А серьезные дамбы должны быть построены вообще с регулируемым водостоком. Вот если за стадион «Локомотив» по дамбе идти к горбатому мосту на Богомягкова, то посередине вы увидите металлическое сооружение, где в случае большого количества воды можно вручную поднять задвижку, чтобы обеспечить нужный плановый сток. Вот такие вещи должны быть на больших дамбах. И жалеть денег не надо. Дамбы из шлака и песка размывает.

Вот мы строим школы, детские сады, больницы. Всё это надо строить. Но есть приоритетные объекты, на которые денег надо значительно больше, и строить их надо более высокими темпами. Потому что иначе это наносит в конечном итоге, во-первых, огромные финансовые затраты на ликвидацию, во-вторых, смытый урожай — это экономические проблемы, затопленные карьеры, откуда берут, допустим, гравий. Слава богу, никто не гибнет. Отключения электроэнергии, которые приводят к проблемам у людей и потерям у энергетиков. А какой моральный ущерб людям наносится.

Поэтому, если совокупно всё посчитать, вот приоритетные объекты по защите населенных пунктов от наводнений прежде всего. И от пожаров, конечно. Вот куда надо деньги вкладывать. И надо делать это быстро. Мы же вошли в водный цикл. Было огромное количество пожаров, горели как швед под Полтавой. Всё время — горим и горим. Я ученых собирал, они говорили: «Равиль Фаритович, мы вошли в сухой период». Много деревьев тогда и выгорело, и просто высохло.

А сейчас мы вошли в водный цикл. То есть это будет повторяться. Вот 2018 год, прошло ровно 4 года, посмотрите — почти такое же наводнение. Поэтому нужны приоритеты. Я недавно со специалистами разговаривал, они говорят: «Да, есть проекты, программы». Надо немедленно начинать их реализовывать. И делать по-взрослому. Дамбы нужно делать бетонные. Вот сейчас вода упадет — надо немедленно начинать делать, укладывать бетонные основания, но лучше, конечно, делать это в зимний период.

Вот я говорил про железнодорожный мост. Прошло 15 лет, сейчас технические возможности совсем другие. Я видел в Хабаровске, когда было наводнение 2018 года, там есть съемные защитные сооружения. То есть на период мощного паводка быстро монтируются эти сооружения, которые обеспечивают хоть какую-то защиту участка. Тогда показывали, как их делали вдоль Амура.

Следующее слабое звено у нас как раз на улице Набережной. Там другая проблема, специалисты знают. Потому что там есть ливневый сток, который чуть ниже, чем защита дамбы. Его нельзя было по-другому сделать, но нужно находить какое-то техническое решение, чтобы вода не выходила. Уж не говорю, что нужна целая программа углубления русла. В советское время эта работа проводилась на плановой основе.

А Шубзаводскую легко защитить. Надо доделать дамбу до устья Читинки. Там, где она сливается с Ингодой. Только делать надо серьезную дамбу, настоящую, бетонную.

Вопросов много недоделанных, сейчас властям надо немедленно этим заниматься. Министерство, которое делит деньги, готовит видеоматериал. Это проверено несколько раз. Делается съемка, привозится и показывается. Если сделать качественную съемку и губернатор зайдет с ней к премьеру или вице-премьеру, поверьте, дополнительные деньги для решения проблемы найдут.

Пик паводков 2022 года в Чите и Читинском районе пришелся на 29 июля. Из-за резкого подъема уровня воды в реке Чите затопленными оказались сотни домов и приусадебных участков в ряде сельских поселений района и в самом краевом центре. О том, как топило Верх-Читу, мы публиковали видео. Всё о наводнении можно найти в подборке на нашем сайте.

Район улицы Шубзаводской днем <nobr class="_">29 июля</nobr> пострадал во время наводнения

Район улицы Шубзаводской днем 29 июля пострадал во время наводнения

Поделиться

Слова Равиля Гениатулина о водном цикле подтверждают гидрологи Забайкальского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, которые говорят, что такой цикл длится около 30 лет.

— В этом цикле 15 лет — это фаза маловодная, а вторые 15 лет — многоводная. Многоводный период начался в 2018-м, он продлится примерно до 2030 года. В этом году мы по Читинке не ожидали вот такой паводок, как в 2018 году. Тогда это было ожидаемо. Потому что дожди лили на протяжении нескольких дней, не переставая. В общем-то, получилось через пять лет. Раньше паводки тоже по-разному были — через три, через два, даже через год. То есть периодичность непредсказуема. Цикличность некая есть, но у нее нет точной цифры, условно каждые ровно столько-то лет. Вот идет многоводный период с большими осадками и, соответственно, реки у нас бунтуют.

По интенсивности паводок 2018 и 2022 годов можно запросто сравнить. Общий подъем за паводок в 2018 году составил 333 сантиметра, а в 2022-м — 344, больше на 11 сантиметров. То есть паводки примерно аналогичные. В 1991 году максимальный уровень был 379 сантиметров, а в 2018-м — 405. В этом году — 359 сантиметров.

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter