20idei
СЕЙЧАС +10°С
Все новости
Все новости

«Город изнутри»: Психиатрическая больница на КСК

Условия в Ивановке были несравнимо лучше, чем на «психгорке», но и там материально-техническая база со временем устаревала. Нужна была большая типовая больница, которая бы объединила все психиатрические учреждения Читы в одном месте.

Исторически сложилось так, что психиатрия всегда находилась на задворках медицины. Здания под больницы для душевнобольных выбирались по остаточному принципу, это могли быть бывшие церкви или тюрьмы. Так и в Чите относительно недавно, всего пару десятков лет назад, пациенты с нарушениями психики лечились в районе Острова на Титовской сопке - на так называемой психгорке - в царских казачьих конюшнях, переоборудованных в медучреждение. Сегодня ситуация кардинально поменялась, особенно с тех пор, когда на окраине посёлка КСК появились новенькие корпуса, построенные по европейскому проекту.

Первая типовая

«В больнице «на горе» были просто ужасающие условия содержания пациентов. Работая там молодым врачом, на обходе я боялась им на уши наступить, потому что лежали больные на полу, на двухъярусных кроватях, валетом, условий не было никаких. В 1995 году начались перемены, нам удалось завести больных в Ивановку, где в то время находился недостроенный профилакторий Камвольно-суконного комбината. Предприятие рушилось, сбрасывало с себя социальный быт, поэтому правительство Читинской области и выкупило у КСК это недостроенное помещение. Его достроили и перепроектировали под психиатрическую больницу», - вспоминает главный врач Краевой клинической психиатрической больницы имени Кандинского, главный внештатный психиатр Забайкальского края, доктор медицинских наук, профессор Ольга Ступина.

Условия в Ивановке были несравнимо лучше, чем на «психгорке», но и там материально-техническая база со временем устаревала. Нужна была большая типовая больница, которая бы объединила все психиатрические учреждения Читы в одном месте. Принципиальное решение было принято 1 марта 2007 года на совете главных врачей, и через два года на большом участке земли на КСК развернулась масштабная стройка. Благо пригодился купленный однажды в Москве Ольгой Ступиной проект голландской психиатрической клиники, адаптированный московскими проектировщиками под российскую действительность. В Забайкалье его доработали специалисты «Желдорпроекта», необходимо было соотнести его с существующими в посёлке коммуникациями и особенностями земли, но, так или иначе, это остался проект современной больницы европейского типа.

В мае 2013 года первая очередь новой больницы на КСК с одним административным и пятью лечебными корпусами на 245 коек была сдана. Также ввели в эксплуатацию большие гаражные боксы, установили инсинератор (мусоросжигательную установку) и построили специализированную прачечную с дезинфекционными камерами, где ежемесячно стирается 7-8 тонн постельного белья. В сентябре после длительной уборки в корпусах, проведённой силами медперсонала, в новые здания были перевезены пациенты.

Изначально проект рассчитан на 600 круглосуточных коек, но на сегодняшний день из-за недостаточного финансирования сдана только первая очередь. Поэтому Краевая клиническая психиатрическая больница имени Кандинского включает в себя четыре подразделения, функционирующие как на территории Читы, так и за её пределами, а не под «одной крышей», как предусматривает проект. В состав больницы входит и пресловутая Ивановка, где на данный момент проходят принудительное лечение пациенты, совершившие преступление и признанные судами невменяемыми.

Свобода за закрытыми дверями

Из административного корпуса, в который без проблем удалось уместить и все лечебно-диагностические службы, начиная от рентген-кабинета и заканчивая кабинетами узких специалистов, Ольга Ступина по заасфальтированным дорожкам мимо цветастых клумб ведёт нас к лечебным корпусам, соединённым в одно массивное, хоть и всего лишь трёхэтажное строение. Территория по эту сторону забора выглядит поистине масштабно, невдалеке видны большие площади под вторую очередь строительства, но пока что они пустуют. Главврач сразу предупреждает, что отделений в больнице достаточно много, и чтобы обойти их не хватит и полдня. Поэтому мы договариваемся посетить те, которые имеют свою уникальную специфику в работе, минуя общепсихиатрические отделения.

Но начинается наша импровизированная экскурсия с посещения расположенной на первом этаже кафедры психиатрии. Больница потому и называется клинической, так как здесь есть база для обучения студентов читинской медакадемии и медицинского колледжа. Сейчас тут полным ходом идёт подготовка к новому учебному году. На дверях в кабинет заведующего кафедрой висит табличка с именем профессора Николая Говорина, который с недавних пор стал депутатом Государственной думы РФ. Табличку скоро должны заменить.

Путь по замысловатым коридорам сопровождается бросающимися в глаза удивительными картинами, созданными руками пациентов и развешенными на сияющих от качественной отделки стенах. Наконец, оказываемся у дверей отделения «Клиники первого психотического эпизода». Проще говоря, сюда попадают те пациенты, которые заболели впервые.

«Открытие новых корпусов позволило нам добиться того, что пациенты наши, в отличие от того, что было раньше, теперь разделены по классам, по группам, по состояниям и диагнозам. Например, в отделении первого эпизода больные не сталкиваются с хрониками. Во-первых, это не этично, во-вторых, им не стоит видеть своё возможное будущее, так появляется больше шансов на успешное лечение», - объясняет Ольга Ступина.

Тут стоит добавить, что все отделения в психиатрической больнице, кроме одного, о котором речь пойдёт чуть позже, работают в закрытом режиме. Конечно же, здесь нет решёток, как в колонии, разве что только там, где хранятся медикаменты, входящие в список сильнодействующих психотропных препаратов. Но двери тут закрываются строго, сам по себе больной отделение не покинет.

По словам Ольги Ступиной, пациент не должен ощущать себя узником, ведь на лечение он попадает, подписывая согласие на госпитализацию, как того требует закон. И лишь в некоторых случаях человек может быть помещён в психиатрический стационар не по своей воле, когда он находится в состоянии психоза и даже не осознаёт, что болеет. В этом случае врачи прибегают к помощи судей Черновского района, которые проводят в больнице выездные заседания и в присутствии прокурора и адвоката принимают решение о недобровольной госпитализации. Обычно срок пребывания ограничивается 6 месяцами либо до выхода пациента из психоза, после чего он начинает осознавать своё положение и подписывает согласие на лечение. Примечательно, что судьи дежурят и готовы выехать в больницу в выходные, праздничные дни, так как закон ставит жёсткие рамки по времени принятия решения.

В клинике первого психотического эпизода, как и в других отделениях, практически ни на миг не появляется мысль, что ты находишься в психиатрической больнице. Пациенты содержатся в двухместных палатах, вокруг всё очень чисто и уютно, есть комната отдыха с телевизором, повсюду игрушки и очень опрятные врачи, медсёстры. Правда, каждая палата и санузлы в них оборудованы камерами видеонаблюдения, как того требуют правила. Всё-таки специфика учреждения обязывает следить за каждым шагом больного. Напротив поста медсестёр есть даже палата без дверей, за обитателями которой медперсонал наблюдает не только через монитор, но и чисто визуально. Сюда попадают наиболее беспокойные пациенты, которым необходимо особое внимание.

Заведующий отделением Александр Озорнин рассказывает, что самый распространённый диагноз, с которым люди первый раз попадают к нему, это шизофрения. Такое заболевание носит генетический характер и обычно проявляется в возрасте 25-30 лет.

«В то же время сейчас, по новым научным данным, если приложить максимум усилий, можно человека вернуть в общество, уменьшить социальные потери, он будет жить в семье, работать. Поэтому мы лечим не только медикаментами самого последнего поколения, но и интенсивно используем психо-социальные методики - работу с психологом, психотерапевтом, социальным работником. Пациентов здесь обучают жить самостоятельно: как заплатить за коммунальные платежи, распланировать свой бюджет и так далее. К тому же для нашего отделения важно научить родственников жить с психически больным человек, потому что многих наших подопечных их близкие люди считают какими-то изгоями», - отмечает Александр Озорнин.

«Как на курорте...»

Единственное отделение в больнице, которое не запирается на замок, а пациенты могут спокойно покидать его, скажем, для похода в магазин, называется психотерапевтическим. Здесь наблюдаются люди с пограничными нервнопсихическими или невротическими расстройствами. Так сказать, заложники сложных жизненных ситуаций, страдающие от нарушения сна, депрессий.

Помимо того, что пациенты здесь получают щадящее медикаментозное лечение — антидепрессанты, транквилизаторы в минимальных дозах, и общаются с психотерапевтами, психологами, психиатрами, специалистами по социальной работе, они ещё получают так называемую терапию средой.

«Попадая сюда, пациенты в какой-то мере отдыхают, расслабляются, как на курорте, восстанавливают своё нервно-эмоциональное состояние. С ними проводятся аутотренинги, занятия по арттерапии, лечебной физкультуре. Это своего рода другая психиатрия», - подчёркивает заведующая отделением Нина Озорнина.

К слову, вот эти комфортные палаты кризисной службы с телевизором и холодильником предназначены для людей, которые находятся на грани суицида в силу сложных жизненных обстоятельств. На момент нашего визита помещения пустовали, что не может не радовать. Но так бывает далеко не всегда, уверяют сотрудники больницы.

За несколько часов в сопровождении Ольги Ступиной мы с фотографом также успели побывать в геронтопсихиатрическом отделении, где лечатся только пожилые пациенты. Примечательно, что со старичками и старушками, заработавшими психическими расстройствами в силу своего возраста, исполняющим обязанности заведующего отделением работает 25-летний Никита Щербанёв, недавно окончивший ординатуру. По словам главврача, молодой специалист отлично справляется со своими обязанностями.

Удалось нам пообщаться и с врачом дневного стационара, куда попадают в основном дети, страдающие ранним детским аутизмом, а также вполне взрослые мужчины, которые направляются в больницу для пересмотра диагноза, выставленного военно-врачебной экспертизой. На дневном стационаре лежат и те, кто поступает с ухудшением какого-либо заболевания, но при этом круглосуточное наблюдение не требуется.

Здесь же на этаже можно найти интересную коллекцию поделок из камня и солёного теста, созданную пациентами самых разных отделений больницы. Особенно, говорят, нравится это занятие детям, кроме того, оно ещё и крайне полезно.

Открытием для меня стало то, что с недавних пор на базе больницы в кризисной службе работает и главный медицинский психолог министерства здравоохранения Забайкальского края Ольга Соколова. Служба появилась в психиатрической больнице в июле 2014 года после реструктуризации. Создана она для профилактики суицидальных тенденций, которые год от года растут в регионе.

«Мы работаем со здоровыми людьми, которые переживают кризис в личной жизни. Они обращаются к нам лично либо по телефону доверия. При этом наши специалисты ездят в командировки, помогают МЧС. Например, наши психологи бригадами выезжали на место пожара на Высокогорье, работали с детьми, также работали с беженцами из Украины», - говорит Ольга Соколова.

К сожалению, бывает и так, что психологи не всегда могут справиться с человеческой депрессией, и тогда уже необходимо медикаментозное вмешательство и работа врача-психотерапевта, психиатра. Наверное, поэтому эти, хоть и разные, но всё же похожие специалисты теперь базируются в одном месте.

***

«Люди с психическими расстройствами, попадая в нормальные человеческие условия и чувствуя человеческое к ним отношение, и сами начинают вести себя менее вызывающе агрессивно», - уверяет Ольга Ступина.

С ней невозможно не согласиться. Лично для меня психбольница всегда ассоциировалась с неким первобытным ужасом и какими-нибудь одиночными камерами, где облокотившись на мягкие стены томятся пациенты, а уровень их содержания отдалённо напоминает средневековье.

В краевой клинической психиатрической больнице на КСК ничего подобного нет, здесь всё как раз наоборот. И если когда-нибудь у правительства региона найдутся деньги на вторую очередь строительства, уверен, все легенды и мифы о таких заведениях, пересуды о неподобающем содержании психически больных и всё прочее навсегда уйдёт в прошлое, так как на смену «медицины на задворках» приходит медицина современная — и это очевидно.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter