20idei
СЕЙЧАС +8°С
Все новости
Все новости

Мэрия, «Центральный», Пенсионный фонд... Семь неслучившихся взрывов в Чите

Я зашёл за угол и закурил. Здание пенсионного фонда должно было взорваться через полчаса. Или через сорок минут. Через сколько обычно взрываются коробки из-под Sniсkersa?

Здание краевой администрации на прошлой неделе пытались взорвать дважды. В первый раз там обнаружили пачку из-под сигарет, набитую проводами, во второй – спичечный коробок с надписью: «Ты же понимаешь, что это не фильм со счастливым концом».

Оба раза подозрительные предметы с лёгкостью попадали в здание, где работает губернатор, министры, депутаты и ещё множество важных людей.

В какие ещё здания можно на раз заложить бомбу? С таким вопросом коллектив ИА «Чита.Ру» составил список социальных объектов, согласовал его с милицией, и журналист на полдня превратился в террориста.

В качестве взрывного устройства выступила коробка из-под батончиков Snickers, уложенная в зловещий чёрный пакет.

Входить в здание Пенсионного фонда немного страшно. Пусть даже в руках не полкило гексогена, а пакет с пустой коробкой. В холле многолюдно и душновато. Потолкавшись в очереди и поглазев на информационные бюллетени, я поставил пакет на столик и бочком прошмыгнул к выходу. Зашёл за угол и закурил. Здание пенсионного фонда должно было взорваться через полчаса. Или через сорок минут. Через сколько обычно взрываются коробки из-под Snickersa?

Возможно, что террористы так себя не ведут. В смысле, не курят после того, как оставят адскую машинку. Наверное, они чешут во все лопатки в своё террористское логово. Но я же не настоящий террорист.

Через пять минут в пенсионном ничего не изменилось. Никто не бегал по тесному холлу с телефоном и не орал: «У нас тут бомба! Террорист в чёрной куртке и тяжёлых ботинках!». Всё было тихо. Люди обречённо рассматривали пол. Чёрный пакет никого не заинтересовал. Пришлось сфотографировать его и убираться ни с чем.

Восьмиэтажное здание общежития педуниверситета манило количеством проживающих в нём людей. Впрочем, дёшево сдаваться общага не собиралась. В дверном проёме возникла вахтёрша, которая сложила руки на груди и воинственно спросила: «Документы?»

- Докумэнтов у мэня нэт. Мнэ нужно к студэнту. Умаров его фамылия, - ничуть не смутившись, ответил я.

Страж общежития заявила, что никаких умаровых она не знает, без документов не пропустит и посоветовала звонить товарищу, чтобы он спустился.

Пакет был осторожненько оставлен перед вахтой, я выскользнул на улицу - якобы звонить. На самом же деле – сидел на лавочке, смотрел на студенток, курил, трепался по телефону. Прошло около 10 минут. Вернувшись, я объявил женщине, что оставил у неё бомбу.

- Ты меня не пужай. Ишь, чего выдумал. Бомба. - Невозмутимо произнесла вахтёрша. За всё время, которое пакет торчал у неё буквально под носом, она не поменяла позы. – Я уже звонить собралась. Всё вижу.

Второе общежитие педуниверситета, прозванное старым чкаловским, было не таким бдительным. Тётеньки, несущие вахту в стеклянной будочке, даже не повели ухом при появлении лжетеррориста. Появилась мысль, что в это общежитие можно пронести не только подозрительный пакет, но и артиллерийский снаряд.

В коридорах старого чкаловского пахнет китайской едой, а вдоль стен стоят пакетики с мусором. Один из них оставлен даже на подоконнике. Моё взрывное устройство тут просто потерялось бы.

Делая максимально суровое лицо, я прошёл мимо вахты. Кажется, что с таким же успехом можно было пронести транспарант: «Я пришёл вас взрывать».

Краевая филармония изначально не входила в планы. Однако её афиши напомнили, что начался «Цветущий Багульник». Террорист с пустой коробкой подумал, что на фестивале будет много людей и зашёл внутрь. По пути к автомату, продающему кофе, меня пыталась задержать женщина, сидящая на вахте: «Молодой человек, вы куда?»

«Молчи, неверная, я террорист», - мысленно перебил я её, не сказав ничего вслух.

Увидев, что дальше аппарата я не собираюсь идти, женщина успокоилась. Имеет же уставший злодей право на чашку горячего шоколада? Пока напиток наливался в пластиковый стаканчик, пакет с коробкой переместился на пол и остался там.

С чувством выполненного террористического долга и шоколадом я вышел из филармонии. Стоя на улице, вдали от входа, пил из пластикового стаканчика, смотрел на шагающих людей. Они щурились от солнца и, очевидно, чувствовали себя защищёнными. Покосившись на плакаты, к зданию подошёл милиционер. Под ложечкой нехорошо засосало, и я, заходя вслед за ним, приготовился взять на себя ответственность за подготовку к взрыву. Но милиционер придержал мне дверь, поглазел на закрытую кассу филармонии и поднялся вверх по лестнице.

Женщина, пытавшаяся меня остановить, к этому времени сдала вахту и приготовилась уходить. Теперь уже я останавливал её.

- Вы знаете, я у вас взрывное устройство оставил, - кивнул я на пакет.

- А я заметила. Уже сообщила куда надо. Не уходите далеко, сейчас приедет милиция, - женщина мило улыбнулась и ушла по своим делам.

В отличие от краевой администрации, где взрывные устройства находили дважды за последнюю неделю, мэрия террористов не интересовала. Пока не появился я.

На входе в здание горадминистрации снова стало страшно. Всё-таки серьёзный объект, строгий Анатолий Дмитриевич, милицейская охрана. В какой-то момент захотелось выбрать что-то более безобидное.

Однако и в мэрии человек с пакетом никого не заинтересовал. Я бросил пакет на ряд стульев, почистил специальной машинкой ботинки, спросил, сколько стоит минералка в ларьке при администрации. Вышел, покурил, позвонил главному редактору, поныл, что мне страшно, посчитал до ста и вернулся.

Пакет находился без присмотра около пяти минут. Никакого внимания он к себе не привлёк. К моему счастью, скорее всего.

Урна около Главпочтамта заранее дымила. В зале стоял запах жжёной бумаги. Чего тут какой-то пакетик прятать, тут зарин распылять можно. Охранник почтамта с увлечённым видом читал газету. Пакет, оставленный под одной из колонн, вблизи от касс, он, естественно, не заметил. Люди в очереди смотрели строго в спину переднего соседа.

Мимо пожилого охранника я прошёл, нарочно топая ногами. Но газета оказалась интереснее. На крыльце почтамта я постоял около урны, подумал – не подкинуть ли в неё дров? Поскучал три минуты и вернулся. Муляж адской машинки стоял на месте. Я показал его девушке, которая продаёт на почте сим-карты: «Это бомба. Вы все взорваны». Девушка, наверное, подумала, что я сбежал из известного учреждения в Ивановке. С огромным трудом и с помощью удостоверения удалось доказать обратное.

- А ещё тут часто кражи происходят. – доложила девушка. - Кошельки воруют, сотовые телефоны. Особенно летом-осенью. Недавно на моих глазах у женщины едва из кармана мобильник не вытащили. Я ей сказала, чтобы была осторожнее, а парни, которые украсть хотели, мне потом угрожали.

- А охранник у вас для чего?

- Сами видите, - девушка опустила глаза. Второй – поактивнее, ходит по залу смотрит за порядком.

Охранник полностью углубился в чтение. Казалось, если грянет взрыв, то он встряхнёт газету и продолжит чтение.

Над входом в гимназию №4 – икона Богородицы, напротив двери сидит сотрудница охраны, на стене за её спиной - изображение дракона, справа от него - антитеррористическая памятка.

Делая невозмутимый вид, пытаюсь пробежать мимо женщины в форме, но, остановленный окриком, машу пакетом и отвечаю, что нужно подождать и передать. Охранница предлагает мне посидеть в холле, оставляет вместо себя пожилую гардеробщицу и покидает пост. Вслед за ней я тоже выхожу. Примерно через минуту возвращаюсь, вижу, что обе женщины на месте разговаривают между собой: «Вот этого молодого человека пакет».

Оказывается, что мой муляж они заметили. И сделали это первыми из всех предыдущих потенциальных жертв.

- Я вас проверял. Это как будто бы взрывное устройство.

- Нас не надо проверять. Мы видим, что вы тут, и поэтому ничего не делаем. Если бы не вернулись за пакетом, то я бы сообщила в милицию, - говорит охранница.

- Мы вообще за всеми пакетами смотрим. Вдруг ребятишки чего забыли, - дополняет её гардеробщица.

Родители учеников гимназии №4, когда в следующий раз зайдёте в школу, обязательно пожмите руку девушке в чёрной форме.

Последним должен был взорваться магазин «Центральный». Несмотря на послеобеденное рабочее время, там находится много людей. По злодейскому замыслу пакет с коробкой остался в отделе игрушек, а я по обычаю пошёл к выходу.

Чтобы скоротать пять минут, считал посетителей – мужчина с сумкой, женщина без шапки, бабушка и внучка, парень в очках, девушка в больших очках. Вошло 15 человек, вышло – семь.

Через положенное время возвратился в отдел, махнул удостоверением перед глазами продавца:

- Я у вас оставил пакет с взрывным устройством.

- Что? – девушка лениво подняла прекрасные глаза.

- Бомбу, говорю, у вас в отделе оставил, вон там. Вы заметили?

- Да? Ой, нет!

- А если бы вы нашли бесхозный пакет, то чего бы стали делать?

- В милицию, наверное, звонить. Да? Или чего нужно делать?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter