СЕЙЧАС +18°С

Туманная весна Натальи Ждановой

Губернатор в апреле неожиданно ушла в отпуск, что вызвало новую волну рассуждений о её возможной отставке

Губернатор Забайкальского края Наталья Жданова во второй половине апреля неожиданно даже для своих подчинённых ушла в отпуск, что вызвало новую волну рассуждений о её возможной отставке.

Рассуждения эти сопровождают работу Ждановой на посту главы региона с момента назначения её на должность временно исполняющего обязанности губернатора в начале 2016 года. Причины на поверхности: до сих пор не ясно, по какой причине должности лишился предшественник Ждановой — Константин Ильковский, и никто традиционно не объяснил, почему назначили Жданову. Возможно, отставка Ильковского была неожиданной как для него самого, так и для администрации президента, чиновникам которой срочно пришлось искать замену, и спикер заксобрания от «Единой России» просто подвернулась под руку. О неожиданности развернувшихся событий, в частности, говорит разрыв между сообщением об отставке Ильковского и назначении Ждановой — обычно об отставке предыдущего губернатора сообщается одновременно или даже после сообщения о назначении нового, здесь пришлось ждать сутки.

Перед Ждановой, предположительно, было поставлено несколько задач, большинство из которых она, кажется, выполнила. Явно нужно было навести порядок в бюджетной сфере, дыры в которой после правления Ильковского грозили устойчивости региональной власти. Обеспечить достойные показатели на выборах президента. Купировать возможный разброд и шатания в региональной элите, то есть заняться заброшенной при Ильковском внутренней политикой.

Жданова далека от экономики и финансовой сферы, у неё слабый министр финансов и нет заместителей, которые могли бы курировать этот блок или хотя бы аргументированно что-то советовать, но не без помощи федерального минфина относительный порядок в бюджетной сфере наведён. Результаты на выборах президента в регионе вполне достойные, как бы сильно ни пытались противники Ждановой обозначить чуть более низкую, чем в среднем по стране, явку. С внутренней политикой похуже, но нельзя отрицать, что при Ждановой власть удалось сосредоточить в специально для этого и созданной администрации главы региона. Большой вопрос в том, как руководитель администрации Дмитрий Кочергин властью распоряжается, но очевидно, что она у него в руках, и это касается не только исполнительной, но и законодательной власти, работы с ключевыми партиями и общественными объединениями. При Ильковском и позднем Гениатулине эта работа была пущена на самотёк из-за неудачного кадрового решения 10-летней теперь уже давности, теперь ситуация в руках у губернатора и руководителя его администрации.

При этом Жданова — слабый губернатор, и наверняка весной 2018 года это очевидно почти всем, в том числе, вероятно, её ближнему кругу и ей самой. Возможно, это просто не её уровень или она оказалась и технически, и психологически не готова к такой ответственности. Создаётся впечатление, что при неплохих стартовых заделах Ждановой для эффективного управления не столько даже регионом, сколько подчинёнными не хватило жёсткости, уверенности, настойчивости, открытости, готовности рисковать, умения анализировать свои ошибки, делать из этого выводы и двигаться дальше. Губернатор максимально закрыта не только от внешнего мира, но и от чиновников, которые вынуждены угадывать её настроение и возможные шаги в краткосрочной перспективе. Среднесрочной перспективы и стратегического видения у правительства Ждановой нет и не предвидится, и она далеко не первый губернатор с такой проблемой. У Ждановой завален экономический блок, который требует срочных кадровых решений, кроме того нужно менять первого заместителя и ещё пяток министров, как-то хитро снимать опасную зависимость от Дмитрия Кочергина, усиливать кадровую работу и – всё же - нащупывать реальную перспективу.

Некий политический Рубикон, за которым возможна объяснимая отставка Ждановой, весной 2018 года очевидно связан с инаугурацией Владимира Путина 7 мая. Заявление об очередной смене курса в регионе может прозвучать сразу после неё (хотя может не прозвучать никогда), и тогда у Натальи Ждановой и Кремля появляются вполне осязаемые перспективы, связанные с единым днём голосования в сентябре. Действующий губернатор может перебраться, например, в Совет Федерации, где у неё хорошие связи. Закон определяет два пути для достижения этой цели, и оба для Ждановой открыты. Первый — избраться в заксобрание по списку «Единой России» (кому как ни Ждановой его возглавлять), после чего из состава народных избранников делегировать себя в верхнюю палату федерального парламента на смену Степану Жирякову. Второй ещё проще — войти в список потенциальных сенаторов в команде нового претендента на пост главы региона, которого президент одновременно с отставкой Ждановой назначит временно исполняющим обязанности губернатора, и после победы претендента сменить в Совфеде Баира Жамсуева. Могут быть и другие варианты - например, занять должность в каком-нибудь федеральном ведомстве. При этом легко вывернуть ситуацию так, что к Ждановой не будет серьёзных вопросов – она де выполнила основные задачи, которые ставил президент на переходный период, и с полным пониманием проблем региона отправляется отстаивать его интересы на федеральный уровень.

Большой вопрос в том, кого администрация президента может выбрать преемником Ждановой. Подготовленных для этого людей в регионе нет — краевая власть со времён Гениатулина не занимается взращиванием преемников действующих губернаторов, и это каждый раз очень больно бьёт по системе при смене главы исполнительной власти. Если тыкать пальцем в небо, то можно попасть в Дмитрия Кочергина, в чрезмерно активного депутата от ЛДПР Юрия Волкова, в сенатора Баира Жамсуева или бывшего заместителя губернатора Алексея Кошелева, который в последние годы работает заместителем главы федерального фонда социального страхования. Также Кремль может прислать в регион очередного варяга — как имеющего отношение к региону, так и совершенно чужого для края. Таких людей после отставки федерального правительства будет немало.

Почти при любом развитии событий замена Ждановой ничего региону не даст. Новый губернатор потратит много месяцев на то, чтобы разобраться с происходящим и собрать команду, при этом ни денег, ни кадровых возможностей, ни возможностей для развития экономики или социальной сферы больше не станет. В конечном итоге всё пляшет вокруг объёма федеральных траншей и собственных доходов регионального бюджета, возможностей для серьёзного наращивания которых немного – НДФЛ да налог на прибыль. Вроде бы всё на поверхности, но на деле результат тонет в отсутствии тонких настроек внутри тяжёлой бюрократической машины и – опять же – заваленном экономическом и инвестиционном блоке.

В этой связи рано или поздно, при действующем президенте Владимире Путине или после того, как он уйдёт на покой, кому-то из руководителей Забайкальского края придётся задуматься о системе, в которой смена губернатора происходит не стихийно, а планово, а преемник не строит всё с нуля на отрицании всего того, что было до него, а продолжает начатое предшественниками. Это архисложная задача, которая требует коренной ломки в бюрократическом аппарате регионального правительства и взаимоотношениях краевой власти с Москвой. Но без её решения мы будем десятилетиями наблюдать за парадом слегка растерянных новичков, основной задачей которых является удержание у власти, а основным оценщиком является не население региона, а безымянные кураторы со Старой площади, которые вряд ли отличают Борзю от Чернышевска.

Оптимальным вариантом на текущем этапе кажется решение, при котором Жданова сохраняет должность, но начинает, всё же, перестановки в правительстве и последовательную работу и в регионе, и в Москве над темой своего преемника. Все возможности для этого есть, но не очевидно, что у действующего губернатора хватит на это душевных сил и времени.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter